Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

21.11.2013

последняя правка 25.11.2013

В чем скрытая сила марксизма?
И не следует ли обобщить задачу об идеологии?

Подводим итоги прошедшего семинара. Были поставлены два вопроса:

  • Каким образом марксизм мог вдохновить массы сражаться за "коммунистическое будущее", смог выдвинуть его в ранг воодушевляющей личной цели? Есть ли всё-таки что-то в марксизме такое, что обращалось не к классу, а лично к человеку, к его "смысложизненному инстинкту" – делая его сильнее естественного инстинкта самосохранения?
  • Или, быть может, имелся какой-то дополнительный, внешний к марксизму фактор, – который совершал превращение сухой теории, доступной лишь немногим, – в что-то сравнимое по силе и широте влияния с религией?

Потратив пару часов на обсуждение, мы пришли к выводу, что на оба заданных вопроса ответ положительный.

Во-первых, да, в марксизме имелось нечто, обращенное непосредственно к человеку, – то самое, что воодушевляло молодого Маркса, что стало в его исследованиях отправной точкой. Это понятие об "отчуждении", концепция его преодоления – раскрывающая суть "коммунизма".

Однако, насколько зна́чим этот фактор?

  • Массы марксизма не знали, почти не знали. Марксистские кружки играли свою роль, но преувеличивать их значения не следует.
  • Оставалась неизвестной – или малоизвестной – концепция отчуждения, причем даже вождям революции. В прошлой статье в качестве "путеводителя по марксизму" я сослался на две работы Ленина, написанные незадолго до революции, в 1913-14 годах, – статья "Карл Маркс (краткий биографический очерк с изложением марксизма)" и "Три источника и три составных части марксизма". Эти работы показательны не только тем, что в них есть, но и тем, чего в них нет. А именно, в них нет ни малейшего упоминания об "отчуждении" [*1].
  • Помимо того, надо признать, эта концепция имеет мало связи с другими частями марксистской теории. Силой, толкающей человеческую историю, выступает материальный прогресс, процессы производства и распределения материальных благ, на этот интерес завязанные. И не надо думать, что этот факт легко обойти и "восполнить" учетом чего-то дополнительно, включая "отчуждение". Напомню, в упомянутых выше работах в числе главных отличий марксового материализма от предшествующего Ленин называет то, что: а) материализм Маркса является последовательным, – что значит целостным, не допускающим исключений; б) что этот последовательный материализм обобщен на социальные процессы, что он применен к исследованию человеческой истории. С точки зрения социального материализма нет иной возможности приткнуть отчуждение к теории кроме как в качестве психологического, социально-психологического феномена, что значит – вторичного. Что значит – для обоснования понятия коммунизма негодного. Психологические проблемы – забота психотерапевтов, – для их разрешения революции делать не обязательно.

Если мы хотим фактор отчуждения учесть как следует, без переосмысления картины мира, нарисованной марксизмом, нам не обойтись...

Но вернемся к нашим вопросам. Раз так, чем же тогда воодушевлялись массы? Мечтой. – Превращенной религиозной верой и мечтой о грядущем царстве справедливости, как о грядущем преображении мира, – наследующей мечте христиан о втором пришествии Христа. В том и другом случае от человека требуется "само-отверженность", "сверх-человеческие" усилия, – и он с готовностью их прилагает. [*2]

Эта мечта – фактор по отношению к марксизму дополнительный... Однако, исповедуя эту мечту, не оказывались ли массы ближе к "духу марксизма" ближе, чем знатоки марксизма?! Впрочем, и у теоретиков было нечто, что зажигало их сердца, – источник огня, передаваемого массам... Например "Манифест коммунистической партии". Это текст не только теоретический или политический, но и художественный, – несущий в себе дух победы над отчуждением. Но дух – всё-таки не теория. – Пусть не сразу, но теория в конфликт с ним должна была вступить неминуемо...


Подводим итоги. Отметим для себя вопрос о картине мира в марксизме – в связи с понятием отчуждения и необходимостью преодоления его. Отметим – и отложим этот вопрос пока в сторону, со временем к нему вернемся.

А пока для полноты охвата заданной темы семинаров, темы идеологии, – посмотрим за пределы идеологии... На самом деле, вдруг мы не там ищем? Может быть, и не идеология нам вовсе нужна? Каковы альтернативы? Перечисляю, что сразу приходит на ум:

  • Религия ("В Бога верить перестали – оттого все беды"),
  • Искусство ("Красота спасет мир"),
  • Наука ("Чего нам недостает – это научного миропонимания"),
  • Любовь ("Любовь исцеляет всё"),
  • Воспитание ("Лучше детей воспитывать надо"),
  • Дисциплина и ответственность ("Расслабились!"),
  • Ответственная власть,
  • Подлинная демократия,
  • Царь-батюшка,
  • Организация ("Партия нового типа", "Орден меченосцев"),
  • Экономический кризис (который бы прояснил мозги масс),
  • Патриотизм, "анти-оранжизм", "государственники",
  • Национальное единство,
  • Репрессии ("Народ страх потерял!"),
  • Усердие в малых делах ("Нам в подъезде-то вымести лень, где уж там!"),
  • Вдохновляющие художественные образы грядущего (в живописи, фильмах, стихах, прозе...),
  • Образ врага ("Чётко сознавать опасность, это нас объединит на борьбу"),
  • Пассионарность ("Людей надо бы настоящих, вожаков!").

Вероятно, к этому списку вы и ещё что-то добавите... А пока на ближайший семинар выношу первый пункт из перечисленных, а именно – "провокационный вопрос": не способна ли заменой искомой идеологии явиться религия, новая, старая или "обновленная", – например "христианство, соединенное с коммунизмом", – раз даже в коммунистической мечте мы усмотрели религиозные подтексты. Ведь без них бы она не обрела бы столь сокрушительной силы, не так ли?

В связи с этим нам не миновать, разумеется, вопроса о соотношении идеологии и религии, общем между ними и различиях.

[*1]
Это не удивительно, "Экономико-философские рукописи 1844 года" были опубликованы частично на русском языке в 1927г., а на языке оригинала полностью только в 1932г.
[*2]
Не стоит наивно думать, что прямо-таки все были увлечены мечтой, – но, как правило, "пассионариев" много не требуется. Большинство следует принципу подражания, вдохновляющего примера. Известный социальный феномен – "Все побежали – и я побежал".
Дополнение 25.11.2013:

Идеология как "ложное сознание".
Дополнительные вопросы к прошедшему семинару (вернемся к ним при случае)

Казалось бы, мы упускаем ещё один аспект понятия "идеологии рабочего класса", крамольный. Чтобы не блуждать по источникам, сошлюсь на авторитетные философские словари.

Философия. Энциклопедический словарь. — М.: Гардарики. Под редакцией А.А. Ивина. 2004:

«К. Маркс и Ф. Энгельс в целом разделяли отношение Наполеона к идеологии, считая ее извращенным, ложным сознанием: «...Возьмем мир таким, какой он есть, не будем идеологами...».»

Философский энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. редакция: Л. Ф. Ильичёв, П. Н. Федосеев, С. М. Ковалёв, В. Г. Панов. 1983:

«К. Маркс и Ф. Энгельс в «Немецкой идеологии» (1845—46) и позднейших работах под идеологией понимали: <...> метод подхода к действительности, состоящий в конструировании мнимой реальности, которая выдаётся за самоё действительность. Действительность предстаёт в идеологии в искажённом, перевёрнутом виде и идеология оказывается иллюзорным сознанием. В противоположность этим идеологическим формам научное сознание остаётся «...на почве действительной истории...». Методы научного анализа и критики идеологии даёт материалистическое понимание истории <...> Анализ реального исторического процесса показывает, что идеологические иллюзии — не просто случайные заблуждения, что идеология выполняет определенные социальные функции, вырабатывая соответствующие интересам определенного класса типы мышления и поведения и даже программы социального действия.

Маркс и Энгельс не применяли термин «идеология» к собственной системе воззрений, но они характеризовали марксизм как научную теорию социализма, органически связанную с освободительной классовой борьбой пролетариата.»

Философский энциклопедический словарь. 2010:

«В настоящее время понятие идеологии употребляется почти исключительно как характеристика неистинного мировоззрения, предназначенного для обмана ради материальных, а также политических интересов. Однако марксизм утверждал, что все идеи, религии, мировоззрения, учреждения, правовые отношения и т. д. являются лишь выражением материальных отношений и ложно или с намерением обмануть возведены буржуазией в ранг духовных сущностей (идей), в то время как в действительности такого рода идей не существует и, следовательно, речь идет просто об идеологиях (недопустимая идеизация экономических данностей), об «идеологической надстройке» над действительностью. Идея предсуществует везде, где суждения (субъективные, ибо существуют лишь субъективные суждения) высказываются в объективной форме. Все метафизические и теологические понятия, в которых метафизическое или религиозное изначальное чувство облекается в неадекватную форму познавательного высказывания, являются с самого начала «идеологическими».»

Из письма Фридриха Энгельса к Францу Мерингу:

«Идеология — это процесс, который совершает так называемый мыслитель, хотя и с сознанием, но с сознанием ложным. Истинные побудительные силы, которые приводят его в движение, остаются ему неизвестными, в противном случае это не было бы идеологическим процессом. Он создаёт себе, следовательно, представления о ложных или кажущихся побудительных силах. […] Именно эта видимость самостоятельных форм государственного устройства, правовых систем, идеологических представлений в любой области прежде всего и ослепляет большинство людей.»

Так, быть может, мы напрасно гадаем – и вопрос ясен: пролетарий готов бороться и погибать за революцию, за коммунизм в результате как раз подобного "идеологического ослепления", "ложного сознания", – когда он ошибочно отождествляет интересы класса со своими личными. Ведь "идеология рабочего класса" – она тоже идеология...

На самом деле, разве здравое рассуждение не подтверждает ту же мысль? Собственному "материальному" интересу рабочего, его инстинкту самосохранения эта идеология явно противоречит – раз заставляет рабочего, "ослепленного" коммунистической идеей, собой жертвовать. С научной точки зрения – разве это не внедренное в рабочего искажение сознания?

Марксизм не может не трактовать идеологию как нечто над человеком бессознательно довлеющее, – управляющее человеком вне его контроля, – иначе как объяснить "противо-естественное" подчинение ей?

Однако, марксизм "научно" вскрывает сущность идеологии (в т.ч. пролетарской) – и потому пролетария от этой пагубной идеологической зависимости освобождает. Тем самым, казалось бы, марксизм работает против себя, – изучение пролетариями марксизма для дела пролетарской борьбы крайне вредно, ничего хорошего ему не сулит. Теоретики пусть изучают, думают, – а вот пролетариям не стоит... Так?

Ничего удивительного, что Маркс не хотел называть свою теорию идеологией – а называл её наукой, – противопоставляя идеологии. По Марксу, идеология – то, что подлежит причинному объяснению. А наука – орудие этого объяснения, значит – орудие деидеологизации. Наука "сдергивает покровы" с "неприкосновенного", "святого", – "разоблачает". Научное объяснение идеологии (и даже просто здравое рассуждение) идеологию в собственном смысле слова губит.

Итак, наука и идеология – два противоположных полюса, взаимоисключающих. Тогда следующий вопрос: как удалось совместить эти полюса Ленину, создав "два в одном", – когда он ввел понятие "научной идеологии"? (Подробнее можете посмотреть опять же в словарях. Ссылки на первоисточники там же.)

Предлагаю поразмыслить на данную тему. Вернемся к этим вопросам как-нибудь на семинарах.

список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
21.11.2013
ред. 25.11.2013
В чем скрытая сила марксизма? И не следует ли обобщить задачу об идеологии?
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка