Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

14.11.2013

последняя правка 18.11.2013

Что упускаем в марксизме?

Тема предыдущего семинара звучала так: Чем определяется критерий истинности идеологии в марксизме? На чем основано представление об её "объективности"? Таковая, несомненно, имеется. Ценностный релятивизм не может не противоречить самому "духу марксизма".

[Ниже – краткий конспект нашего диалога на семинаре, моё ви́дение.]

На первый взгляд дело кажется простым. Раз вопрос о марксизме – ответ ищем внутри марксизма. Могло бы что-то служить путеводителем по марксизму? Уместно взять в этом качестве ленинские работы, написанные специально для данной цели, – статью "Карл Маркс (краткий биографический очерк с изложением марксизма)" и "Три источника и три составных части марксизма". Обратимся к ним. Помимо социального материализма, учения об определяющей роли в истории "материального" фактора: производительных сил, складывающихся в процессе производства и распределения материальных благ отношений, материальных интересов масс, – о котором мы уже говорили, – что мы в марксизме ещё отыскиваем?

  • Диамат, целостное учение о развитии,
  • Политэкономия,
  • Учение о социализме,
  • Учение о классовой борьбе, авангардном классе (пролетариате), – связанное, разумеется, со всеми прочими названными частями.

Всё вместе образует единство – которого здесь будем касаться в одном только аспекте, ценностном. Пройдемся по всем пунктам последовательно.

Во-первых, диамат. Первое, что вспоминается о нём, – его "три основных закона": перехода количество в качество, единства и борьбы противоположностей, отрицания отрицания... Хорошо, но вправе ли мы смотреть на диамат с точки зрения определения ценностей? Выдвигает ли, ставит ли их он перед нами? Да, одну точно. Эта ценность – развитие. Не просто изменение, не бессмысленная эволюция, но развитие – имеющее направление, что значит – имеющее смысл, что значит – ценность. Асимптотика развития как раз задает направление к коммунизму. Развитие обращается в "возвышение", выстраивающее "формы движения материи" в ряд, – в том числе в духовное возвышение (поскольку развитие материального бытия определяет развитие сознания).

Казалось бы, ответ найден? Не вполне... На этом уровне ответ слишком абстрактен, практически использовать его нельзя. Как в математике, если теорема утверждает, что у задачи есть решение, это не значит ещё, что задачу мы тем самым решили, это решение нашли. Направление развития остается недоопределенным. Его приоритеты, характеристики в приложении к социальным процессам – неизвестны. У нас нет на руках четких критериев, чтобы отличить социальный прогресс от социального регресса. Трёх "законов диамата" явно мало. На самом деле, чем отличается прогресс от регресса, – нарастанием "сложности"? Хорошо, допустим, – а чем будем её измерять? Куда катит прогресс "жучок-скарабей" диамата?

И тогда на помощь диамату приходит политэкономия, стройная, очень логичная теория, – вполне научного характера, без умозрительных заморочек (как в диамате). Вывод из неё: капитализм, социальная организация, основанная на частной собственности, обречена. Таким образом, политэкономия направление развития определяет не в позитивном смысле, а "от противного". Она указывает на необходимость победы над капиталом, – однако не на её неизбежность. Она очерчивает задачу, – однако, победы не гарантирует. Откуда появляется уверенность в победе? А вот для этого на помощь политэкономии обратно приходит диамат...

Раз политэкономия (в отличие от диамата) – наука, то ценности – не её стезя, определять их она не может, увлекать массы на свершения не может... Посредством чего же она это делает?

  • Первое уже названо, диамат.
  • Второе – учение о социализме (коммунизме), вполне "человеческое", наглядное, вдохновляющее, – набрасывает нам портрет общества, которое должно прийти на смену капитализму.
  • Наконец, учение о классовой борьбе. Марксизм обращается к социальному субъекту (пролетариату) – указывая ему, что объективная необходимость развития мира, общества, совпадает с классовыми интересами этого субъекта, – вселяя в него уверенность в своих силах и надежду. – Это то как раз, чего недоставало предшествующим теориям утопического социализма.

Как видим, все части марксизма сливаются в плотную систему, определяющую коммунизм – как ту сияющую вершину, к которой надо стремиться – и которую в человеческих силах достичь.

Казалось бы, загадка, поставленная в начале статьи, разрешена... Но она остается. Марксизм обращается к классу, к пролетариату, – не конкретно к человеку. Этим он кардинально отличается от религии, в которой Бог присматривает за всяким, – определяет ценности, запреты, и то, что "выше жизни", для всякого человека. Марксизм обращается к социальному субъекту – подобно тому, как наука апеллирует к "абстрактному ученому", к "абсолютному наблюдателю", – который сам абстракция. А вдохновляющую силу "личной мечты" о социализме-коммунизме не следует преувеличивать. Это, как признавал Маркс, – несерьезная лирика, – не мечты определяют ход истории, а материальные процессы. В том и была слабость прежних социалистов, что надеялись на мечты...

Нет, что касается совместного преследования общего материального интереса (членами класса), с этим-то как раз проблем нет, оно понятно. Когда капиталисты видят возможность объединить усилия для своей выгоды, они это делают. В частности, таким именно путем возникает буржуазное государство – как аппарат подавления угнетенных классов. В точности так же, если рабочие видят возможность улучшить своё материальное положение, объединив усилия, они это делают. Например, устраивают забастовки. Вопрос о другом: не о выгодах, а о жертвах. Когда человек ясно сознает, что он должен пожертвовать своей жизнью, – а материальную выгоду из этого извлечет кто-то другой (будущие поколения), – что же заставляет человека это делать!? Ведь, напомним, согласно Марксу только материальные интересы двигают в конечном счете людьми! Только материальные интересы имеют значение! Не скрыто ли здесь противоречия, вопиющего разрыва в ткани теории?

А ведь за коммунизм умирали – воспринимая его именно как личную ценность, причем явно превышающую ценность своей жизни.

Подчеркну, такая постановка задачи не является сама по себе отрицанием классового подхода – рассмотрения явления "с точки зрения класса", в масштабе класса. Речь о другом: мы не можем игнорировать микромеханизма явления [*1]. Этот механизм не очевиден, ведь мы же не муравьи и не пчелы, над нами коллективный инстинкт не имеет столь же абсолютной власти. В запасе должна иметься интерпретация явления на человеческом "микроуровне".

Маркс объясняет: бороться за общее дело толкает людей отчаяние, – легко умирают оттого, что "нечего терять" (одна из основных характеристик рабочего класса)? На самом деле терять всегда есть что – семью, близких, здоровье, наконец свою жизнь... Ведь речь именно об этом. Тем более, если мы присмотримся к составу вождей революции, – видим, в большинстве своем это далеко не последняя голытьба, им терять ох как было что... Ещё ужаснее, мы видим, далеко не все из них относились к рабочему классу. Даже Маркс, Энгельс и Ленин не принадлежали к рабочему классу! Энгельс вовсе был капиталистом! Пусть они не сражались на баррикадах, но положили на дело революции своё здоровье, наконец, всё время без остатка, а значит всё-таки – своей жизнью пожертвовали... А ведь могли, как большинство прочих, – "жить-поживать, да добра наживать".

Революционеры сражались за будущее, погибали, – а "перестроечное" поколение отказалось заплатить за него даже такую минимальную цену, как поддержка промышленной инфраструктуры и сохранение природных богатств. А иначе – на какие, спрашивается, дивиденды, живет такая уймища людей, по сути ничего не производя? Так что же с нами произошло?

Итак, вопрос к следующему семинару. Каким же образом всё-таки марксизм смог выдвинуть "коммунистическое будущее" в ранг воодушевляющей личной цели – такой, за которую и умереть не жалко? Каков механизм явления? Есть ли всё-таки что-то в марксизме такое, что обращалось не к классу, а лично к человеку, к его "смысложизненному инстинкту" (делая его сильнее инстинкта самосохранения)?

  • Если есть, то что? Не осталось ли нечто в марксизме нами неучтенным, упущенным в нашем кратком обзоре?
  • Если нет, тогда, возможно, имеется какой-то дополнительный, внешний к марксизму фактор, – который, неявно накладываясь на марксизм, совершал его волшебное превращение, делал его сильнее религии? Какой фактор?
  • Наконец, почему эти факторы (любой из названных) перестали работать?
[*1]
Для сравнения, метод термодинамики не отменяет метода статистической физики, наоборот – предполагает его. Когда дает сбои феноменологический подход – возвращаемся к элементарным объектам, к молекулам и атомам. Классовый подход – суть подход феноменологический.
список
обновления
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner