Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

09.05.2016

последняя правка 15.05.2016

История блога (2010-2016)

В декабре 2016-го написал – вместо этого – новое введение к блогу.

Для читателя, который в моём блоге "потерялся" – даю его карту, точнее, его краткую историю. Да и правда, местами чёрт ногу сломит. С самого начала была трудность языка, стиля. Не мог найти язык – такой, чтобы подходил мне по целям – ясность появилась вот только, в этом году. Последние статьи, в особенности диалоги, кажутся мне удовлетворительными вполне...

Метод диалогов для меня стал большим открытием. По-моему вещи самые глубокие объяснить иным способом невозможно. Удивительно, ведь Сократ открыл метод почти две с половиной тысячи лет назад – последовательного, чёткого, внимательного, честного диалога, – ведущегося не с целью унизить собеседника или запутать, а совместно с ним прийти к истине. Ещё удивительнее, этим методом до сих пор практически не пользуются [*1]: в ходу либо монолог-рассуждение – который слушателем/читателем воспринимается за "одно из мнений", на которое у него, безусловно, есть своё, лучшее мнение. Мнениями всё и заканчивается, к истине приближения нет. – Либо бестолковая полемика – где на одну кучу аргументов соперник набрасывает кучу своих, в аргументы внимательно никто не вникает, да и невозможно (слишком их много). Спор превращается в шоу, победителем оказывается тот, кто сумел произвести на публику впечатление.

Главное, о чём позаботимся – чёткость мысли. Значит: предельная однозначность, минимальная художественная "образность", избегаем ссылок на внешние источники, привлекающие иные контексты – уводящие в сторону (о которых надо говорить отдельно). Никаких "сущностных" заимствований у языка религии – поскольку он особенно коварен – требуется быть верующим, чтоб его понимать, а в наши планы это не входит. Хотя некоторых сторонних сравнений, указаний, цитат избежать не удаётся – да и не надо, не "изолированную систему" же строим, не в вакууме.

Так вот, история. (Дальнейший текст заимствован почти целиком из прошлогодней статьи "О блоге" – которую удалил.)

Начало, 2010-й год. Начал приводить "публично" мысли в порядок – поскольку мысли были, теснились, что-то с этим надо было делать. Первые записи в блоге мне нравятся до сих пор, язык вполне подходящий – содержанию соответствовал. А вот дальше всё пошло вразнос. Чем сложнее темы, тем труднее с языком – на что опереться, было неясно. [*2] Обычный способ наращивания уточнений, с помощью многочисленных оговорок, не годился, – возникал размаз. Да и что хотел сказать, тоже толком не сознавал – блог как раз и помогал мне это обнаруживать.

На время, впрочем, эти вопросы были сдвинуты в сторону: когда появились читатели – появилось естественное желание писать на понятном им языке. Но, как оказалось, не с каждым читателем имеет смысл в общение вступать – или тем более принимать его язык, так спорить можно до одури... Нет, пришлось вернуться к началу, к поискам твёрдой почвы под ногами.

Если задумываешься об языке, пытаешься на нём говорить, неплохо бы перво-наперво оглянуться вокруг себя в поиске людей, так же как ты, его ищущих.

Что выяснилось, идея ничего не стоит без того "народа", который способен её в себе нести – и отстаивать, "жить ею". А это, как оказывается, не те вовсе люди, которые готовы "под идею" сбежаться. Людей не хулю, дело не в людях, – в идее! Не всякая идея готова служить центром "сборки" народа, да и вообще, говоря по правде, "народ" создается иначе, по-другому, не из идеи...

Для сравнения: чтоб решить техническую задачу, достаточно понимания закономерности, "устройства", – а цель приспособления находится за пределами чертежа, она понятна сама собой (какому-то человеку "полезна", "выгодна"). Но вне технического приложения подобный технический подход не годится: решение – мираж, если оно не содержит "внутри себя" человеческой цели, – точнее говоря: не вмещает самого человека с его целями. Ты не объяснишь человеку решения – пока они, человек и решение, не образуют целое.

Решение не может быть изолированной, "умозрительной" идеей, – без своего носителя, – без того "народа", который носит цель внутри себя, внутри своего мышления, – более точно говоря, внутри своего языка, – носит как цель свою, "смысложизненную". Ты должен не просто предложить решение – но ты должен "собрать народ". Я не имею ввиду, что задача теоретическая дополняется задачей организационной, нет. "Собрать" – не в техническом и не в организационном смысле: – не создать, не придумать, не сконструировать, даже не просто привести в одно место. Собрать значит свести во-едино, возродить – помочь народу "себя вспомнить", – "себя истинного". – Прежде всего что: собрать рассеяные крупицы языка – в тот "высокий" язык, в котором смысложизненные цели возможны, – а возможны они внутри определённой "картины мира", она должна быть. Народ не то, что создается на пустом месте, по проекту, как машина. И картина мира не создается на пустом месте – она претерпевает переломы, но вырастает из прежней, – и вместе с народом.

Как народ ныне мы рассыпались, – а картины мира единой (вмещающей и технику, и человека, и его цели) нет. Неважно, первое ли следствие второго, или наоборот, – это два лика одного и того же. Впрочем, тут я забегаю далеко вперёд, уже в конец блога...

А тогда я искал "своего" читателя, – что значит искал язык: – на котором можно говорить, можно быть понятым, можно сказать нечто "имеющее смысл" для самого себя тоже. Раз то, что пишу, привлекает не моего читателя, – значит, делаю вывод, это не мой ещё язык. Заимствованный, очень привычный, чересчур привычный, – и совсем не тот, какой нужен.

2011-й. Итак, понятие "языка" теперь связалось для меня с "людьми", "носителями языка" (способными его понимать). Раз так, я стал высматривать, не идёт ли кто по близкому мне пути? И заметил Кургиняна – с его "Сутью времени", она только-только создавалась. Тогда мне это начинание показалось перспективным... Среди тех, кто откликнулся на призыв Кургиняна, было много людей незашоренных, независимо мыслящих, – да просто мыслящих... Где они теперь?! Членом организации я не стал, конечно, – но общение с местной ячейкой некоторое время поддерживал, даже успел провести там несколько заседаний "философского кружка" ("семинаров"), – и даже привлёк внимание Самого, – он решил схлестнуться со мной в заочном публичном споре. – Но кружок пришлось свернуть, – ушел, что называется, "вовремя" (всё равно бы изгнали, – гораздо более покладистых парней выгнали). Многие меня укоряли, но время показало, был прав. Знаете ли, в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Ну нельзя же в организации Кургиняна всё время перечить Кургиняну, – не такая эта организация. ;) И нелепо следовать постановкам вопросов, которые считаешь принципиально неверными. Ну раз, ну два, – чтоб разоблачить их, "высветить абсурд", – ладно, попробовать можно. Но и хватит! Наконец это становится пустейшей тратой времени.

Зачем вспоминаю здесь о минувшем... Чтоб упредить недоумения. Кургинян и "Суть времени" занимают в моём блоге некоторое место, образуют в нём "этап". – Читатель вправе спросить, как я теперь на всё это смотрю. [*3]

Возвращаюсь назад – к своему поиску "языка" – который бы годился – для блога, для мысли, для общения, для самосборки – и, в итоге, для сборки народа. А как же, пишу-то зачем? Время провожу? Сборка народа – это конечная задача, она чётко высветилась. Споры с "Сутью времени" – и вокруг неё – подтвердили, – да, язык это точка сборки. Ведь среди того, что наговорил Кургинян в своих передачах, "проскальзывало" много верного – что и привлекало людей (что теперь говорит, не знаю, – ведь он же продолжает их вести, – давно не смотрю). Содержательную часть передач опускаю, об этом достаточно в блоге. Здесь хочу сказать о другом: о целом языка. Язык Кургиняна подходит, чтоб произвести впечатление (на кого-то, – другим он столь же претит), "заразить", – но не для последовательного мышления, за ним отсутствует целое картины мира [*4]. Сравните: художественное произведение, – стихи, картина, – в нем нельзя жить, и нет такой задачи. Художественному произведению позволяется быть абсурдным.

Да ведь это не упрёк Кургиняну! Таков вообще наш современный язык [*5], – рваный, эклектичный , "местного применения", в целом – абсурдный, – если только абсурд можно назвать "целым". :) Что сделал Кургинян, – мастерски подчеркнул этот абсурд. Своим отрицанием постмодерна – погрузил своих слушателей в постмодерн, что называется, по уши. И как бы доказал им – тем самым: выхода из абсурда нет, круг замкнулся, рыпаться даже не пытайтесь! Надо ли говорить, сколько разочарования он в души поселил!

...Я поймал себя на мысли, что мне нечем им возразить, – на ИХ языке мне возразить нечем. – Помню одно из заседаний "кружка". Слова многозначны, жонглируя их значениями можно "доказать" и опровергнуть что угодно! Просто-напросто ты ничто сказать не способен, донести до слушателя, – если слушатель при этом подставляет вместо твоих значений слов свои. – А как договориться до общих!? Ведь для этого снова-таки надо говорить – и иметь (с обеих сторон) желание договориться! Но твой слушатель совсем не пытается дознаться до смысла слов, вместо того он смакует фразы, их звучание, – он думает, что нужно высказываться эффектно, – напускать туману даже желательно, – ведь это усиливает эффект! – На всякое "мнение" есть "мнение" иное, – мнения множатся, кипят, сталкиваются, – вокруг них некоторое время можно топтаться, – но в итоге-то что?! Истина кому-то нужна?

Аналогичный вывод – из переписки с читателями: понимание, если случается, почти всегда ограничено весьма конкретными пределами – находящимися внутри зоны "очевидной" видимости: – "дважды два четыре". "Перспектива" вопрошания, глубина вдумывания, – очень короткая. Нить мысли где-то быстро обрывается, обрывок болтается, он явно виден, – но дискомфорта от того никто не ощущает!

Я бы сказал жёстче: "понимание" всё более становится для масс феноменом чуждым, потусторонним! Нет даже такого стремления – "понимать"! Оно вытесняется на периферию чисто профессиональных приложений... Сравните, чтобы сделать машину, надо понимать как она устроена, так ведь? А чтоб пользоваться ею – знать устройство не обязательно. Первые машины использовались как раз теми, кто устройство понимал: – аэропланы сами конструировали и своими руками строили. А с устройством автомобиля ещё в недавнее советское время был детально знаком всякий автолюбитель, сам же автомобиль и чинил. Кстати, характерная смена именования: "автолюбителя" на "автовладельца". Мы не стремимся понять, как устроен сотовый телефон, что там внутри происходит, какие-то радиоволны, – мы просто набираем на нём номер... Есть профессионалы, которые обязаны понимать устройство, этого достаточно. Ну ладно телефон, – но точно так же мы относимся к себе, к обществу, своему месту в нём, к "конечным смыслам", которые нами руководят! Как у Декарта, вспомним: – понимаю, задаюсь вопросами, сознаю через них себя – сознающего, – значит существую. Получается, по Декарту современный человек и не существует вовсе.

"Понимание" – презренный анахронизм! Что несомненно есть: мнение, отношение, чувство, эмоция, выкрик, хлопок, пинок под зад, – ладно, пусть есть ещё техническая схема, и бывает ещё "эффективная деятельность" (обычно коммерческая) – следующая шаблону, ведущему к некому полезному результату, к "успеху". И всё! Сам же человек при том болтается где-то внутри бутыли, наполненной до края жижей абсурда!

...Одно время я пробовал отталкиваться в каких-то моментах от языка, берущего начало в древней религиозной традиции, – от христианского богословия: – от той самой традиции, к которой мы все, – христиане, атеисты и язычники, – явно или нет, сознаём или нет, хотим мы этого или нет, – принадлежим. – Уже с начала блога, в 2010-ом году, – "был такой грех". Представлялось логичным: почему бы не взяться выбрать из богословия готовые "подходящие" элементы, уже испытанные временем элементы, – не возродить их в ином контексте!? Чего изобретать! Ведь этот язык ориентирован на "высокие смыслы", те самые "предельные", – они составляют его каркас. А я хочу вроде того же, вернуть такие, потерянные, смыслы, – и не как формальные конструкции, не как фантомы (в таком качестве нашем языке они присутствуют), а спаять их с языком накрепко в живое целое. Естественно, по пути я делал попытки религию несколько поднять в глазах того читателя, для которого она сводится всецело к "суевериям", "предрассудкам", "язвам старого мира", – и кого-то это, естественно, "бесило".

Однако чем далее, тем более, я понимал зыбкость такого замысла... По названному пути далеко не продвинешься. Да всё то же: многозначность слов. В богословии, правда, значение слов является куда более определенным, чем в "обычном языке", но ведь, чтоб оно было таковым, надо зафиксировать очень чётко "граничные условия"! А именно, как минимум: одну религию, конфессию – "в рамках" которой понятия используются. Более того, для этого надо и самому, видимо, придерживаться этой религии и конфессии, – причем не "как бы" и не "если бы"! Чем глубже берешь смыслы слов – тем настоятельнее это требование. Чтобы быть вправе использовать язык религии, надо и на самом деле "верить" – в её истину, – принимать её хотя бы в основном! Причем "основное" – это совсем не то, что всякий "ценящий" религию склонен по-своему и высокомерно ей приписывать, но что считает основным она сама, – её основные догматы, так называемый "символ веры" (для христианства, в частности, безоговорочное признание воскресения Христа). Ведь признание условности неких понятий подразумевает наличие у тебя полноценной альтернативной системы "всамделешних" понятий. А они-то у тебя есть?

Понятия обретают силу в связке с другими понятиями, – в полном "простроенном" пространстве специального языка. В богословии, – точно так же, как во всякой предметной области науки (скажем, физики элементарных частиц), – ты должен относиться к "конструкции" в целом всерьёз, её изнутри чувствовать. Ты можешь находить в ней изъяны (так в науке рождаются открытия, а в богословии – ереси), но в целом – это почва, которой ты обязан "принадлежать". А если нет – тебе придется рано или поздно создавать иное полноценное пространство языка, – паразитировать на том долго не получится... Когда-то твои понятия непременно вывалятся из распоротого брюха "теории".

Я знаю, в реале бывает не так: "культура" заимствует сплошь и рядом именно отдельные слова, выдирая их из свойственного им контекста, насильно помещая их в контексты иные, – тем самым наделяя их иными смыслами. И из богословия тоже. Например, словом "бог" пользовался и Спиноза, и Эйнштейн, и даже Макс Планк. Но это же совсем не тот бог, которому кладут поклоны в церви! Этот бог не является личным, раз. Ну и достаточно... Это понятно. Но что произошло: одно богословие было отвергнуто, – другого взамен не создано, и вообще взамен ничего не создано, – но изъятое из богословия слово "бог" при том как-то странно осталось, неприкаянно... Бог Эйнштейна годится только для учёных, да и среди них только для немногих крайних фанатиков науки – кому, собственно, некогда думать о таких "пустяках", как предельные человеческие вопросы, – слишком увлечены наукой, это их "спасает". Что им до цели жизни – когда вот же, есть наука со своими целями! Всего-то надо – в неё погрузиться! Они тихо и фанатично строят ту самую эклектичную картину мира, в которой все мы бултыхаемся!

Язык нам нужен по возможности однозначный, – что значит язык понятийный... Раз язык богословия в таком качестве нас не устраивает, – остаётся философия, – в Новое время она и возникла (заново) как альтернатива. Конечно, она вещь гораздо менее цельная, изменчивая, постройка непрочная, всё время в строительных лесах, но тоже нацеленная на всеохватность, целостность, – и тоже на "высокое".

2012-й год. От эпизодических статей "в оправдание философии", от попыток скрестить её с жизнью, отвоевать ей вновь пространство в нашем мышлении, перехожу к... К чему же я прихожу, а? – К тому выводу, что работа мне предстоит устрашающая, громадная. Не факт, что успею с ней справиться. У понятий философии, у каждого – своя история. Постройка без корней, вне истории, "на пустом месте", с приписанным словам "вручную" смыслом (о, сколько таких построек я видел!) не выдержит слабейшего ветра! И способна была бы сплотить вокруг себя лишь секту – в которой унылая роль родоначальника сводится к охране... не столько даже смыслов (они-то как раз выветриваются быстрее всего!), сколько именно слов – просто звуков! А пуще всего – он обязан охранять свой авторитет, – ведь за него только смыслы и слова и способны как-то удерживаться (корней-то нет). Ну нет же!

Философская программа уже вполне "в моей голове" оформилась. Но тяжек же путь – и длинен! Хайдеггер вот так и не успел написать свою "деструкцию" истории философии... Но, постой-ка, – ведь он же указал и на ограниченность философии в качестве понятийного языка, – пришёл к необходимости выйти за его пределы, вбурился в пласты старонемецкого языка...

На самом деле, допустим, – я выковал, точнее – "вырастил" свой однозначный язык, с хорошей корневой системой, с прорастающими в нём исторически философскими понятиями... Отлично! Для кого? Для узкого кружка высоколобых философов, умников, оторванных от жизни книжных червей? – Не знающих жизнь, боящихся её, – находящих в книгах своё убежище? Такова ли моя цель?

Конечно же, язык обязан быть понимаемым, значит – предельно однозначным, строгим, – понятийным. – В центре всякой мыслимой "организации", как связующее, – он обязан быть. Но тут вопрос об языке переходит в вопрос о форме организации. Они связаны, и для меня тут шанс – поломать рамки "строгости", вывести язык на вольный воздух – к народу. Мне думается, теперь я знаю, как это сделать. – Однако, снова возвращаюсь к своему вопросу: для чего?! – Надо сразу иметь в виду весь "проект". Прежде всего надо проект определить, – дать ему имя.

2013-й год. "Проект" в 2013-ом году, наконец, родился. Назвал я его – "Советский народ".

2014-й год. Пауза в блоге, почти ничего не писал. Слишком много в этом году для меня сошлось, – заниматься блогом было решительно некогда. Множество дел принудили обратить на себя внимание. Однако нет худа без добра, пауза оказалась полезной, – собрался с мыслями. – Понял, что к "Советскому народу" приступил не с того края, – что поспешил, соблазнился готовыми решениями (вот, скажем, с созданием групп в соцсетях можно было повременить). Ушлые люди учат: если цель твоя выходит за рамки привычного – надо и поступать иначе, чем все... Ушлые люди правы.

2015-й. Год оказался ещё более жёстким, чем предыдущий. Почти ничего не писал.

Как читатель видит, путь мой не был прямым. Ошибок я не избежал. Но согласись, читатель, ведь и задача, за которую я взялся, непроста.


"Введения к блогу" за прошлые годы: 2012, 2013, 2010.

[*1]
Вот разве что в точных науках, – обсуждения на научных семинарах... Отсюда по-видимому надо заключить: условием продуктивного диалога является точность понятий, хотя бы как возможность. А для того придётся либо ограничиться пределами узкой специальной области – либо заниматься вопросами "предельными" (как было у Сократа). Диалог возможен относительно не всякого предмета... Оказывается!

Специфика "предельных" вопросов – ни один не вправе считать себя в них более компетентным, чем другие. С каждым можно вступить в диалог, Сократ беседовал на базарах. Доступ к "информации" у всех равный – поскольку информация эта не из экспериментов, не из статей или книг. Специалист – каждый, – при условии, разумеется, что размышляет последовательно и честно. Что удивительно, такая возможность существует!

[*2]
Нет же, прежние темы не были проще нынешних, ничуть. Скорее уж наоборот, это теперь упрощаю вопросы до самых примитивных, "проще некуда" – от каких не отвертеться. Сложность оказалась в том, чтобы такую постановку вопросов найти. Прежде я рассчитывал на более подготовленного читателя – таковой не нашёлся. Что же мне было, пенять на читателя? Тогда я занялся поиском "нужных слов".
[*3]
Начал потихоньку удалять из блога статьи в поддержку "Сути времени", по мере того как попадаются мне на глаза, их немного. В 2011-м – начале 2012-го я возлагал на эту организацию определённые надежды. К настоящему времени, увы, надежды эти вовсе рассеялись, – не хотелось бы, чтобы блог продолжал служить её продвижению, ни к чему это. Да и вводить в заблуждение читателя, случайно ко мне приземлившегося, скажем, из поисковой системы, относительно собственной позиции тоже незачем, так ведь?
[*4]
Это вне спора. В блоге об этом достаточно, а тут в кратком введении обосновывать считаю излишним. Считайте, таково моё "мнение".
[*5]
Современный наш язык несёт в себе множество обрывков минувших эпох – слов, существующих номинально, "по инерции", – по той только причине, что о смыслах не задумываются, со смыслами давно рассыпавшимися. Но используются-то они наряду с "настоящими" словами!
список
обновления