Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

20.02.2014

последняя правка 19.03.2014

Сила в правде!
К дискуссиям о национальной идее

Государственные мужи озаботились, в шутку ли всерьёз, поисками "национальной идеи" – государственной идеологии. Надо думать, "идея" эта предназначается нам, рядовым патриотам? В таком случае позвольте нам вставить свои пять копеек.

Рассуждениям на данную тему надлежит бы быть пространными, туманными. Но подгоняет времечко... Читатель торопится, да и я. Давайте без растяжек: полагаю, не с того конца искать взялись. Властвует цинично утилитарный подход: чем "массу" воодушевить, мобилизовать, на что кинуть. Как обмануть – чем обмануться. Это выдает полнейшее равнодушие так называемого "интеллектуального сообщества" к понятию истины... Не существует для него такого понятия? Сдается мне, на этом пути не приблизиться к цели – она пребывает в стороне прямо противоположной. Ну хорошо, купимся-обманемся, давайте, – так ведь не надо быть провидцем: чары дурмана скоро рассеются, – в голове останется жуть, тяжесть, боль, опустошение – и ненависть к змеям-искусителям...

Не кажется ли вам, уважаемый мой читатель, что нынешние поиски национальной идеи дурно пахнут, гнилью – которую нам хотят втюхать за свежий и полезный продукт?

Ведь что нас, русских, двигало по истории, – разве не поиск Правды? Именно так, Правды – с большой буквы. Думаете, на фронтах Гражданской погибали лишь ради торжества когда-то в будущем теории "научного коммунизма", – или, скажем, за то, чтобы хлеба было всем досыта и поровну? Так ведь мертвым хлеб не нужен, да и теории не нужны. Теория способна, конечно, вдохновлять – но для массового героизма надо что-то весомее... Или в Отечественную войну сражались за что, – быть может, "за свои задницы"? Умирали за Правду – вспомните: "Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!" Увы, в решениях позднейших партийных съездов той сермяжной правдочке место не находилось, там всё больше циферки были, – тонны чугуна, стали, штуки обоев и колготок. На трибуны Правда не поднималась, чувствовала себя в залах заседаний неуютно – находила собеседников в тамбурах вагонов, на кухнях, в курилках. – Мечта о ней позже всплыла "гласностью"... Да, Перестройка зловредная черпала силы всё из той же мечты.

Так вот, давайте взглянем себе под ноги. Идея наша "национальная" – это стремление к Правде, – к бескомпромиссной правде, предельной, неуступчивой. Всегда так было, и будет – пока мы есть, пока остаемся самими собой. Может ли быть иначе? Если мы хотим быть – значит быть не понарошку, – тогда надо же знать, что такое "быть", – доискиваться истины, нутром где-то чувствовать её... Отказываемся мы от этого нутряного "сверхъестественного" чувства, заглушаем, – превращаемся, значит, в пустых кукол, в биороботов. А им-то жить зачем, хранить себя зачем, – сражаться за что? Ну хорошо, быт устроили, функционируем, улыбаемся друг другу, руки жмем, за границу отдыхать ездим, – дальше что? Занятно, национальную идею поручили сочинять людям как нельзя более от правды жизни далеким (хотя бы уже по образу жизни), по-нашему – мёртвым... Им ли учить жить живых?

Вспомним, руский народ издавна смотрел на себя как на "народ-богоносец"... Потому что неотступен он в доискивании "божьей правды", – что надо понимать как: правды, превосходящей всякую "человеческую" – мелкую, жалкую, своекорыстную, частную. Ницше, автор книги "Человеческое, слишком человеческое", узнавший русских через Достоевского, выделял их среди европейских наций – за глубину, честность, умение не отводить глаз перед последними вопросами бытия. А "Москва – Третий Рим" – лишь имперские амбиции? Нет, – снова жажда воплощения Правды как предельной ("божественной") справедливости, – назначение своё русский народ видел в этом.

Как надобно жить? Жить надо "по правде". Или нет, не так? Неужели?! Это кажется открытием?! "Идея" уже не только русская, – теперь советская. Разве не в следовании бескомпромиссной правде, не в настойчивом её доискивании коренилась суть "советской духовности"? – Прошу не путать с сентиментальностью 80-х или даже с романтизмом 60-х. Взять хотя бы советские фильмы [*1]. – Нынешние, без спору, техничнее, картинка четче, спецэффекты... – но это не делает их виртуальную реальность более подлинной. Ну делят деньги, любовниц, мечутся по миру, тешат своё тщеславие – и что? Вы это называете жизнью, за тем вы родились на свет? В советских было меньше, конечно, мерзостей жизни – но там была "правда жизни", – а это не одно и то же, оказывается!

В либеральном стане принято подтрунивать над тем, что газета большевиков носила название "Правда", – вот, мол, тоталитаризм в его жутчайшем обличье: с порога заявленные претензии на "единственно верное" освещение событий. Да не в том же суть дело! Интерпретация русского слова "правда" как достоверной (неискаженной) информации, – теперь доминирующая, – это интерпретация узкая, отнюдь не главная. Правда – есть нечто более значительное и личное, – присутствующее (или нет) не в "информации" – а в нашей с вами жизни, живое, живущее (или нет) в самих нас с вами... Слово это, пожалуй, прямой антипод термину "отчуждение" в марксизме (а в христианстве, вероятнее всего, – "богооставленности"). Поскольку коммунизм у Маркса – ни что иное как победа над отчуждением, название для газеты, полагаю, было найдено самое верное.

Далее, помните, с чем Ленин обращался к молодежи: «Коммунистом стать можно лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество». Снова повод для насмешек: "Да как же можно знать всё!? Мозг не вместит, времени не хватит!" И снова мимо. Знать правду, всеми силами стремиться к подлинности, полноте, – поскольку от этого зависит подлинность твоей жизни... Да, безумная, категоричная цель – но какая потрясающая, подлинно человеческая цель!


...Но раз так – дело кажется и вовсе безнадежным. Какая же может быть "идеология правды" – если доподлинная правда нам неизвестна, ну не знаем мы её всеобъемлюще, до конца, и надежды на то нет. Но вернемся назад, давайте таки различать – "правдивость информации" и "правду жизни". Стремление к подлинности жизни не обязывает нас изучать её методами научными (сводя к уравнениям движения) или техническими (сводя к механизму или схеме). – Разве если только мы, люди, не готовы приравнять себя в бытийном смысле к тождественным друг другу электронам. Нам нет необходимости сочинять смысл жизни, общий для всех. Почему бы ему не быть разным и сугубо личным? Собственно, обращение верующего к Богу в молитве предполагает неявно именно такое понимание: человек спрашивает Бога не за всех, а за себя самого – "как мне жить", – обращается лично. Другой пример, атеисту более близкий. В общении между собой, в диалоге мы же не раскладываем собеседника на составные части – чтоб его "понять", а? Понять человека, что он нам говорит, это нечто иное, чем понять машину, как она устроена, – не так ли? Так вот, вопрос в том, возможно ли какое-то понимание вообще за пределами естественно-научного и технического знания – сводящего "сложное к простому". Сразу за этим следуют другие вопросы: смотрим мы на мир, "в котором живём", на других людей, на животных, растения, как на мертвые "объекты", подобные нашим машинам, – познать которые до конца у нас только "не достаёт времени" – или на нечто иное? Возможна ли любовь "в этом мире"? Вопросы эти ставить перед собой мы должны – если хотим оставаться людьми! А иначе, если мы готовы сдаться объективности и тождественности, – защищать ведь тогда на самом деле нечего – раз нет ничего ни подлинно любимого, ни подлинно священного, – ни "нас" самих... [*2]

Итак, зачем, казалось бы, допытываться смысла, равного для всех, – если его не найти, и если вопрос о нем бес-смысленен? Знать правду в объективном смысле нельзя – но можно "жить по правде", – вот вам и критерий "знания"! Справедливость не зря в русском является синонимом правды: не достоверности информации (неискаженности), – но соответствия своей жизни общей "правде жизни", – что неотделимо от понятия "смысла жизни". Сведение справедливости целиком к "социальной справедливости" – уже недопустимое сужение понятия...


Что же тогда, испрашивай только своего? Смысл, он личный – и постижение его тоже, – называй это молитвой, диалогом с Богом, духами, медитацией, или просто внутренним чутьём, движущим тебя чувством долга, чести, товарищества, любовью к Родине – или чем-то иным... Так, да не так... Что же тогда – полный субъективизм, – кому что в голову стукнет? Что толку тогда от такой правды или идеи – которая нас разъединяет – а не объединяет в целое, в народ? Ведь твоя убежденность ещё не есть подтверждение твоей правоты. [*3]

Казалось бы, снова остались ни с чем. Не получается ли наша национальная идея слишком абстрактной? У каждого правда своя, – познать досконально, как в науке, нельзя... – А можно ли во всех этих личных правдах найти всё-таки общий знаменатель, – способный людей объединять? Что-то можно конкретное о нашей "идеологии" тогда сказать? Кстати, были ли прецеденты, когда установка на предельную "правдивость" была продуктивной? Давайте вспоминать...

  • В христианстве представление о человеке, как пред-стоящем перед Богом ("образ и подобие Божие"), – соединенном с Богом и с другими людьми любовью (которая есть проверка твоей подлинности), – привело к понятию о "народе Божьем" (=Церковь). [*4] В данном случае мерилом Истины является Бог. Человеческие чаяния, надежды на счастье, жалость, человеческая любовь, даже гордые дерзания разума – в сравнении с "Божьей правдой" всё ничтожно. Какая неистовая жажда подлинности!!! И ведь при том, что христианский апофатизм объявляет всякое знание о Боге (выраженное в изобретенных человеком понятиях) принципиально ложным. Объектом науки Бога сделать нельзя. Что значит – Правда в ОБЪЕКТИВНОМ СМЫСЛЕ не достижима, – но людей-таки, верящих в неё, она объединяет!
  • Далее, декартов принцип "радикального сомнения" ("предельного вопрошания") послужил краеугольным камнем в формировании новоевропейского философского сообщества. – А затем, порожденные им идеалы точного и достоверного, неотделимого от математики знания – привели к объединению ученых всего мира в своеобразный интернационал, объединенный общим языком (математическим, недоступным другим) и в значительной степени – общим миропониманием.
  • Наконец, диамат (правоту или неправоту этой концепции в целом здесь не обсуждаем) приглянулся нам, русским, опять же тем, что утверждал бесконечное приближение к Правде, – причем не на уровне лишь человеческих познаний, но и в самой ткани жизни, человеческого бытия, в "реале". – Пусть Правда оставалось для конкретного человека недостижимой (подобно трансцендентному Богу христиан) – но диамат открывал путь к ней, идя по которому поколения могли передавать друг другу эстафету. Собственно, Правду "над" нами диамат заменил Правдой "впереди" нас, – за собой нас ведущей...

Во всех изложениях диамата, и в его обсуждениях, думается, не было оценено должным образом то главное и решающее обстоятельство, что он обеспечивал принципиальную возможность Правды, её во-площения, – причем не только в теоретическом или "идейном" смысле, но и в человеческом, бытийном. Самое притягательное для нас в диамате было заключено в этом "движении к Правде" – отнюдь не в материализме, даже не в идее развития, и не в диалектике. Ныне представление об объективности мира (обеспечивающее прогресс естественных наук) считается само собой разумеющимся – при том, что всякая "человеческая правда", касающаяся человеческого бытия, смыслов, целей, ценностей – оказалась вычеркнутой, – постмодернизм всего лишь открывает нам на это глаза. Впрочем, чего же странного: – раз человека негласно приравняли к атому или мобильнику, – что у него в таком случае может остаться собственно человеческого?

Обратите внимание на своеобразие идеологии диамата – это вам не какое-нибудь расовое превосходство, и не священность частной собственности! – Несравненно сильнее – хотя и очень похоже на наше исконное "Пойди туда, не знаю куда, – найди то, не знаю что". :) И вот мы, единственные в мире, сделали это госидеологией! Диамат был очень честным мировоззрением – для своего времени...

Хочу обратить внимание, что во всех трех приведенных примерах наличествует увязка идеологии (объединяющей личные цели разных людей, связывающей между собой их воли) с целостной "картиной мира" – с такой, где ПРАВДЕ есть место! (ПРАВДА если и недостижима в полноте – но место ей "в мире" должно всё-таки быть! Я имею в виду здесь такую "умопостигаемую целостность".) Может быть иначе? Иначе – распад сознания... Между тем, человек ныне в таком именно состоянии и находится, с какой бы стати он стал конструировать идеологию "саму по себе" – из подвернувшегося под руку хлама?! Прежде всего с другими людьми нас должно объединить миропонимание – а затем уже цели. Всемирный кризис идеологии скрывает другой кризис – картины мира, – мира, в котором человеку, тебе или мне, попросту не осталось места.


Попытка навязать ложную – или, вернее сказать, лживую – "национальную идею" успеха иметь не будет. А всякая идея будет ложной – если это только не сама идея приближения к Правде, во-площения Правды. Пример диамата должен служить нам источником вдохновения...

Собственно говоря, кто же спорит, что всякая идея – назначенная быть "национальной", государственнообразующей, – должна бы иметь в себе что-то истинное... Просто потому, что "нельзя обманывать всех всё время". Однако же на "всё время" идеологи и не рассчитывают, их конструкции бывают ситуативно-удобны (для заказчиков), но осыпаются с каждым разом всё быстрее. А в наших интересах – смотреть вперёд, строить надолго, к тому же у нас – у русских и советских – особая нетерпимость к лжи... Не хочу спорить о том, генетического она происхождения, географо-климатического или результат культуры и воспитания, – не важно. Жизнь – даже сытая, устроенная – не может быть "хорошей" – если она лишена подлинности. Не "устроиться в жизни", и даже не втемяшить себе в голову какую-то удобную шизу типа своего превосходства над всеми, – а "жить по правде", – жить в подлинном смысле этого слова, – вот же чего мы хотим!


Читатель, вероятно, уже догадался, к чему я подвожу: идеология "всего народа" неотделима от понятия народа. И если мы хотим найти эту идеологию – то надо задуматься – для кого, какого народа? Конечно же, пора сознаваться, пишу я это не для высоких сановников, сочиняющих ныне национальную идею, – но обращаюсь к своим товарищам, соратникам, к Советскому народу. – Здесь дано вполне определенное понятие о нем, – то самое, которое я положил некогда в основание проекта "Советский народ".

Что такое для нас "советскость"? Это не проезд за пять копеек, не советские шлягеры, – даже не социальная защищенность и спокойная, беспечная жизнь (что, конечно, тоже достижение). "Советскость" – это неравнодушие к правде, предельная искренность жизни. – Возвращение на свой путь не может не быть возвращением к правде. Никакая ложь нас не устроит.

Нужны "сильные духом" – правдоискатели, – кто не готов попуститься правдой во имя комфорта – или даже злободневности. Они – "соль земли".

"А нет правды", "Все правы – и все не правы", "Нет правды – но есть выгода" – с такими нам не по пути.

Мы ищем тех, для кого "национальная идея" – не просто социальный заказ – но глубоко личная задача (если хотите – задача "спасения души"), – кто способен различить в ней обращенный к тебе – и к каждому – вопрос.


Часто проект "Советский народ" принимают за проект ностальгический, или за проект социальной организации, устроения человеческого общежития, – "устроения счастливой жизни". Это не так.

Вопрос прежде всего не об организации, социальной структуре, принципах или государстве, – но о народе, – о том, не потерял ли народ чувство Правды, неудержимость к Правде. Социальные прожекты – дело хорошее, кто спорит, но надо осознать, что условием их является наличие субъекта действия, находящегося в здравом уме, – и не утратившего смысла своего существования. Сумеем собраться, прийти в себя – значит мы есть, будем бороться и жить.

Не потому нас одолели, что мы потеряли бдительность к врагам – а прежде всего потому, что мы потеряли из виду то, что надлежало беречь. – То искание правды, что нас в народ объединяло.


Теперь о доказательствах... А собственно, собираюсь ли я доказывать свою "гипотезу" – тем, кто будет её оспаривать? А пожалуй, даже нет – ввиду того опять, что времечко торопит... Видите ли, это не вполне теоретический вопрос, – он не будет терпеливо ждать своего разрешения. Если хотите, считайте эту "гипотезу" моей верой, – а ищу я тех, кто её разделяет... Ведь как-то даже нелепо спорить с тем, кто заранее объявил, что правды не ищет, – кто даже перед собой не стремится быть честным. Софистика, пустая трата времени.

Я беру за пример физику, – определяю "Советский народ" так, а не иначе, – поскольку считаю это определение продуктивным. Ну а история нас рассудит...

[*1]
К примеру, "Два капитана", по роману Каверина.
[*2]
Напомню, "объективная реальность", "объективный мир" – это по определению мир, "независимый от тебя", – в котором тебя нет. – По отношению к которому ты выступаешь в лучшем случае как сторонний наблюдатель. Ты, собственно, этому миру не нужен. – Смысла в твоём, именно твоём пребывании на свете, собственно нет.
[*3]
Нет, совсем не зря большевики настаивали на сугубом материализме – на "объективной реальности", вне и помимо которой ничего нет и быть не может... Стоит лишь сделать шаг за её пределы, допустить исключения, – и так понесёт, не остановишься... К такому шагу надо быть хорошо готовым.
[*4]
Отсюда возникло вполне конкретное и богатое понятие личности, – впрочем, впоследствии выродившееся: "личность" превратилась в своенравного, самолюбивого "индивида" – ни к чему не годного больше, пожалуй, кроме как к заработку денег (после того как Бог был из формулы удален).
Дополнение 23.02.2014:

Вы скажете, так каждый считает себя правым... Во-первых нет, теперь нет. Оглянитесь вокруг. Многим нужна правда? Кто готов пожертвовать ради неё своим преимуществом и удобствами – или даже потрудиться обосновать те аргументами, похожими на правду?

  • Торжествующий постмодернизм отказывается от правды официально. С его точки зрения желание добиться правды является рудиментом позорного "тоталитаризма".
  • Традиционализм отличается от него мало чем: многозначительный кивок головой "куда-то назад" означает готовность примириться с каким угодно эклектизмом, "освященным верой и традицией".
  • "Красные", "социалисты"? Так это всё те же традиционалисты – превратившие Маркса, Ленина, Сталина в священные камни, в символы единения, – и совсем не думающие о содержании их учений – в целом. Ведь учения эти не ограничиваются (и не могут быть насильно ограничены!) лишь социально-экономическими аспектами – к которым их сводят. Высказывания учителей повторяют как мантры – как будто уповая целиком на потаённую в тех, непостижимую силу...


Мы говорим об искренности мышления, – но мышление, просто как процесс, – редкость! Ситуативная реакция на новости и телевизионную картинку, – и то не деятельная, а лишь эмоциональная: возмущение или восторг, – это да, пожалуйста...

Пусть вы не зритель, а читатель, – даже это не спасает вашего разума: мало кто читает думая. (Совсем не напрасно к учебнику по математике или физике обязательным приложением служат задачи – которые ты должен прорешать непременно сам!) Наконец, не путайте с мышлением стихотворчество и мифотворчество. Если вы родили увлекательный, бойкий, наворочено-образный текст – заслуживший кучу лайков, – это не значит, что вы на самом деле что-то в предмете понимаете. Вы выразили свои эмоции – а мышление и правда тут не при чем. Примеров тому в Интернете бездна... Неясно? Когда вам приходится принимать в жизни решение – действительно для вас важное, – вы же полагаетесь прежде всего на то, что о сути предмета действительно знаете – а не на стихи или красивые картинки, а? Не надо переоценивать влияние на нас искусств. [*5]


Так что установка на правду уже сама по себе создает естественный водораздел, не будем его преуменьшать!

Далее, второй шаг, – это её проверка. Очень легко распознать, правдив человек (перед собой хотя бы) или нет – поставив его лицом к лицу перед последними вопросами бытия. Здесь важна неотступность и последовательность, – в том и заключается, собственно, упомянутый выше "метод Декарта": – прочерчиваемые им прямые не терпят преград. Но редко кто из нас добровольно отважится выйти в своём правдоискательстве за пределы математики. Библейский Иов, Паскаль, Достоевский, Ницше? Ведь и их к бесстрашию принудила "жизнь". [*6]

То же по отношению к народу. Теперь мы очутились на пограничной черте своего бытия, перед решающими, последними вопросами, – теми, которые призваны заставить нас, ленивых, задуматься наконец о "соединении практики с теорией". Если кто-то из нас этих вопросов до сих пор не различает, – или не понимает их смысла, – я не возьмусь им их втемяшить. "Жизнь" – учитель лучший, чем я.


Наконец, последнее и самое важное, категорическая установка на "правду без обиняков" призывает нас к целостности:

  • во-первых, – к своей собственной целостности;
  • во-вторых, – к целостному взгляду на мир.

Иными словами, – заставляет нас настойчиво и неотступно искать "картину мира" – и своё место в ней. – Не довольствоваться фрагментами – и своей фрагментарностью. "Тотальность" – неотъемлемая черта нашей правдивости.

Это тот самый путь, что был обозначен Декартом: "Мыслю (способен восстановить в себе целостность) – значит существую". Однако этот путь труден, для "субъекта"-одиночки непосилен, – цивилизация сошла с него. Но это не значит, что этот путь непосилен для народа, – для "богоизбранного" народа, – для Советского народа – как целостного субъекта мышления и истории. Он единственный путь, на котором этот народ способен себя сохранить.

[*5]
Признаю, объяснить данные вещи практически невозможно людям "гуманитарного склада" – деятельность которых протекает в сфере малозначащих слов. Но от них практически ничего не зависит, опыта принятия решений у них нет. – Инженеру, строящему машину, если он хочет, чтоб она работала, а не его раздавила, надо всё-таки думать о её схеме, о предмете... Если вы ищете руководство для себя, – и обнаруживаете при том, что вас в "схеме мира" места нет – исходя из чего вы будете действовать?

Каково соотношение "культа" и "культуры" – что первично? Возможна ли культура, автономная от "сакральности"? – Порождает ли искусство "сакральность" из себя (служит её эквивалентом?), – либо всё обстоит наоборот? Под "сакральностью" в данном случае я разумею любую "картину мира", включающую человека (но не в качестве составного объекта, – суммы компонентов, органов, атомов), тебя, – хотя бы даже просто в качестве возможности вопроса о тебе.

Жизнеспособна ли культура сама по себе – либо она обязана доказывать свое право на существование, являясь опорой для "культа"?

При утере "сакральности" (когда прежняя сакральность выдыхается, а новая ей на смену не приходит) всякая культура превращается в индустрию развлечений, entertainment, в "Дом 2".

[*6]
Достоевский – как "математик"... Пожалуй, мысль стоит себе отметить.
Дополнение 01.03.2014:

Две очень непохожие установки – выберите из них свою: либо вы мечетесь между идеями, между авторитетами, ищете за кого "зацепиться", – и это настолько вас эмоционально заполняет, что "думать некогда". – Либо вы думаете всерьёз – думаете последовательно, без "отведения глаз", без провалов и умолчаний, – честно и целостно. Первая установка – массовая, вторая – исключительно редкая.

«Масса, всегда склонная к антропоморфизму в религии и морали, больше всего любит тех божков, которые имеют такие же слабости, как она сама.»

А.П.Чехов. "Дуэль". 1891.
(Фон Корен)

Что вы хотите заполучить, определите для себя: "мессию-чудотворца", кумира, образец для поклонения и подражания – чтобы ощущать к нему волнующую близость, – либо вы стремитесь к пониманию? [*7] – Хотите "мессию", который бы этакое что-то сказал – такое, чтоб все за ним сразу толпами ломанулись? Не спорю, такое бывает, – но вам это вряд ли понравится: Гитлер – пример. Массы безусловно ринутся за теми, кто всколыхнет умело нижайшие инстинкты этих масс. – Чем более примитивные, "массовые", "материальные" – тем легче добиться успеха: ненависть, зависть, алчность, национальное чванство и т.п. Такие вещи легко транслировать через телевидение и мегафоны на площадях.

В прочих случаях, если мы рассчитываем на что-то более разумное и человеческое, – обращаться следует не непосредственно к массам – но сперва к "избранным", и мегафоны здесь не слишком помогут. Потому я ищу не ведомых – но единомышленников, со-мыслителей.

Единая, целостная картина мира, "теория", повторяю, нужна немногим – таким, которых один-два на сотни тысяч, это норма. Лишь немногих её отсутствие способно лишать сна. Прочим гораздо более необходимы образцы поведения: это просто – "не воруй, не злословь..." Тем, у кого на руках нет целостности, – тому как воздух нужен живой пример. Прошу не усматривать тут снобизма: сказанное не значит, что им к Правде не приблизиться, не дотянуться – но ведь не тянутся, не ищут, "некогда"... [*8]

Думаете, все революционеры и пролетарии, воевавшие на стороне большевиков, читали Маркса? Да нет же! Или вспомните любой монумент Ильичу – его поднятую руку – указывающую направление – куда? К коммунизму. Так вот, массам нужно это ясное направление, убедительный "свет в конце тоннеля". Но "убедительность" – это не только содержания "учения", но и наличие его носителей, толкователей, – тех, между которыми оно "присутствовать" в качестве объединяющего их "общего языка", жить среди них... – Более того, только им оно по сути и нужно, – ведь они одни возьмут за труд в нем скрупулёзно разобраться, – а иначе какой смысл? Однако для них-то оно незаменимо, – ничто иное их сплотить не сумеет. Повторяю, ничто! – Нет, конечно, "раскрученный лидер" может сплотить что-то типа фанатского клуба, – но немногих, и ненадолго (человек не идеален, а к тому же смертен).

Так вот, проект "Советский народ" сейчас в той стадии, когда ему прежде всего нужны не ищущие "мессии", знаков свыше и чудес, – но жаждущие понимания, истины. Впрочем, они всегда будут нужны – поскольку в том заключено существо дела, суть "проекта"... Надеюсь, читатель это понял.

[*7]
При изучении истории философии то же самое: кто-то ищет среди философов себе собеседников, а другой – ищет, кому из них в ноги пасть, или кого проклясть.
[*8]
Вы заметили в сказанном что-то неполитичное или радикальное? Христос требовал во имя Истины оставить отца и мать...
список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
20.02.2014
ред. 19.03.2014
Сила в правде! К дискуссиям о национальной идее
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте