Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

04.05.2015

последняя правка 19.05.2015

Естественные вопросы

Эпиграфом к своей книге "Космос" (точнее, к её предисловию) Карл Саган выбрал слова римского философа Луция Сенеки (из произведения "Естественные вопросы"): «Наступит время, когда тщательные и продолжительные исследования прольют свет на вещи, пока скрытые от нас. Одной жизни, пусть даже полностью посвященной небу, недостаточно для изучения столь обширного предмета. <...> Это знание будет открыто лишь по прошествии многих веков. И настанет пора, когда наши потомки удивятся тому, что мы не знали вещей, совершенно очевидных для них. <...> Многие открытия отложены на будущие столетия, когда память о нас сотрется.» – и далее главное:

«Наш мир окажется жалким недоразумением, если каждому веку в нем не найдется что исследовать. <...> Природа не раскрывает свои тайны сразу и навсегда.»

Цитата показалась мне примечательной, – нетрудно узнать в ней ключевое положение "диалектического материализма" (его гносеологии). Не та ли самая мысль заключена в ленинском "Электрон неисчерпаем" (многие вспомнят, в своё время плакат с такими словами был почти обязательным атрибутом школьного кабинета физики)?! – Взгляд совсем не тривиальный, совсем не общепринятый, – к примеру, Стивен Хокинг в своей книге "Краткая история времени" (приобрёл её на днях в киоске Роспечати, вместе с "Космосом" Сагана, – чудеса!) такого взгляда не придерживается. Он склонен считать, что однажды (и даже скоро) мы всё-таки найдём окончательные законы, управляющие миром, по крайней мере миром физических явлений – а все прочие явления, включая человеческое сознание, полагает Хокинг, к физическим сводятся (в этом, кстати, он также расходится с Лениным). [*1] Правда, в таком случае, неизбежен вопрос – Хокинг заканчивает им книгу:

«Почему Вселенная идёт на хлопоты существования?»

Подробней: «Даже если возможна всего одна единая теория – это просто набор правил и уравнений. <...> Обычный путь науки – построение математической модели – не может привести к ответу на вопрос о том, почему должна существовать Вселенная, которую будет описывать построенная модель. Почему Вселенная идет на все хлопоты существования? Неужели единая теория так всесильна, что сама является причиной своей реализации? <...> Пока большинство ученых слишком заняты развитием новых теорий, описывающих, что есть Вселенная, и им некогда спросить себя, почему она есть.»

Уравнение мертво. Опустим вопрос Хокинга с небес на человеческий, на наш с вами уровень: если ты уравнение, зачем и почему тогда ты живёшь? Диалектический материализм оказался притягателен тем, что нашёл способ этот вопрос "преодолеть", – иначе говоря, по своему его разрешил: ты не уравнение! Как это много значит для человека! – Диамат ставит вопрос о человеке, "почти" напрямую о тебе – не об уравнении. – Диамат ценен тем, что позволяет человека сохранить – одновременно уповая на науку, и вопреки ей!

Как видим, вопросы, о которых жарко спорили в начале 20-го века, никуда не делись, актуальности своей не потряли [*2]. Другое дело, задаём ли мы их себе? Много ли среди нас теперь тех, кому есть до этих вопросов дело?

[*1]
Можно сказать, Стивен Хокинг верит в науку; Карл Саган, напротив, – в бессмертие науки.
[*2]
Справедливости ради надо заметить, первое издание книги Хокинга (на английском языке) было в 1987 году, а книги Сагана и того раньше – в 1980-ом, то есть ещё в бытность СССР. Минуло больше четверти века, но за эти годы разве мы приблизились к пониманию вопросов? По-моему так отдалились.
Дополнение 06.05.2015:

"Не убий!",
или - "Электрон неисчерпаем".
Нравственное табу диамата

Гносеологическая модель диамата задаёт онтологическую модель: мир как бесконечно вложенная матрёшка, "электрон неисчерпаем". (Не следует понимать буквально: это не налагает на науку обязательств открывать новое лишь в мелком масштабе, всё мельче и мельче.) Но раз матрёшка бесконечна, – так может, она и вовсе – живая, а?! К "устройству", к схеме она точно не сводится, – никто никогда не может знать, что там, внутри! – Что она ещё нам выкинет! Сущность бытия непостижима (до конца, в целом), умом не схватываема, – в чертёж, в уравнение не превратима, к мертвечине не сводима. – Данное положение диамата подобно нравственному табу, запрету: "Не убий!"

Являемся ли мы в конце концов роботами, устройствами, куклами, – либо мы живые?! Вот о чём диамат спрашивает. И отвечает: не куклы! – Откуда это ему известно? – разве результаты какого-то ограниченного опыта науки можно распространить на бесконечность, заполнить ими асимптотику? Нет, – это вера, – основанная на чём? Не на научном или общественно-историческом опыте, а на личном опыте... (Пример такого опыта – декартово "Cogito ergo sum" – обнаружение внутреннего света: я себя сознаю.) Но вот он-то в диамате, увы, как раз под официальным запретом! Личный опыт психологизирован – обязан быть подотчётным науке. Попадаем в замкнутый круг.

Наверное, диамат допускает даже любовь, ту хотя бы, о которой в советское время нам на уроках литературы рассказывали, – любовь не как физиологические процессы... Не смотри на свою любимую как на куклу. :)

Дополнение 09.05.2015:

Ещё один замечательный фрагмент обнаружил в книге А. Эйнштейна, Л. Инфельда "Эволюция физики" (1938г), как будто специально написанный для объяснения гносеологии диамата:

«В науке нет вечных теорий. Всегда происходит так, что некоторые предсказания теории опровергаются экспериментом. Всякая теория имеет свой период постепенного развития и триумфа, после которого она может испытать быстрый упадок. <...> Почти всякий большой успех в науке возникает из кризиса старой теории как результат попытки найти выход из создавшихся трудностей.»

Как видим, Эйнштейн верил в диалектическую "структуру мира" – в бесконечно вложенную матрёшку [*3]. Подчёркиваю, тут присутствует именно вера, некая "идеология", – поскольку звучат слова: "нет вечных теорий", "всегда происходит так", "всякая теория". В оправдание этих слов нельзя, разумеется, положить никакой опыт развития науки, имевшийся до сих пор, по той простой причине что он ограничен.

Ленин ничуть не более идеолог, чем Эйнштейн.

Вместе с тем заметим, в основание диамата легли мысли, многие из которых кажутся вполне естественными, носящимися в воздухе обобщениями, слишком очевидными – особенно когда тебе постоянно о них талдычат... Помню, нам, когда мы изучали диамат в университете, он казался просто набором банальностей, бесплодной софистикой. Мы, пожалуй, даже ничуть не сомневались в его правильности, – смеялись лишь над тем, что всё это называется "научной теорией". В сравнении с изощренными физическими теориями, дающими точные численные предсказания, проверяемые экспериментом, диамат выглядел комично. Мы учили диамат, сдавали, так в нём ничего и не понимая, не задумываясь, о чём он и зачем, – и вот так взросло несколько поколений...

[*3]
19.05.2015. Неверно было бы увидеть в этом обронённое по пути малозначимое замечание. Мысль повторяется и в конце "Эволюции физики": «Наука не является и никогда не будет являться законченной книгой. Каждый важный успех приносит новые вопросы. Всякое развитие обнаруживает со временем все новые и более глубокие трудности.» А ведь не столько о науке Эйнштейн печётся! Возможный конец науки (когда-нибудь в будущем) означал бы конец для человека – причём прямо сейчас, мгновенно, сама мысль об этом смертельна! Не только для человека вообще (человек для Эйнштейна синоним учёного), – для самого Эйнштейна лично! Это воззвание к диалектике, настойчивое упование на бесконечность, очень похоже на молитву... Да ею и является!
список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
04.05.2015
ред. 19.05.2015
Естественные вопросы
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте