Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

17.06.2013 (2)

последняя правка 17.06.2013

Коммунизм 2.0, - штриховой набросок. Первая часть

Когда меня просят – дай ссылки к тому в блоге, что считаешь важным, – я теряюсь. Что не считаю важным, о том не пишу, – нет на это времени. Вообще, в блоге нет изолированных статей – которые можно было бы понять в отдельности от других. Происходит сдвиг пространства смыслов: если какие-то понятия останутся вне этого процесса, на своих прежних местах, конструкция в итоге не сложится... Тем не менее, есть узловые статьи, в которых сходится сразу множество тем и понятий – завязываясь в один тугой узел. Эта статья – одна из них.

Вот таким шрифтом в статье даны примечания, сравнения, касающиеся "метафизики" С.Е.Кургиняна. Они могут быть полезны слушателям "Школы сути" – как дополнительные точки опоры. Остальные мои читатели могут их пропустить.

Итак, прошу читателя быть внимательным.

Обновленная теория коммунизма

1. Исходный пункт. У Маркса имеется понятие ОТЧУЖДЕНИЯ = утери смыслов человеческого бытия, – ненастоящего, неистинного, несвободного, ложного, недостойного человека бытия. – В процессе развития общества, углубления разделения труда, человек посвящает всё больше времени изготовлению вещей, которые ему не нужны, для людей, которых он не знает, – вещей всё более частных, фрагментарных, – деталей к другим деталям. Массовое производство превращает труд в омертвляющий процесс, состоящий из повторяющихся действий, – в результате время человеческой жизни превращается в бытийственно пустое "рабочее время", мерилом которому является не его соответствие "предельным смыслам" жизни, но эффективность с точки зрения материального выхода. – Превращается во время, из жизни изъятое, – обмениваемое на деньги, – которые и выступают, таким образом, эквивалентом подлинного бытия: ведь ради них, денег, в конце концов время бытия и было потрачено. На деньги человек покупает себе еду и необходимые вещи, – без чего он не смог бы продолжать всё тот же процесс умерщвления своего времени. Впрочем, на эти же деньги человек может купить себе и какое-то время отдыха, плюс кое-какие вещи для его заполнения, – отпуск, яхту, лучшее жильё, долю комфорта... – В таком случае подлинным бытием для человека становится отдых, путешествия (а работа – неподлинным)... Бытие заменяется его суррогатами.

«В чем же заключается отчуждение труда?

Во-первых, в том, что труд является для рабочего чем-то внешним, не принадлежащим к его сущности; в том, что он в своем труде не утверждает себя, а отрицает, чувствует себя не счастливым, а несчастным, не развивает свободно свою физическую и духовную энергию, а изнуряет свою физическую природу и разрушает свои духовные силы. Поэтому рабочий только вне труда чувствует себя самим собой, а в процессе труда он чувствует себя оторванным от самого себя. У себя он тогда, когда он не работает; а когда он работает, он уже не у себя. В силу этого труд его не добровольный, а вынужденный; это — принудительный труд. Это не удовлетворение потребности в труде, а только средство для удовлетворения всяких других потребностей, но не потребности в труде. Отчужденность труда ясно сказывается в том, что, как только прекращается физическое или иное принуждение к труду, от труда бегут, как от чумы. Внешний труд, труд, в процессе которого человек себя отчуждает, есть принесение себя в жертву, самоистязание. И, наконец, внешний характер труда проявляется для рабочего в том, что этот труд принадлежит не ему, а другому, и сам он в процессе труда принадлежит не себе, а другому. Подобно тому как в религии самодеятельность человеческой фантазии, человеческого мозга и человеческого сердца воздействует на индивидуума независимо от него самого, т. е. в качестве какой-то чужой деятельности, божественной или дьявольской, так и деятельность рабочего не есть его самодеятельность. Она принадлежит другому, она есть утрата рабочим самого себя.

В результате получается такое положение, что человек (рабочий) чувствует себя свободно действующим только при выполнении своих животных функций — при еде, питье, в половом акте, в лучшем случае еще расположась у себя в жилище, украшая себя и т. д., — а в своих человеческих функциях он чувствует себя только лишь животным. То, что присуще животному, становится уделом человека, а человеческое превращается в то, что присуще животному.

Правда, еда, питье, половой акт и т. д. тоже суть подлинно человеческие функции. Но в абстракции, отрывающей их от круга прочей человеческой деятельности и превращающей их в последние и единственные конечные цели, они носят животный характер.»

– Карл Маркс. Экономико-философские рукописи 1844 года

Итак, вещи превращаются в товары, время жизни – в убитое рабочее время, а ценность отношений с людьми измеряется извлекаемой из этих отношений материальной выгодой... Происходит отчуждение вещей, времени, людей... Также вестниками отчуждения являются мораль, религия, искусство, информация. Социальные институты заставляют человека подчиняться частным интересам – и развивать свои способности в направлениях, к подлинному бытию человека не имеющих не малейшего отношения, человек из сознающей себя (и единой со вселенной) "единицы" – превращается в частного, дробного человека, – глупое, безнадежное, бессмысленное существо.

Для сравнения представьте крестьянина, работающего с семьей или с соседями в поле – в крестьянской общине... У него под ногами "мать – сыра земля", над головой – бескрайнее небо и звёзды, его дело наполнено глубочайшим, вселенским смыслом. Он не просто работает – он здесь и сейчас живёт, он "с богом, с космосом" общается! Впрочем, нынешнему человеку, городскому, закованному представлениями о труде как отчужденном времени, обязаловке, представить себе, что труд не есть средство для жизни, но он и есть жизнь, – что он может являться полноценным временем человеческого бытия, – уже почти невозможно.

Или, тоже для сравнения, возьмите декартовский принцип целостного и бесстрашного самосознания – "Cogito ergo sum", – он тоже рисует образ человека, на нынешнего массового человека совсем не похожий.

Нетрудно видеть, что отчуждение – это тематика произведений Василия Шукшина. А в христианстве эквивалентом является богооставленность...

Надо отдать должное С.Е.Кургиняну, всё-таки он здорово мне помогает. Например, если бы не Сергей Ервандвич, даже не представляю, как бы мне пришлось понятие отчуждения вводить, чересчур сложное, – а в Маркса ведь, знаю, читатель всё равно заглянуть поленится... А так – я могу полагать понятие читателю известным. Ну пусть это не вполне так... По крайней мере Кургинян подвел под понятие отчуждения в глазах читателя некую авторитетную опору.

2. Что тогда такое КОММУНИЗМ у Маркса – в отношении к этому понятию? Он подается как победа над всеми видами отчуждения, – освобождение человека из плена неподлинного бытия. Но в такой формулировке, это не более чем МЕЧТА, так ведь? Давая такое определение коммунизму, мы бы мало отличались от социалистов-утопистов. Мало иметь мечту – надо доказать, что она достижима – и что альтернатив ей нет.

3. С этой целью Марксом возводится определенная ТЕОРИЯ. Теория эта состоит из двух частей:

а) Из политэкономии, носящей вполне рационалистический в привычном нам смысле характер, – теория очень конкретная, задействующая даже математические формулы. В настоящее время под марксизмом чаще всего понимают именно эту теорию. У неё есть, как у всякой теории, разумеется, свои ограничения, пределы применимости. – В чем-то она нуждается в доработках в применении к нынешнему времени, – и такие доработки производятся, – но главный вывод из неё при этом остается, насколько мы понимаем, незыблемым: капитализм не вечен – он идет к своему концу, и должен быть тем или иным способом демонтирован – пока он не погреб под собственной тяжестью мир. Повторяю, для понимания этого вывода никакой особой "метафизики", исторического или диалектического материализма не требуется. – Не требуется ничего, кроме здравого рассудка.

б) Метафизика нужна для понимания дальнейшего – способов демонтажа капитализма, действующих сил, вовлеченных в этот процесс, оценки возможности его начала, продолжения и перспектив (что делает пролетариат, что происходит с государством, деньгами, религией и т.д.). Собственно, это и называется теорией коммунизма. Это уже гораздо более зыбкая теория, прибегающая к несколько необычным допущениям о структуре социального мира, – как и об устройстве мира в целом. Последнее понятно: допущения о социальном мире должны опираться на какую-то более широкую почву – иначе бы они показались фантастическими.

Социально-экономический материализм строится на базе материализма диалектического. Представления о социально-экономической "материи", об особой миссии рабочего класса непосредственно связаны с общими представлениями о материи как таковой. Оптимизм безграничного социального развития (развития социальной материи) у Маркса был бы лишен всяких оснований, если брать его сам по себе – в отрыве от всеобщего, вселенского процесса развития материи – от низших форм к высшим. Впрочем, если забыть про этого таинственного жучка, необоримо толкающего материю по пути восхождения, в остальном материя в диамате носит вполне умопостигаемый, подвластный научному исследованию и измерению характер, – по этой причине диамат оказался хорошо совместим с наукой, разве что с информатикой случился впоследствии казус...

Итак, теория коммунизма стоит на плечах диамата, – а он вещь отнюдь не рассудочная, – можно сказать, очень даже необычайная. По меньшей мере забавными выглядят ныне попытки рассуждать о марксизме и о коммунизме – не принимая диамат в расчёт. О каком коммунизме речь тогда? Об утопическом, идеалистическом коммунизме, домарксовом, – но тогда при чем здесь Маркс? Только то, что он обосновал неизбежность гибели капитализма, – но гибель капитализма ещё возможности построения коммунизма не означает ведь, – и что, кстати, тогда такое коммунизм??? Не спорю, конечно же, Маркс помимо политэкономии писал о преодолении отчуждения – а это, несомненно, вклад в наше понятие коммунизма, некая конкретика для нашей мечты... Однако давайте-ка связывать концы с концами. У Маркса отчуждение преодолевается в результате необоримого материального развития, обосновываемого диаматом, – а без диамата победа над отчуждением, повторяю, – что такое? Безнадежная мечта, красивая фраза.

Кургинян отвергает диамат с порога, увы, – как полную чушь. Посмотрите, какая замечательная последовательность: вначале он утверждает, что (1) советский марксизм-диамат никуда не годился; потом – (2) что Ленин был никаким философом и написал "Материализм и эмпириокритицизм" из прагматических соображений; наконец – (3) что вообще диамат – глупость, и к сути марксизма отношения не имеет (напомню, суть марксизма Сергей Ервандович видит в теории отчуждения – и спасибо ему огромное, что он эту тему поднял!). Какие тогда выводы должен сделать слушатель "Школы сути", соответственно: (1) советские учебники по диамату плохи, заглядывать в них не стоит; (2) ленинские труды по философии также не заслуживают внимания; (3) вообще по диамату читать что-либо – значит тратить впустую время. Я согласен с тем, что диамат не безупречен. Однако, он наша естественная опора, наш язык. Отвергая его с порога, мы лишаемся всех базовых философских понятий, – всех, к которым привыкли, – на которых была построена наша идеология. Я не представляю как можно защищать нашу историю, – при этом одновременно уводя из под наших ног связанную с этой историей в одно целое идеологию, и отбивая всякое желание эту идеологию изучать!!! Я предлагаю путь другой – тщательнейшего изучения диамата: – не отказа от его понятий, а их внимательной правки. – В противном случае на место понятий приходят зыбкие "воодушествляющие образы" (построить из них ничего путнего нельзя), – а вместо метафизики получаем набор легенд и сказок... Если уж на то пошло, то именно советская массовая, вузовская версия диамата заслуживает особого изучения – с целью проследить корни наших бед. В противном случае причины останутся для нас тайной, – а что тогда мешает повторению того же вновь?

Итак, с представлением о коммунизме у Маркса оказываются напрямую связаны понятия об обществе в целом, как "экономически-социально-классовой материи", о самой материи как таковой, представления о человеке и его сознании, о сущности "духовности" и "свободы", и т.д. – Понятие коммунизма не изолировано – а связано со всем этим конгломератом понятий (т.е. "картиной мира") в единое целое – и не может быть просто так от них оторвано. – При этом оно лишилось бы своего смысла.

Теперь, если мы видим в марксовой теории коммунизма определенные недочеты – и хотим привнести в неё что-то новое, как мы должны поступать?

– Либо мы должны осуществлять "тектонический сдвиг" всех понятий марксизма – поскольку они друг с другом тесно связаны, – внося в их определения некоторые поправки.

– Либо предложить совершенно новую теорию, определив все её понятия заново, – ясно, что сделать это было бы крайне трудно – а ещё труднее об этой теории будет потом кому-то рассказать, – тем, кто наших новых понятий не знает.

По этой хотя бы причине мы должны предпочесть первый путь.

Попытки дать коммунизму определения, изолированные от системы марксизма в целом выглядят, откровенно говоря, как сочинение сказок, – возвращение к утопическим мечтам, с опровержения которых и начинал, собственно, Маркс. Ну хотим мы соорудить что-то "прекрасное" – а будет оно потом элементарно работать? Чтобы машина пришла в действие – она должна иметь внутри подходящий механизм. А без оного, как бы мы красиво её не рисовали, – что толку?

Кургинян стараясь сформировать новое понятие о коммунизме, пытается опереться на слова: развитие, усложнение, творчество... – которые все недостаточны, и никогда не могут вывести за рамки расплывчатых образов... Ведь Кургинян сам устранил для себя возможность опоры на что-то более прочное, на понятия – отказавшись от диамата. Причем все перечисленные слова явно заимствованы из этой идеологии. – Но поскольку теперь это всего-лишь слова (а не строгие понятия), поскольку они вырваны из взаимосвязей друг с другом, модификации они (через сдвиг взаимосвязей) не подлежат, – сделать с этим далее ну просто ничего нельзя.

Теперь вернемся к представлению Маркса о коммунизме – как победе над отчуждением – в связи с его же представлениями о материи. Я нахожу между базовыми понятиями – материей и отчуждением – бьющее в глаза несоответствие. Победа над отчуждением мыслится, как нетрудно видеть, в качестве некого преображения материи (в целом, включая социальную ее компоненту, – точнее, начиная с неё), можно сказать даже, не сильно преувеличивая, как таинство – наделенное глубочайшим и не до конца постижимым для человека смыслом, рационально не постижимым... Да нет же, никакой посторонней "мистики" я не вношу – помимо той, что внёс сам Маркс! Смыслы, которых доискивается человек в своей жизни, явно находятся за гранью всякой науки, – смыслы не входят в круг причинно-следственных связей – а наука ведь ничем помимо таких связей не интересуется. Находя предельным смыслам, их доискиванию причинные объяснения ("психологизируя их"), мы тем самым обнулили бы изначальную тему – отчуждения, – поскольку она находится как раз в диапазоне "предельных смыслов". – Но ведь диамат, откровенно говоря, никакого иного объяснения смысложизненным поискам, кроме как отнесения их к психологической сфере, предложить не может! Противоречие налицо!

Действительно, почему бы не допустить, что отчуждение – только психология, – тогда что мешает надеяться со временем эту психологичскую проблему решить – без радикальных социально-экономических преобразований?! Например – отвлекая человека от горестных размышлений о смысле развлекательными телепередачами? Иногда кажется – именно с этой, "антикоммунистической" целью они и создаются. ;)

Итак, с одной стороны, материя – объективная реальность, подчиненная причинно-следственным, математически выражаемым связям, – и в мире ничего нет кроме материи (движущейся в пространстве и времени). С другой – коммунизм как "сакральное", рационально непостижимое действо, настолько – что мы принципиально не можем вообразить перед глазами его картинку, ни наглядно, ни математически...

Суть отчуждения – что-то очень трудноуловимое, связанное с нашими ощущениями смысла жизни – и смерти, "предельными смыслами" и их доискиванием, – выводящее человека, а с ним непременно и материю (поскольку человек материален) за плоскость здесь-бытия. В этом своем истоке марксизм близок христианству, без малейшего преувеличения... А по факту – что привлекается в аргументы и в доказательства коммунизма? Привлекается представление о материи – лишенной любого рода "смысловых" характеристик, – приравнивающее между собой все объекты одной структуры: одну вещь к другой, один электрон к другому, одного человека и сознание – к другому человеку и сознанию. Человека – наполненного никаким не "духом", – но всего-лишь знаниями о разного рода окружающих объектах, истинными или ложными, достоверными или выдуманными, научными или сказочными. Никакого доискивания предельных смыслов (и даже никакого "Cogito ergo sum") нет и в помине! Таким образом, человек на самом деле оказывается мало отличимым от компьютера: – произошедшее на нашей памяти столкновение кибернетики с диаматом вполне объяснимо. Материя – это "объективная реальность", – то, что БЕЗ ВСЯКОГО ОСТАТКА совпадает с объектом изучения науки. В мире нет ничего, кроме объектов науки, – ничего, что не может быть подвластно опытному либо теоретическому исследованию. В таком случае человеческий "дух" – кажимость, имеющая психологические и биологические объяснения, а "предельных смыслов" никаких в действительности нет... Мы, таким образом, приходим к жутчайшему противоречию с исходным посылом.

Но даже если и оставить в стороне проблему отчуждения и победы над ним ("коммунизма-преображения"), – вас никогда не озадачивал вопрос об источниках оптимизма в диамате? Тот жучок, который неизменно, пусть иногда отступая, но затем возвращаясь на путь, толкает материю в направлении позитивного развития, – прогресса, иными словами, – он откуда? – Толкает в направлении материального "усложнения", развития форм движения материи, – вплоть до появления человеческого сознания... Затем – социального развития, – вплоть до коммунизма... То, что развитие материальных форм мы видим в прошлом – это данные опыта, – они относятся к тому, что было и уже не повторится. Относительно того, что нас ждет в дальнейшем – вопрос открыт. А ведь в диамате позитивное развитие принято по умолчанию, без него он немыслим. Диамат релятивизирует сами формы материи ("формы движения материи"), не спорю, но позитивное направление их изменения под сомнение в нем не ставится. Каков источник развития в диамате – диалектика, верно? – Это своеобразный диалектический спор, перенесенный из человеческого общества в природу. Но спор не всегда заканчивается достижением истины, верно? В споре можно запутаться, зациклиться, – ни к чему не прийти – или прийти к ложному результату, – даже в споре по всем правилам! А помимо того, истина разве подразумевает под собой непременно справедливое устройство жизни, высоту духа и торжество добра? Да, в русском языке слова правда и справедливость синонимы – но строго говоря, такое приравнивание ниоткуда не следует... Так вот, кем же мы должны считать жучка, скрытого в диамате, – если не "божьим провидением" – оставшимся взамен устраненного Бога?! Однако об этом уже было достаточно сказано, – и нашей целью здесь не является изучение понятия развития – или раскапывание в диамате теологических корней. Я лишь хотел обратить внимание, что проблема предельных смыслов всё-таки находит в диамате определенное отражение, – впрочем, надо признать, довольно блеклое и спорное...

Итак, если мы всерьез признаем, что конечной целью социального развития является коммунизм – как победа над отчуждением, и вспоминая, что социальное развитие – суть развитие материальное, неотрывная часть вселенского процесса развития, – тогда коммунизм должен рассматриваться как новое качественное состояние материи, не меньше. Продолжая аналогию с христианством, наиболее подходящим по смыслу в данном случае является термин "ОБОЖЕНИЕ МАТЕРИИ" – я здесь беру в расчет не столько его теологические истоки, но в первую очередь набор традиционно связанных с этим словом ассоциаций. В православии, напомню, обожение – учение о соединении человека с Богом, приобщении человека Нетварной Божественной жизни через действие Божественной благодати, – что считается главной целью христианина – и "Народа Божьего" в целом. Для нас здесь важно следующее: «Учение об участии тела в обожении является одним из основных отличий христианской идеи обожения от ее неоплатонического двойника – идеи Плотина о стремлении человека к тому, чтобы стать богом. В философии Плотина обожение тела невозможно: материя всегда остается злой и враждебной всему божественному... Тело каждого человека, достигшего обожения во Христе, становится преображенным и обоженным.» Иными словами, обожение касается не только человека, но и "тела" – то есть, на нашем языке, материи. Разница же (марксизма с православием) в этом отношении состоит в том, что в марксизме достижение коммунизма является всецело результатом материального движения – дух в этом не участвует, "дух" как таковой в марксизме вообще остается неопределенным. На его месте – сознание, как собрание знаний, научных и бытовых, истинных и ложных. Но такого рода сознанию, повторяю, проблема отчуждения непонятна, теория коммунизма находится в противоречии со своими истоками... То есть либо надо доопределять как-то дух – либо переопределять материю и сознание. Представление о коммунизме у Маркса оказывается несравнимо богаче, "объемнее" его же представления о материи.

Интуиции Кургиняна, касающиеся христианства и коммунизма, мне совершенно понятны и близки. Я протестую лишь против постановки задачи, к которой они его приводят. Целью объединение христианства с коммунизмом быть не может – хотя бы потому, что единство уже есть, – хотят его видеть или нет. А о чем-то большем вправе задумываться лишь сами христиане. Моей целью является не объединение – но выявление общего. Обнаружение общих истоков – а не внешнее сведение к единству – через надуманные ассоциации типа "Бог – революционер" или "дьявол – темная материя".

Совершенно ясно, что слово коммунизм (победа над отчуждением – как МЕЧТА) становится в нашем случае иголочкой, потянув за которую мы непременно должны будем вытянуть всю нитку связанных с ним понятий – и пересмотреть их: материя, человек, сознание, бытие ("определяющее сознание"), свобода, народ, – а также пересмотреть наши представления о движущих силах истории... После этого мы сможем вернуться к понятию коммунизма, отстроив МЕТАФИЗИКУ заново – уже на основе обновленных понятий. Раз соответствие в теории нарушено – оно должно быть восстановлено, – такова задача, на которую нацелен этот блог.

Мне приходилось высказываться по поводу "творческого коммунизма" Кургиняна. Учитывая всё выше сказанное, я считаю это понятие очень вялым, бледным, пустым, – оно несравнимо беднее исходного понятия Маркса, – беднее не только в силу изолированности "творческого коммунизма", отсутствия под ним каких-либо теоретических оснований, – оно беднее и по сути, по экзистенциальному содержанию... По правде говоря, всякое понятие на его месте показалось бы бедным. Дело в том, что концепция отчуждения Маркса, как мы заметили, находится в прямой связи с христианским пониманием предельных смыслов – упирающихся в "необъятное" понятие Бога, – определяемое в апофатизме через отрицание всех прочих понятий. Понятие Бога среди прочих занимает положение выделенной точки – единственное понятие, по поводу которого мы не можем ничего сказать, рядом с которым любой эпитет будет вялым. Сведение смысла жизни к творчеству (а именно об этом идет речь!) означает выбор из многих "атрибутов Бога" (Любовь, Красота, Истина, Творческое начало...) лишь одного – то есть недопустимое огрубление понятия, да ещё и присваивание его человеком всецело себе. Если уж на то пошло, то смыслу жизни ближе понятие не творчества – а открытия. Для сравнения, "научное творчество" – лишь фигуральное выражение, – наука ведь это открытие Истины, приобщение к ней – а отнюдь не её творение. А что касается культурного творчества – то оно тоже не самоценность, – оно пусто, когда становится самоценностью ("творчество ради творчества"). Исток творчества – именно в открытии, – приобщению к Смыслу жизни, – обратное сведение смысла жизни к творчеству просто нелепо.

[Вторая часть статьи здесь]

список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
17.06.2013 (2)
ред. 17.06.2013
Коммунизм 2.0, - штриховой набросок. Первая часть
ред. 28.06.2013
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка