Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

20.06.2013

последняя правка 08.07.2013

Гераклитов огонь.
Чем Советский народ отличается от "просоветской массы".
Лидерский состав "Советского народа"

На что нацелен мой блог? На обновление "идеологии Советского народа", так. Вернее сказать, на раскрытие. А идеология эта – ориентирована на кого? Согласно своему названию – получается, опять-таки на народ? Да, именно так, – но при условии, что народ мы не будем путать с "массой".

Что отличает народ от массы – обладание цельной картиной мира, сознание внутри неё своих истоков и целей. Это первое.

А второе, что отличает, – присутствие лидеров, "идеологов", "пастухов". Первое со вторым связано. Лидеры – кто такие (какими должны быть)? "Цельные люди", "настоящие люди", – внутри них микрокосм напротив макрокосма. Лишь таким нужен целостный мир – целостный образ мира: разрывы его проходят внутри них – и их рвут на части. Это не абстрактные "философские проблемы", для них это личная, глубокая боль, – как изматывающая болезнь. Это их крест. – Все остальные обходятся вполне "синкретичной картиной", без заметных неудобств, – убедить их в одиночку в наличии её прямой связи с происходящими событиями – невозможно. Шутки шутками, но с этой целью коллектив лидеров и нужен, – чтобы убедить, для "веса". :)

Идеология, цели и ценности Советского народа, должны быть не столько возвращены – сколько открыты, заново осмыслены.

Сравнение "пастухи" здесь дань традиции, – обращаю внимание на его ограниченность. Способность к духовному росту – что отличает человека от овцы, делает его человеком, – свойственна, выходит, всякому человеку, – но в Советском народе она относится к сущностным, неотъемлемым чертам народа, – к тем, что Советский народ определяют, в целое объединяют [*1] (что выражается понятием "соборности"). – Так же как и в христианской Церкви – определяющей себя как "Божий Народ" = народ, объединенный стремлением к Богу, а Бог – это направление возрастания духа [*2]. Огромное преимущество христиан перед нами в том, что у них это направление явно указано – а нам его обозначить пока-что было, признаемся, нечем... В этом (а не в суевериях!) сила, позволившая христианству пройти через две тысячи лет! (О "направлении возрастания духа" – см. дополнение ниже.)

Потому, делаем вывод, блог предназначен потенциальным лидерам движения, "ключевым фигурам", в первую очередь им: лишь лидерам позарез нужна "метафизика" – что значит единая картина мира (в которой находится место человеку и его духу); лишь они её поймут в достаточной степени (я склонен считать это основным критерием их "годности") – и только они захотят понять.

А уделяю я этому столько внимания потому, что проблема заключена в лидерах, их просто нет. [*3] "Просоветская масса" имеется в обилии, но что толку! Прошу не считать такое наименование презрительным, вполне подходящий термин. Раз ставим задачу собирания Советского народа – значит тем самым констатируем: вместо народа пока-что масса...

Что отличает массу от народа, снова, – отсутствие цельной картины мира: всё начинается и заканчивается эмоциями, возмущением, бестолковым "волнением", ностальгией, – не на что и не на кого опереться, – ни на слова, ни на людей. Так выглядит нынешнее "протестное движение", факт, – и обижаться тут не на что.

Лидеры – это приводное плечо рычага, а идеология – это точка его приложения. Без множества сильных лидеров так и будем бултыхаться... Основные усилия всем нам теперь надо направить на их поиск (обращаюсь к своим соратникам).

Во главе массы – политические манипуляторы и "звёзды", кумиры. Во главе народа – "сильные духом", – те, кто обладает в народе духовным авторитетом. Что, само собой разумеется, означат: понятие духа не лишено смысла.

Итак, главная задача дня – поиск лидеров, а главная её подзадача – поиск лидеров первого эшелона. – Прочих они подтянут к себе автоматически. Как это происходит? Приходит к вам на собрание (или в сетевую группу) новый человек, осматривается... И восклицает вдруг про себя: "Ба, какие же здесь люди!!!" – Это называется сработало. Он еще ничего толком не понял, в деталях идеологии не начал разбираться, – но он увидел людей, которым можно доверять, – и которые доверяют этой идеологии... И тогда он уже в деле, – до идеологии он будет доходить постепенно, но помогать будет уже сейчас. Таким образом, идеология нужна для сплочения лидеров – ничто иное её заменить не может. В противном случае – если идеологии нет, или она слаба – организацию придется строить на авторитете одного верховного лица, признании его непогрешимым, его мнения – критерием истины... Надо ли объяснять, тогда это клуб фанатов. – Большой, влиятельной организации так не собрать. Сильные лидеры второго эшелона, на которых можно было бы структуру опереть, туда не придут... Впрочем, их туда и не пустят, а своих потенциальных "выскочек" – выгонят [*4]. Ведь они не могут не подрывать авторитет высшего лица – хотя бы самим своим рядом здесь присутствием. – А своими самостоятельными мнениями или действиями – не могут не бросать ему явного или неявного вызова. В результате наверх непременно выберутся либо лицемеры – либо бездумные фанаты, – а прочих оттуда вытеснят (я не имею в виду никого конкретно, я лишь описываю закономерности [*5]). Да и перспектив у такой организации особых нет, тоже ясно, – человек не вечен...

Как бы ни была велика роль Ленина в строительстве партии большевиков, без идеологии (впрочем, авторство идеологии – тоже его) ничего бы не получилось. Именно недостаточная крепость идеологии привела к необходимости безмерно усилить роль личности верховного руководителя – к опасному сосредоточению власти в одних руках. [*6] Это нам аукнулось много раз – и после смерти Сталина, и с приходом Горбачева...

Каков критерий наличия качественной социальной идеологии (понимания целей)? Наличие под ней прочного основания – картины мира в целом, "метафизики". Каково отличие метафизики от религии – её открытость для обсуждения. Метафизика должна быть сформулирована в таком виде, чтобы компетентное обсуждение её было возможным. Скажем, тема "тёмной материи" в таком случае заведомо исключается [*7]. Каково отличие метафизики от сказок – она должна пользоваться принятым в философии языком, – понятийным языком, укорененным в философскую традицию. – Заметьте, языком, а не отдельными, выхваченными из него словами. Это обеспечивает преемственность пространства понятий – сохраняет нам понятия.

Для строительства будущего нужны понятия-кирпичи, – а из образов можно построить... разве что воздушные замки. [*8]

Каков критерий наличия идеологии? Возможность обсуждения, а значит – понимания. Когда оно невозможно – а авторитет высшего лица поддерживать всё-таки необходимо, – на выручку приходит повторение за ним одних и тех же слов – что становится признаком лояльности. Понимание заменяется выражением почитания. – Если такое поведение в организации поощряется, это плохой признак: с метафизикой здесь нелады.

И снова, каков критерий наличия в организации крепкой и живой идеологии? Постоянное появление в ней новых сильных лидеров (не порывающих с этой идеологией). Вот члены КПРФ говорят, проблема их партии в том, что нет у неё качественных лидеров... Лидеров??? Идеологии у неё нет! Картины мира нет!

Единая идеология в организации обеспечивает единство понимания среди лидеров, а значит – единство мышления, а значит – единство действий. Отобрал их идеологически – и далее не надо за каждым приглядывать, – большое преимущество, между прочим. – Можешь быть уверенным, что люди правильные – и что твои слова будут истолкованы верно. Никакая харизма – взамен идеологии – не даст "верховному вождю" таких соратников, которым можно доверять, – и их не заменит.

Пишу я про лидеров – а держу в уме философов, вам не кажется? :) Правильно, лидеры высшего эшелона и должны быть "метафизиками" – хранителями огня, – у большевиков так оно и было... Проблемы начались, когда наверху оказался "партхозактив" (а ныне во всех партиях наверху политтехногологи, манипуляторы). Но я здесь не оригинален, Маркс разве не о том писал: «Философы лишь различным образом объясняли мир; но дело заключается в том, чтобы изменить его» ("Тезисы о Фейербахе"). Вершить изменение мира – задача, посильная лишь философам.

Каждому из нас доводилось встречать в жизни нытиков: то у него плохо, и это, – и того нет, и этого не получается... Стоишь, слушаешь, и ловишь себя на мысли: как же объяснить тебе, человек, дело не в том, что у тебя чего-то нет (может оно и не надо), – а дело в том, что тебя самого нет... В такого же нытика превращаемся мы как народ: возмущение, жалобы, беспомощность, – и сознаешь, помочь этому нельзя, пока в самих людях нечто не "зажжется".

Метафизика – "сфера идеального", сознания (духа). – Это сосуд для огня. Но огонь-то сам должен "в природе" быть! И место ему в нашей картине мира (метафизике) должно быть! Сознание – не просто хранилище знаний "отражающих материальную действительность"! Или, если так, тогда и сам этот огонь надо считать чем-то "материальным", "движущей силой истории". Подлинное и неподлинное бытие – это всё-таки бытие! Метафизики – это не "воодушевленные", – но "подлинные".

Гераклитов огонь, "внутренний огонь" – вот что должно отличать Советский народ от остывающей "просоветской массы". Огонь – Логос – это вам никакое не идеальное, не вымышленные "идеалы", – самое что ни на есть настоящее, "материальное". Более, чем что-либо, нужны метафизики – хранители огня, – от них зажгутся другие. Они есть – но сидят по своим каморкам и тихо тлеют, – вытащить их оттуда, включить в наше движение – вот главная задача.

Ставя слово "материальное" здесь в кавычки, я соглашаюсь, что с принятыми представлении о материальном это расходится – однако всё-таки слово материальное здесь более удачно, чем идеальное. – Материальное и Логос объединяет по смыслу то, что это – подлинное бытие, – а не его "отображение в наших головах".

Ещё одно предостережение: прошу не усматривать тут в "Гераклитовом огне" художественный образ! Это вполне четко определенное понятие – определенное в рамках понятийной системы, – той, к которой его следовало бы относить. Другое дело, что описать эту систему в законченном виде непросто – и просматривается она через множество исторических контекстов, – однако это не значит, что такая система не может быть в целостности осмыслена. В частности, прошу не путать с "прометеевым огнём"! :)))

Ассоциация с огнем помогает понятие "схватить" – но только не надо думать, что ею всё содержание понятия исчерпывается. Кстати, в ассоциацию-то оно и превратилось только у нас (для Гераклита ассоциацией оно не было) – поскольку процесс горения получил определенное физическое истолкование.

Как заметил, Хосе Ортега-и-Гассет, «Духовная свобода, то есть интеллектуальная мощь, измеряется способностью разделять понятия, традиционно нераздельные. Разделение понятий требует больше сил, чем их ассоциация...» В отличие от ассоциации, аналитическая работа мозга не происходит "по пути", – она требует специально задумываться, – а читатель всеми силами этого стремится избежать. [*9]

«В день, когда снова воцарится подлинная философия — единственное, что может спасти Европу, — вновь откроется, что человек, хочет он того или нет, самой природой своей предназначен к поискам высшего начала. <...> Чтобы философия правила, достаточно одного — чтобы она существовала, иначе говоря — чтобы философы были философами. Едва ли уж не столетие они предаются политике, публицистике, просвещению, науке и чему угодно, кроме своего дела.»Хосе Ортега-и-Гассет, там же.


02.07.2013: И последнее примечание. В первоначальном варианте этой статьи я очень неосторожно упомянул об "духе" и "идеальном" Кургиняна – в сопоставлении с Гераклитовым огнем. Я использовал эти образы для "образности" – а читатель тут же за них схватился! Только к этому сказанное и свёл. В общем, откликам на статью я ужаснулся, особенно тем, в которых читатель "наконец-то начал меня понимать". ;))) Статью пришлось править, – следы "прометеева огня" – всё, что может показаться намёком на него, – изгонять.

Дело в том, что Кургинян интуитивно чувствует и произносит очень многое, существенно больше чем может обосновать, доказать или, как думаю, даже ясно себе представить, – как и всякий художник, – поскольку это позволяет ему делать его язык, и можно сказать, язык принуждает к этому. Кургинян хочет "зажечь дух", передать "огонь" – через свой театр, через газету "Суть времени", передачи "Школа сути". В этом есть общее с тем, о чем выше шла речь, – но только лишь в этом! Образы не имеют четких очертаний – а значит, в них можно усмотреть ассоциации с определенными понятиями метафизики... Но одно дело – способность рассказывать на образном языке о сути метафизики (сознавая его условность и ограниченность), другое дело саму метафизику подменять образами. – Согласитесь, имеется разница! Метафизика как раз определяет суть того, о чем идет речь, – если мы её изгоняем из нашего понимания, тогда разница не видна: не видна разница между её наличием и отсутствием. Поэтому вам кажется, вы всё поняли, когда вы не поняли ничего. :)

Без неё огонь – не более чем страсть, – выгорела – и остыла... Качество "метафизики" определяет потенциальный лидерский состав организации, которая на основе её строится, – её силу, сплоченность и будущность... Повторяю, метафизики – это кто такие: не "воодушевленные", – но "подлинные"...

Воодушевление – это всё то же упускание подлинности.

[*1]
Жму руку Кургиняну, в этом он тысячу раз прав!!!
[*2]
В данном аспекте, – я не ставлю целью исчерпать этим определением понятие Бога, – сознаю, что оно неисчерпаемо "по определению".
[*3]
Напомню, кстати, лидеры – не те, кто много суетится и "на виду", – но кто способен притянуть к себе (своим талантом, интеллектом, авторитетом, – своей силой личности) новых людей, сплотить их в деле.
[*4]
Да не просто выгонят, а с позором и руганью – чтоб показать "место" всем иным.
[*5]
Я ни на кого не показываю пальцем, и не собираюсь этого делать, к живым людям я не приклеиваю ярлыков.
[*6]
К тому же удерживать любопытных от действительно насущных идеологических вопросов в государстве (со слабой идеологией) приходится силой – а лучше бы этого избегать...
[*7]
В мире всего несколько человек способны компетентно обсуждать эту тему, к тому же ни один из них нам близко не знаком.
[*8]
В нашем случае можно сказать ещё конкретнее: у нас имеется естественная метафизическая опора, – это диамат. Насколько он был хорош – другой вопрос, – но мы не можем просто так отбросить его в сторону, не нарушив исторической преемственности, – той самой связи времен, которую мы взялись восстанавливать...
[*9]
За туманящимися образами – это прошу к Кургиняну, – здесь их немного встретите.
Дополнение 07.07.2013:

Чем только не пытались определять духовность (читай – понятие о "человеческой подлинности") в советское время, к чему не приравнивали: к романтичности, задушевности, доброте, чувству коллективизма, непримиримости к врагу, самоотверженности, твердости характера, трудовой доблести, начитанности, "усложненности", "музыкальности", "поэтичности", чувствительности и образованности, сообразительности, профессиональным знаниям – и даже в итоге к экономической состоятельности ("Если ты такой умный – почему такой бедный"). ;) Как бы ни были ценны названные черты, ясно, что они не исчерпывают понятие духа – ни по отдельности, ни даже вместе... Мы откатились на два тысячелетия назад, – приемлемое решение тогда было найдено, но, естественно, в рамках религиозной картины мира, – а потому прямо заимствовать его мы не в состоянии... В христианстве истинная высота духа (масштаб духа) определяется не положительным образом, а отрицательным, – апофатически. Для нас в советское время – поскольку мы заявили себя "учеными-материалистами" – такое определение оказалось невозможным: отрицая все положительные ("измеримые") характеристики духа (или бытия), получаем ровно ноль, – ничто. [*10] В христианстве человек – образ и подобие Божие, человеческая личность – отражение Божественной личности. Бог определяется отрицательно, апофатически – как отрицание всех умо-зрительных, "земных" характеристик, – и это определение бросает "отблеск" на человека, задает определение человека.

Снова, значит ли это, что христианство осталось право – а мы в непроходимом тупике? Утверждать так значило бы требовать возвращения к религиозному мировоззрению... Утверждается здесь иное, – то, что между

– между всеми этими вещами имеется прямая и теснейшая взаимосвязь.

По той же причине есть прямая связь между беспомощностью современной философии в отношении бытия – сводящей "всё" к языковым играм, постмодернизмом в искусстве, ещё ницшевским моральным нигилизмом, нашей былой и нынешней беспомощностью в вопросах духа – и наконец, распадом Советского Союза – и проблемой идеологии Советского народа.

[*10]
"Ничего" нет там – где нет предмета для науки... Впрочем, уже любые наши положительные характеристики "духа" сводят его к психологическим трактовкам, материальным проявлениям, – тоже обнуляют...
Дополнение 08.07.2013:

После тотального отрицания, остается ли остаток? Для "позитивно мыслящего" ученого – если нельзя "нечто" определить, выразить, описать – тогда ничего нет. А для тебя или меня? Начнем с того, что ты или я – есть? Но способен ли ты этот факт "схватить", осмыслить?! «Корнем является для человека сам человек» (это сказано Марксом). Кстати говоря, абстрактного "позитивного ученого" или "позитивного философа" как раз-таки не существует в природе... С его точки зрения – есть, несомненно, наука с её предметом, – а прочее – это всё игры, ничто ничего не стоит. Но почему мы должны доверять мнению того, кого нет, – кто даже не начинал жить?

"Нечто" остается – а именно подлинность, подлинное бытие = что и носит в христианстве имя "Бога" (впрочем, на это понятие нагружено и ещё много чего – что и делает его понятием религиозным). – Данное "понятие" отрицательное: получается вытеснением "идолов", ложных ценностей = "языческих богов". Этот процесс неумозрительный, совершается не позитивным "ученым", не абстрактным субъектом, не абсолютным наблюдателем и даже не "страдающим человеком", определяемым своим страданием, свободой или чем-либо иным... Философия потому теряет свой предмет, что пытается встать на позицию такового. К подлинности имеет отношение/причастность подлинный человек. Упускание бытия – это упускание человеком "из виду" самого себя – что значит, в конечном счете, своей смертности. – Это очень даже легко: – в глубине души мы все считаем, что завтрашний день настанет, – и строим на него какие-то свои планы. К собственному бытию нас способно возвратить лишь небытие, вдруг пахнувшее мертвящим холодом...


Теперь следующий вопрос, – к которому я и сам постоянно возвращаюсь: зачем столь многословно объяснять столь простые – и близкие каждому вещи, – настолько близкие ("материальные"), что ближе ничего не бывает...

Дело в том, что упускание бытия пронизывает весь наш строй мысли, всю нашу философию, науку, искусство, быт...

Нет, мы не отрицаем собственное бытие – или свою смертность (что практически одно и то же). Но и не признаем.

Все наши понятия, представления – а значит и поступки – подразумевают под собой "по умолчанию" упускание бытия. Почти все конструкции мысли, которыми мы ежедневно пользуемся – это мётлы "отчуждения" (да, да, того самого, о котором писал Маркс), – изгоняющие бытие из реальности нашего мира.

Можно повторять "бытие, бытие, бытие", как молитву, – но это скорее психотерапия – а не метафизика. Что есть метафизика в подлинном смысле слова – это последовательное взламывание тех конструкций нашей мысли, в которых "содержится" (в которые мы заключили) упускание бытия, – замена их. Такова настоящая задача философа.

Итак, настоящая цель философа – это возвращение бытия.
Что значит на нашем "жаргоне" – "построение коммунизма", – ни много – ни мало.

Ну а что, разве Маркс вам не говорил, что задача философа – изменить мир, – то есть преображение мира?

список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
20.06.2013
ред. 08.07.2013
Гераклитов огонь. Чем Советский народ отличается от "просоветской массы". Лидерский состав "Советского народа"
ред. 28.06.2013
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте