Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

28.05.2015

последняя правка 28.05.2015

Рассуждение о природе "естественного света разума".
"Невидимый мир" - без мистики

Чем "народ" отличается от "класса", прежде всего? – Не по происхождению (эта разница даётся марксовым определением класса) – а по внутренней микроструктуре, так что-ли... Дополнительно что-то сцепляет "частицы народа" в целое?

Пожалуй да, – язык, "общий язык" народа, выработанный народом, выросший вместе с ним, – причём язык, наполненный "смысложизненным", причём значимо оно для всего народа (потому он и народ). – Этим язык "традиционных", прежних народов отличается, кстати, от современных языков европейских наций [*1], – языков насквозь утилитарных, смыслы в них вкраплены, отрывочны, распределены по нишам. Даже искусство ("язык искусства") для них, оторванное от подложки, – не более чем "индустрия развлечений".

Класс не "вырастает" подобно народу – он создаётся (и разрушается) "способом производства", класс не имеет своей истории. Класс сцепляется воедино общим материальным интересом, а также неким общим нравственным чувством (пролетариат – "коллективизмом"). Можно было бы, впрочем, считать "общим языком" класса его идеологию... Слово идеология встречается в двух значениях:

  • как умонастроение класса, вернее умственная ограниченность класса, зашоренность, самообман, – подлежащая преодолению (использовалось в этом значении Марксом), – до "языка" не дотягивает;
  • и в более полноценном (ленинском) смысле, – как нечто привнесённое в класс идеологами класса (Маркс, Ленин), – которые, кстати, не обязаны прилагать идеологию к себе, – даже не обязаны быть частицами класса. – Вроде "вынесенного мозга". Такая идеология – теоретическая схема (отпочкованная от науки), – не плод свободного народного творчества, не вырастает вместе с классом, – она лишь может быть ему "понятной", близкой, – либо нет.

Нравственность класса, коллективизм, – это, без спора, из той же сферы "смысложизненного". Однако в отрыве от по-настоящему "общего сознания" эти качества подвержены коррозии, как мы имели возможность убедиться, – индивидуальный, материалистически мыслящий разум их запросто разрушает. Никакая идеология (требующая специального изучения, занятий, – то есть остающаяся в значительной степени внешней) не поможет их удержать – и уж тем более, если и сама идеология – материалистическая.

Но создаётся ли "общее мышление" полноценным, органическим языком народа – вырастающим с народом? Разумеется, имею в виду тут традиционный народ – для которого основным связующим была религия... В применении к нему, казалось бы, и термин мышление неловко применять... Какое там "мышление", без науки, суеверия почти одни?! Тем не менее, мышление было, примем, – но вот насколько оно единое? Можно ли обнаружить там какие-то зачатки "объединённого сознания", "единого социального субъекта"? Настолько ли сильна роль языка?

В марксизме язык (как таковой) обслуживает потребности второй сигнальной системы. А научный язык также служит научной коммуникации, научному познанию... – Но познание как процесс объясняется в марксизме человеческой деятельностью, "отражением", – какой-то особой роли языка в этом не выделяется. Впрочем, как раз характер применения языка в науке может пролить свет на вопрос...

Присмотримся к языку науки. Ясно, что "общий язык" для народа она обеспечивает куда в меньшей степени, чем религия. Во-первых, главные её истины предназначены лишь немногим. Во-вторых, эти немногие между собой разделены по предметным областям, и между областями сами очень плохо друг друга понимают. В третьих, главное, язык науки связывает только причины и следствия, исключены человеческие цели и смыслы (они остаются за пределами науки и носят прагматический характер – обеспечивают ей финансирование). Даже гуманитарные науки – для "нефизических" смыслов опора слабая, науке надлежит быть объективной, мечтам и стремлениям посторонней. [*2] Но отставим все эти упрёки в сторону, теперь не об этом.

Язык современной науки немыслим без математики. Математика, собственно, есть язык науки, неотъемлемый пласт языка. Присмотримся, как это работает. Я уже приводил недавно этот пример, повторю буквально. Электрон движется по орбите атома, допустим атома водорода. Движение это хорошо изучено, дифференциальные уравнения известны, можем "загнать" их в компьютер (содержащий, кстати, биллионы электронов) и рассчитать все необходимые детали, следствия, – такие например как взаимодействие со световым (электромагнитным) излучением. Действует ли электрон при этом подобно нам: то есть решая уравнения своего движения – и как-то соразмеряясь с ними, стремясь им соответствовать (как мы – юридическим законам)? По-видимому нет. Раз так, то наши с ним "методы" существенно различны. Почему математика столь хорошо приложима к природе, почему природа подчиняется дифуравнениям? "Теория отражения" этого ни в коей мере не объясняет: повторяю, электрон не является математиком! Наше материальное сродство с электроном взаимопонимания между им и нами, людьми, не добавляет!

Мы привыкли считать декартов "естественный свет разума" метафорой, и не особенно об этом задумывались. А теперь представим, что за этим "светом" и впрямь что-то есть: вопрос не столько о разуме – сколько о его способности познавать... Декарт, разумеется, в первую очередь имел в виду "свет" тот, которым снабжает нас математика. И не столь важно, что экспериментальному методу ныне мы придаём значение куда большее, чем Декарт: свет материальный (электромагнитный) и свет разума друг друга отлично дополняют. Всё равно, математика есть, и математика есть загадка...

Поль Дирак, один из создателей квантовой теории: «Природе присуща та фундаментальная особенность, что самые основные физические законы описываются математической теорией, аппарат которой обладает необыкновенной силой и красотой. Мы должны просто принять это как данное. Ситуацию, вероятно, можно было бы описать, сказав, что Бог является математиком очень высокого ранга, и что он при построении Вселенной использовал математику высшего уровня.»

Давайте отодвинем в сторону слово "бог", вольно употреблённое Дираком, – постараемся избежать лишних обобщений, – и продолжим. Если есть "свет разума", – посредством которого мы "умозрим", – сам-то этот свет, вероятно, мы видеть не в состоянии, нечем... Сам он остаётся невидимым – ни для зрения, ни для умо-зрения... Сам свет разума из нашей картины мира (создаваемой с его помощью) выпадает! Как же так, мы к тому не привыкли! Если "есть" – значит можно изобразить на бумаге, умо-зрить в виде карт, схем, уравнений. А тут – просто какой-то "невидимый мир" – только без чертей и ангелов... Математика даёт нам прикоснуться к апофатической бездне, общаться с ней, – и в том ошеломляющая притягательная сила математики! А с бездной-то и можно лишь общаться (- решая уравнения, – а видеть её нельзя) – как и с богом христиан. Работа математика, физика-теоретика – подобна молитве для верующего [*3].

Язык математики обслуживает не только, и не столько коммуникацию, сколько мышление, – и даже коллективное мышление – для тех, кто знает в математике толк...

Ясно, что эта загадка неавтономна – и близка к загадке языка как такового... Язык нельзя "рассматривать" как нечто всецело нам принадлежащее, нами изобретённое. Мы не можем "брать" его в рамках чисто естественно-научного анализа – поскольку он как раз даёт нам этот анализ производить. [*4]

Тут не платоновы "идеи", – не то, что можно назвать или "умозрить", – именно апофатическая бездна. Не язык даже, а что за языком, позади языка, порождающее язык, – язык же выступает скорее как средство "общения" с "этим".

Да и что мы думали, на самом деле, – из полей и атомов впрямь создать мыслящего субъекта? Из индивидуумов – объединив их общим материальным интересом, – "коллективного субъекта"? Вот объект, это пожалуйста, создадим, – да вот хоть напылением, в 3D-принтере, атом за атомом. А субъект без освещённости "светом разума" – вряд ли! За пределы мира объектов (зримых или мыслимых) придётся выйти.

Что нас ограничивает "видимым" – оно же даёт знать о "невидимом".

Как повторял Хайдеггер, – "Где опасность, там и спасение".

[*1]
Да, "народами" в используемом здесь значении слова европейские нации теперь не являются. Стало уже общим местом сравнение современной Европы с музеем.
[*2]
Тем не менее, изъять из языка народа "язык науки" – значит по сути вырезать мозг. Если на твоём языке не издаются научные журналы – значит язык близок к смерти, народ тоже.
[*3]
Покуда, разумеется, она не превращается тупо в "работу" – в заработок, – правда, чаще всего так и бывает...
[*4]
Одной лишь ссылкой на всемогущество диалектики не обойтись: даже постулат о бесконечности познания, неограниченности углубления в "формы движения" природы ("электрон неисчерпаем") принуждает усомниться в том, что мир похож на машину, – и что метод умо-зрения ему предельно адекватен ("исчерпывающий").
список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
28.05.2015
ред. 28.05.2015
Рассуждение о природе "естественного света разума". "Невидимый мир" - без мистики
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте