Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

04.10.2013

последняя правка 18.10.2013

"Огненный Логос" Гераклита,
советская идеология и диамат.
FAQ. Продолжение, уточнения, касающиеся идеологии

>  «Ваше отношение к научной картине мира? Собираетесь ли вы её придерживаться?»

Разумеется, да, – и разумеется, нет.

Разумеется, да, – поскольку мы же не прибегаем к гипотезе чертей и ангелов, произвольным образом вмешивающихся в действие законов природы, – и уверяю вас, такого намерения нет. Если обнаруживается, что закон природы не исполняется точно – разумно искать его обобщение, уточнение, или влияния других, неучтенных явлений и законов.

Разумеется, да, – поскольку мы принимаем мир, вещи и людей за реальность, – такую, с которой шутить можно лишь в известных пределах: самолет летит, камень падает, огонь жжётся. Причем мы даже можем знать, почему летит самолет, с каким ускорением и скоростью падает камень – и почему, – какова температура огня – и почему.

Разумеется, нет, – поскольку научная картина мира по определению неполна, это не новость для всякого, кому известен предмет философии или даже просто история происхождения науки. Научная картина мира рисует объективный мир – что значит мир "наблюдаемых объектов". Начнем с того, что в ней отсутствует наблюдатель, субъект, "я". Всю новоевропейскую философию можно рассматривать с этой позиции – как попытку найти ему место в картине мира [*1]. Материализм в этом смысле исключением не является, а тем более диалектический материализм. [*2] Но это не вся проблема, она ещё и в том, что человек, "Я" – всё-таки не синоним субъекта или "наблюдателя". Во-первых, человек активно действует в мире вещей и в истории, и вовлекается тем самым в свои "эксперименты" (на что указал Маркс). Но второе и самое загадочное, это уж совсем никуда не вписывается, – это то, что человек-наблюдатель смертен.

В научной картине мира законными правами обладают лишь причины и следствия. "Законы природы и общества" предназначены причины и следствия между собой связывать. Цели и ценности выступают как то, что должно иметь причинное объяснение, например психологическое – или классовое...

Если мы берём марксизм в качестве науки, наука эта объясняет явления с точки зрения теории классов. В подавляющем большинстве случаев этот подход работает, безусловно, – историей он убедительно обоснован. Только вот насколько далеко мы способны по этому пути пройти, есть ли предел абстракции, сводящей народ к классам, а людей – к "представителям классов"? (Требование к философии исследовать вопросы до конца, до предела, – сформулировано Декартом.) Можем ли мы применить данный подход, например, к самим Марксу, Энгельсу, Ленину? Они что, разве являются представителями рабочего класса? А ведь это фигуры отнюдь не последние, и влиянием их на процессы пренебречь нельзя. Классовые ли интересы, материальные ли интересы формировали их сознание, руководили ими в их деятельности, – или иные интересы, смысложизненные?! Подобного рода "флуктуации", отклонения от классовой теории, как видим, могут иметь значение решающее!

Казалось бы, речь тогда надо вести об уточнении теории, учёте такого рода "флуктуаций". Но нет, легко видеть, речь как раз об ограничениях "научного подхода", полноценности научной картины мира как таковой.

Приглядимся к "научной картине мира". Согласно ей, электрон обладает гораздо большей реальностью, чем человек – разложимый на элементарные частицы (как машина разбирается на части). И тем более в ней не обладает реальностью народ, – и Советский народ тоже. [*3] Следовательно, от всех наших предельных вопросов и священных идеалов, соединяющих нас в народ, либо придется честно отказаться – либо надо дать им экономические, материальные, социально-психологические объяснения, – что по сути означает опять-таки "вежливый отказ". Марксизм, кстати, затрудняется это последовательно сделать (именно потому, кстати, его подход нельзя свести к "научному").

А в советской "эмпирической" идеологии наличие предельных вопросов, – а значит и связанных с ними высоких смыслов, священных идеалов, нравственных ценностей, – и вовсе под сомнение не ставилось. – Предельность человека существует сама по себе, без всяких для того "научных обоснований". – Не всё и не полностью сводится к материальным причинам, – либо сами эти материальные причины придётся толковать более широко.

Если мы продолжаем придерживаться той же позиции – тогда наша картина мира к "научной", несомненно, не сводится. Если так, то мир устроен сложнее, чем мы привыкли считать. Просто надо отдавать себе в этом отчет – либо следует провести полную реинвентаризацию мозгов.

Это не моя выдумка, мы всегда, начиная с революции, "неявным образом", "по умолчанию" в это верили. Пора наши неявные умолчания вытащить на свет. Пора наконец сказать вслух, что такая вера – не просто "ля-ля-ля", что она есть определенная идеология, – и что с маркистской в таком случае она не совпадает! Слышите, повторяю снова, советская идеология с "теоретическим комунизмом" не совпадает! (Ну а марксизм не совпадает, в свою очередь, с научной картиной мира.)

И снова надо сказать, я не делаю здесь больших открытий. Философия (философия диамата тоже) очерчивает границы "научной картины мира" уже самим своим существованием, – поставленные здесь вопросы составляют предмет философии. Другое дело, что мы живем в век забвения философии, – выходит, и само-забвения...

>  «По вашему мнению, кроме диамата, на что-то ещё в философии мы можем опереться – в первую очередь?»

Идя по пути исследования наших предельных вопросов, нельзя не поставить вопрос об их пределе, – о пределе предельных вопросов [*4]. Задача близка к той, что была очерчена на заре классической философии, Гераклитом, – предел, первопричину Гераклит называл Логосом или "Огнем". Достоинство той философии оказалось оборотной стороной её недостатков: в то время было не принято делить между собой причины-следствия и ценности-цели. Под первопричинами сущего понималось нечто весьма отличное от того, чем разумеем под ними мы сейчас, или даже чем мыслил Гегель. В диалектическом материализме можно отыскать следы философии Гераклита куда более значительные, чем у Гегеля. Гораздо более известный факт, что элементы той же философии вошли в преобразованном виде и в христианство. Не удивительно, что диамат так хорошо лег на русскую почву, – "подспудное" родство мировоззрений налицо, – хоть, надо сказать, вскрывается нелегко...

Диамат очень удачно совместил предельные смыслы и "опустошающий смыслы" научный метод. Пока в диамат верили – это работало...

Итак, первая опорная точка – диамат (Маркс, Энгельс, Ленин), вторая – Гераклит, третья – несомненно, Декарт.

>  «Налицо – необходимость борьбы. Надо ли отвлекаться на идеологию, на изучение философии, даже на диамат? Неужели без того не ясно, что надо делать?»

Многие жалуются, что в современном левом движении нет настоящих лидеров, и в этом будто бы всё дело. Но отсутствие лидеров – это оборотная сторона отсутствия идеологии. Марксистскую идеологию в целостности взять и применить невозможно – и в силу её внутренних проблем, и потому что за прошедшее столетие кое-что в мире да изменилось... Сознавая это, даже и изучать её мало стремятся. А вот зря! На одних лозунгах далеко не уедешь!

Диамат – это наша естественная "историческая" почва. Без него марксизма вы не поймете, а значит не поймете и основ "советской идеологии". Это первое.

Не зная диамата, вы останетесь слепым и относительно причин крушения Советского Союза – скрыты они там же, в картине мира и идеологии.

А значит – вы пойдете по пути повторения ошибок, как все неучи.

Далее. Чтобы людей за собой вести, вам надо их сплотить, увлечь. Одним порицанием "жуликов и воров" или повторением отрывочных коммунистических лозунгов вам сделать этого не удастся. Тем более, что доверия ни эти лозунги, ни те, кто их повторяет, уже не вызывают: все помнят, что Советский Союз был разрушен никем иным, как компартией.

Нужно хорошо продумать свою идеологию, ценности, цели, – лишь тогда есть шанс собрать ядро людей, которые с вами их разделяют.

[*1]
Начиная с декартовского "Мыслю, значит существую" – и до "Основного вопроса философии" в марксистской трактовке: "Что первично, бытие или сознание". "Сознание" здесь синоним всё того же наблюдателя, субъекта.

У Декарта "Мыслю, значит существую" фиксирует удивление: как так!? Дальнейшее развертывание философии, с этой точки, есть попытка справиться с этим удивлением, его логически разрешить. Впрочем, итогом стала почти полная утеря этого исходного основания, его забвение.

[*2]
Материализм не является синонимом "научного мировоззрения", как принято думать. Он исходит из научной картины мира, да, – и неплохо с ней согласуется, – но к ней отнюдь не сводится. Гораздо с большей уверенностью к "научному мировоззрению" можно было бы отнести позитивизм или, например, сциентизм, – но они на это не претендуют.
[*3]
Для сравнения, в историческом материализме класс рассматривается как социальный субъект, что значит – всё-таки считается реальностью.
[*4]
Неотъемлемым свойством философии, по определению Декарта, является неустрашимое следование за своими вопросами. Оно же является определением философа: философ тот, кто идет в своих вопросах до конца.
Дополнение 11.10.2013:

>  «Что скажете насчет "христианского коммунизма" – или "христианского социализма"?»

Я вижу в этом прежде всего звучное сочетание слов, "призыв", "знамя". Учения или какой-то идеологии за этим сочетанием нет, по крайней мере пока нет, – если появится, то нескоро. Христианский коммунизм может быть полезен как направление мысли, но нельзя ведь не видеть его ограниченности и препятствий для осуществления этого "проекта".

Во-первых, кому может адресоваться этот призыв? Ясно, что не атеистам – но христианам.

Далее, в чем заключен призыв, его суть? Найти общее в социальных принципах, предлагаемых коммунизмом и христианством? А именно, общее владение собственностью – или стремление к имущественному равенству, презрение к богатству. Но ведь эти принципы обосновываются весьма разным способом, взаимоисключающим. Способы достижения тоже разные. Христианство не апеллирует к классовой борьбе. Социальным массам в нем такого же значения, как в марксизме, не придается, – а коллективизм отнюдь не совпадает с соборностью. Однако, ведь именно марксизм вывел коммунистические, социалистические учения из "утопического", из мечтательного состояния – на арену истории. Сами по себе социальные принципы, в отрыве от марксистской теории, мало что значат.

Чтобы выстроить эффективные мосты между христианством и коммунизмом, надо найти иное, что объединяет, – нечто более глубокое, чем социальные принципы. А на этом уровне "всё сложно": марксизм никогда религию не жаловал. Подчеркну, таково не просто "персональное мнение" его основателей, это неотделимо от теории. Таким образом, препятствия находятся не со стороны христианства, а со стороны марксизма. И исследование должно быть затеяно со стороны марксизма, – в рамках подхода философского, но не религиозного. Со стороны христианства эта задача даже не может быть поставлена. Даже если бы это и было чудом сделано, – что бы ни говорили по этому поводу христиане, на своём языке, услышано это не будет.

Говорить о "христианском социализме" кажется мне ещё менее плодотворным, чем о "христианском коммунизме". В "христианском социализме" остаются вообще голые принципы социальной организации. Монастырский социализм нельзя надеяться распространить на всё общество.

Значительно более реальной альтернативой я вижу построение "советского движения" – основанного на хорошо продуманной "советской идеологии", – движения, способного объединить атеистов и христиан.

>  «Но ведь есть уже успешный опыт соединения коммунизма с христианством в Латинской Америке.»

Начнем с того, что христиане не относятся к этому опыту однозначно. Далеко не все считают это объединение по духу христианским...

А с другой стороны, ведь и марксизма там немного. Что там реально произошло: христианство соединилось (внешним краем) с национально-освободительной борьбой, – раз. Плюс национальный, "государственно-общинный", "утопический" социализм, – два. – А убедительная сила объединения при этом черпалась из марксизма, хотя отношение к нему – весьма отдаленное. Очень часто образы и миксы заимствуют свою силу из теорий, из понятий, находящихся "рядом". Что позволяет это делать? То, что массы не вникают в детали. Практически это работает, некоторое время. Но основа тут явно "клеёная", лоскутная, непрочная.


>  «Что вы пишите, для простого человека слишком мудрёно. Вы мало найдете заинтересованных читателей, а ещё меньше почитателей и приверженцев. Народу нужны простые лозунги, и ясные "материальные" цели. К примеру, "грабь награбленное", вот это по-нашему! Или хорошо бы популярные темы, вот про Сталина например... Вокруг этих тем и можно что-то завертеть!»

Разве на горячие темы мало пишется? И что, много "навертели"?

Хоть я и веду "блог", блогером себя не считаю. Блогеру что надо? Подписчиков побольше, охов да ахов вокруг, страстных обсуждений. Я, как видите, даже комментарии в блоге отключил...

Я ищу не читателей, не почитателей, – но соратников. Много не надо, – всего-то человек десять-двадцать, которые разберутся, с кем найдём "общий язык". Тогда дело будет сделано.

Кто интересуется идеологией всерьёз – те и станут ключевыми фигурами. Ведущими за собой – но всё-таки не "пастухами". Народ – не то же, что овцы, народ не стадо. Народ объединяется в целое общим языком, Советский народ – "идеологическим языком", а его лидеры – языком "теории". Кто-то должен сперва язык освоить, научиться между собой на нём говорить, хотя бы несколько человек.

Даже и группы в VK созданы не для того, чтобы тупо набирать численность. Цель их создания – выявить людей, способных вести за собой. Когда найдем этих людей – рост Движения пойдёт совсем иным способом...

>  «Давайте тогда организуем теоретическую школу, бросайте "Советский народ".»

От односторонних "теоретиков" толку не больше, чем от односторонних "активистов". Отношусь к этому так.

Видеть, что происходит, сознавать гибель народа – и при этом рассуждать, рассуждать, рассуждать – сторонясь при этом всякой попытки что-либо предпринять... Хотите сказать, так должны вести себя советские люди? На них предлагаете опереться? На болтунов?

Вопросами идеологии имеет смысл заниматься только с людьми, которые помогают в деле объединения Советского народа, которые уже сделали свой "советский выбор" – и хотят осмыслить его лучше, стремятся видеть глобальные смыслы и цели, а не только близкие. – С теми людьми, которые думают об этих целях – а не о том, как заполнить сегодняшний вечер.

список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
04.10.2013
ред. 18.10.2013
"Огненный Логос" Гераклита, советская идеология и диамат. FAQ. Продолжение, уточнения, касающиеся идеологии
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте