Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

06.05.2013

последняя правка 17.09.2013

Об "идеологии" Советского народа.
Сравниваем - с нацизмом, марксизмом, христианством

Наше движение носит формально неидеологический, объединительный характер. Но нельзя не признать, уже это – своеобразная "идеология" (осторожно ставлю слово в кавычки). Если объединительное – что-то же должно людей в нем объединять, верно?! А раз так, черты такой объединяющей идеологии придется описать. Всё познается в сравнении, – значит, будем сопоставлять.

Начнем с того, в чем настырнее всего нас обвиняют.

Народ как носитель смыслов – или о "голосе крови"

Навязывают сравнение нашего, советского строя и идеологии с нацизмом, – мы морщимся, уклоняемся, – гадко. Те, кто такое сравнение проводит, заставляют нас рассуждать в приватизированных Западом понятиях, – на чужой территории. Нам говорят – у вас был тоталитаризм, как и у нацистов, – демократии и свободы у вас не было, – потому вы отличаетесь мало. Что возразить? Что демократию и свободу мы понимаем иначе: у нас не буржуазная демократия, а социалистическая, – не политическая свобода, а социальная. – А нам говорят: так у вас неправильные понятия...

Нет, так дело не пойдет. По-настоящему осознать различия невозможно, пока не найден параметр, по которому сравнивать, что значит – пока не найдено общее как бэкграунд. (Отсылаю за примером к математике.) Если не тоталитаризм – тогда что?

Итак, во-первых попытаемся не обижаться на сравнение с нацизмом, – примем его его как вызов. Кое-что оно сумеет объяснить и нам самим. Нам ведь предъявляют какие-никакие аргументы – давайте их отражать, чисто эмоциональной реакции недостаточно.

В своем уподоблении нынешнего западного либерализма фашизму (или нацизму, – у нас принято ставить между ними знак равенства) мы поступаем немногим лучше самого Запада, столь же верхоглядно, неразборчиво: Запад обвиняет в тоталитаризме (фашизме) нас, мы – его. Присмотримся внимательнее к нацизму Третьего рейха – холодным взором, отодвинув в сторону негодование и брезгливость. [*1] Было нечто, что существенно отличает его от нынешнего Запада и что на самом деле сближает его с нами, – нет, не "тоталитаризм" (оставим это внешнюю характеристику, навязанную чтоб сбить с толку). Это нечто – это понятие миссии народа (у нацистов – миссии нации или расы), что значит – смысла бытия народа – которому народ стремится следовать. – То, чего современный Запад не понимает, – свидетельством чему повсеместный постмодерн = бессмыслица, – распад, разгром всяческих ценностей и смыслов, – начиная со смыслов коллективных, общенародных. Содержание этих смыслов у нас и в нацизме кардинально разное, но это второй вопрос, – там и там они были, – отрицать, так думаю, глупо. Современный радикальный либерализм, – формально провозглашая верховенство личных вкусов и свобод, – коллективные, объединяющие смыслы отвергает. На их место он приглашает "толерантность", терпимость, – что отнюдь не то же самое.

Итак, задача в том, чтобы вырваться из навязанной нам Западом системы координат – в которой мы заведомо проигрываем, брыкайся ли нет. Задача – в таком трансформировании базовых понятий, к которой наши либерастические друзья не готовы.

Из комментариев на мою прежнюю статью мне особенно понравился один – хотя неожиданностью он для меня не стал, но спасибо, подоспел вовремя. Он составлен как пародия – поэтому вначале процитирую саму мою статью:

«Было ли советское прошлое идеальным – или нет, мы – его дети. Вот твои родители – во всех отношениях идеальны? А раз нет – ты их считаешь недостойными своего сыновьего уважения? Между прочим, это гораздо более, чем аналогия: вопрос состоит в том, признаем ли мы себя детьми советской эпохи, – здесь именно проходит пограничная черта. – Признаем ли мы родство с тем временем – и с другими людьми, им рожденными и воспитанными, – как с нашими братьями и сестрами ("товарищами"). – Считаем ли, что это было наше время – и было временем нашей истории, – или мы хотим его вымарать, выбросить? <...> Речь – о сохранении исторического бытия народа – в качестве народа, о возможности ему ему выбирать свою судьбу, "траекторию", в соответствии с теми смыслами, носителем которых он является. Это "экзистенциальная задача" – но без ее решения мы не способны выжить и просто биологически: выживание без "внутреннего смысла" бытия – невозможно. Без такого смысла народ не хочет себя хранить, – незачем. Так вот, такого смысла у искусственно созданного "российского народа" нет – поскольку он оторван от истории, – зато этот смысл есть у советского народа. Нет будущего у народа, отрёкшегося от своей истории. Те, кто говорят о "народно-освободительной борьбе" по отношению к мифическому российскому народу – либо обманываются, либо обманывают.»

А теперь – поступивший комментарий:

>  «Было ли нацисткое прошлое идеальным – или нет, мы – его дети. Вот твои родители – во всех отношениях идеальны? А раз нет – ты их считаешь недостойными своего сыновьего уважения? Между прочим, это гораздо более, чем аналогия: вопрос состоит в том, признаем ли мы себя детьми эпохи третьего рейха, – здесь именно проходит пограничная черта. – Признаем ли мы родство с тем временем – и с другими людьми, им рожденными и воспитанными, – как с нашими братьями и сестрами. – Считаем ли, что это было наше время – и было временем нашей истории, – или мы хотим его вымарать, выбросить? <...> Речь – о сохранении исторического бытия народа – в качестве народа, о возможности ему ему выбирать свою судьбу, "траекторию", в соответствии с теми смыслами, носителем которых он является. Это "экзистенциальная задача" – но без ее решения мы не способны выжить и просто биологически: выживание без "внутреннего смысла" бытия – невозможно. Без такого смысла народ не хочет себя хранить, – незачем. Так вот, такого смысла у искусственно созданного "германского народа" нет – поскольку он оторван от истории, – зато этот смысл есть у народа третьего рейха. Нет будущего у народа, отрёкшегося от своей истории.

Как-то так. Может зря немцы осудили нацизм?»

Что на это сказать? Во-первых, давайте быть честными, немцы вряд ли осудили бы своё прошлое – если бы их к этому не обязали, – поэтому слово "зря" с точки зрения самих немцев неуместно, выбора не было. Во-вторых, напомню, нацизм всё же был не эпохой – а не более чем "историческим эпизодом" – уместившимся внутри одного поколения. В советское время выросло несколько поколений, подчеркиваю – выросло! Их мышление и ценности были сформированы с рождения как советские. Но дело даже не в этом... – Радует, что в данном комментарии были правильно уловлены две вещи на самом деле важные:

1. Речь у меня действительно идет о своего рода реваншизме: мы потерпели поражение – и собираемся для реванша, это верно.

2. О сравнении с "национал-социализмом" снова смотри выше. Ну а терминологическая близость на виду: сплав "национализма" и социализма. На месте нации – "общность нового рода", – советский народ. Ведь мы тоже говорим о миссии народа, следовании его собственным, скрытым в нем смыслам. – Ясно, однако, что в классических теориях коммунизма, в марксизме подобным вещам места нет.

Но собственно, общее на этом заканчивается, далее начинаются различия: в направленности этого "национализма" – как миссии. В национал-социализме: всё для избранной расы – за счет остальных, "пространственная" экспансия, вширь, порабощение, подминание под себя народов, – направления для человека нет, направление только для масс, – или – "сверхчеловеческое", над массами. У нас: направление – "вверх", над собой, – "соборный" духовный подъем, развитие человека – неотделимого от народа (отставим пока в сторону выявленные этой задачей непростые вопросы – в которые и уперлась ее реализация, – в данном случае важна не теория, а то, что мы были "так воспитаны"). Если разницы не улавливаете – значит, вероятно, вы не советский человек. Приведенный выше комментарий – характерный пример подобной нечувствительности. Что значит, сформулированный мной критерий работает: «На какой основе советский народ собирать? Есть критерий, вполне исчерпывающий, – это уважение к советскому прошлому (как к неделимому, – взятому в целом).» В данном случае, очевидно, такого уважения к прошлому у моего оппонента нет. – Критерий проводит между нами вполне четкую черту.

Вообще-же, "успех" нацистов в Германии, как бы мы к нему по-человечески не относились, заслуживает того, чтобы его внимательно анализировать: не только те ценности, что провозглашаются от имени социального класса (пролетариата) могут вести за собой... Нацизм "метафизически" был очень непростым феноменом, – об этом свидетельствует хотя бы то, что поначалу к нему примкнул Мартин Хайдеггер, – виднейший философ 20-го столетия. Не будем всматриваться – только воротить нос, – останемся неучами, в лапах истории – беспомощными игрушками.

Миссия советского народа – и миссия рабочего класса

Установить связь "советизма" (в нашем понимании слова) с марксизмом необходимо, – марксизм остается мощнейшим и привычным инструментом анализа, он стал способом нашего мышления, – если не базой, объединяющей левое движение, то по крайней мере объединяющим его символом. – Но установить эту связь непросто, – со "сталинским патриотизмом" нечто общее просматривается легче.

В марксизме понятие миссии закреплено за рабочим классом, и даже миссией это назвать сложно, – скорее это просто материальная необходимость, толкающая неотвратимо рабочий класс к борьбе – в силу чего он становится классом-гегемоном, движущей силой общественного развития. – Никаких скрытых смыслов, которые исторически должны выявляться, – задача предельно десакрализована и понятна.

Но надо сказать, и в марксизме последовательно провести "линию рабочего класса" трудно: когда рабочий класс достигает политической и экономической власти, для ее осуществления он вынужден нанимать – или выделять из своей среды – управленцев, – которые ни по характеру работы, ни по образу жизни рабочим классом уже не являются, – не остается места ни рабочему товариществу, ни солидарности, ни рабочему аскетизму... – Появляется номенклатура, обрастает удобствами и льготами – и со временем начинает задумываться (по крайней мере – задумываются её дети) о "настоящей" собственности и о "настоящей" политической власти, – к тому же она в качестве "элиты" задает образец поведения, его стандарты всему обществу, – итог этому мы знаем.

И второе, в наше время, в нашей стране, – когда рабочего класса в классическом его понимании – проникнутого коллективизмом, сплоченного работой на крупных предприятиях, – вокруг себя мы не видим, – мы что теперь, где должны его брать – для осуществления насущных задач? Допустим, эта ситуация неклассична – и была сформирована "искусственно", – выводом промышленного производства в Китай. Но ведь мы должны исходить из той ситуации, в которой находимся, или как? История нас терпеливо ждать не будет.

Попытаемся проанализировать советский народ с точки зрения тех характеристик, которые приписываются рабочему классу:

  • Сплоченность, единство – да, – в сравнении с остальным обществом, – которое разрознено, атомизировано, – просто потому, что советский народ не принимает либеральную атомизацию "нутром". "Человек человеку друг, товарищ и брат" – это наш принцип. Впрочем, над этим еще надо работать, но потенциально сплоченности мы можем достичь (такова цель нашего проекта "Советский народ"). Коллективизм является одной из главных отличительных черт советского народа.
  • Является ли советский народ авангардом, наиболее передовой и сознательной частью общества, – снова да. – Ну а кто ещё, не "креативщики" же...
  • Является ли он наиболее угнетаемой частью общества, наиболее обделенной, пострадавшей от перестройки, "невписавшейся в рынок" – и с капитализмом несовместимой, – снова да. Для советского народа, как и для рабочего класса, борьба – вопрос жизни и смерти...
  • Терять нам уже почти нечего, – да нам почти ничего и не надо, кроме правды, – а в русском языке правда и справедливость – синонимы. Советский народ аскетичен по своей сути.
  • Советский народ умножается, доля его растёт, он набирает силу, – система неотвратимо готовит своего могильщика.
  • Наконец, советский народ – не та общность, которая ограничена рамками одной нации или региона, даже не "евроазиатская", – ее вполне можно считать глобальной, всемирной, – как и рабочий класс (но тем не менее, центр ее здесь, в Росии, – основой ее являются русские и народы СССР, – и основной язык ее – русский). И это закономерно, – с нависающими опасностями не удастся справиться ни в масштабе страны – ни даже в масштабе Евразии

Более того, советский народ – не просто "угнетаемый класс", но "класс", осознавший вполне свой бытийственный выбор, – сплоченность его сильнее, чем рабочего класса [*2]. Соединяет нас не только материальный – но смысложизненный интерес. Потеря "внутренних смыслов" для народа не менее гибельна, чем потеря материальных оснований жизни. Кстати говоря, я не вижу здесь большого противоречия с марксистской формулой "бытие определяет сознание" ("общественное бытие определяет общественное сознание") – если только вы не будете настаивать на том, чтобы отождествлять человеческое и общественное бытие с "материальным бытием". (За подробностями отсылаю к Хайдеггеру.)

Советский народ – и "Народ Божий"

Я знаю, у наших либералов уже готово возражение мне: носителем смысла является не народ никакой, а сам человек, отдельное я. – Допустим... Но в итоге – выясняется, не смыслы владеют человеком, – он их не преследует, не ищет, не "стяжает", – но определяет их себе, выбирает как костюм в магазине. – Сведение смысла к личному – означает в конечном счете, что смысла и нет никакого – но есть лишь "прикид". – Смысл определяется не исканием истины, но личным вкусом...

Так же как язык, на котором человек говорит, не является лишь его личным языком – но объединяет его с Народом, – так и смыслы, хранимые в языке народа – не могут являться личными. Потому язык смыслов – или "Логос" ("Слово"), – естественным образом оказывается в центре нашей "метафизики" – или учения о Народе... "В начале было Слово"

Есть ещё один, по крайней мере, народ, "организованный" на принципах, близких нашим: – не ограниченный одной нацией или территорией, – но объединенный внутренними, хранимыми им смыслами, – солидарностью в общем духовном восхождении – или "соборностью", – исканием не счастья (как коммунизм), но Истины. Я имею в виду христианскую, православную церковь – которая называет себя "Народом Божьим", – Истина носит в ней имя Бога, – а потому главный Смысл определяется в ней как направленность к Богу, общение с Богом, послушание ему, выполнение его воли.

Как и у нас – главный Смысл, хранимый народом, в ней не может быть полностью постигнут разумом, – выражен словесно ("апофатизм"), – язык не может быть никогда быть полностью для себя явлен. – Это не я первый сказал, это известнейшая вещь, – не содержащая никакого идеализма и мистики (в чем кто-то из читателей уже готов, знаю, меня обвинить [*3])! – Кстати, в противном случае человеческая история стала бы попросту излишней...

Итак, Церковь есть Народ – претендующий, как и Советский народ, на хранение и искание Истины, – но тогда естественнен вопрос об отношениях этих двух народов... Мы знаем, они складывались непросто, – может быть именно потому непросто, что борьба за Истину – это вам не выбор шмоток в магазине. Однако, правильно ли эти народы разделять? Среди верующих было и остается множество советских по убеждениям людей. Теперь по крайней мере нам стало более понятно, что нас объединяет – а объединяет нас многое... Потому можно надеяться, что мы будем со временем лучше понимать друг друга – осваивая перевод между языками наших "метафизик". [*4]

[*1]
Мне неловко объяснять столь банальные вещи, но – очевидно, надо. И – объясняются же они в университетском учебнике физики: «Сравнение возможно лишь на базе общности. Поэтому должно быть найдено общее в различном... Сравнение различных объектов возможно по нечто такому, что является у них общим.» [Матвеев А.Н. Механика и теория относительности. Введение, п.2]
[*2]
Советский народ в каком-то отношении даже более "чистый", более правильный термин, чем "рабочий класс". – Согласитесь, в использовании термина "диктатура рабочего класса" была определенная натяжка – поскольку ни Ленин, ни почти вся верхушка большевистской партии к рабочему классу явно не принадлежали...
[*3]
Те, кто хочет называть себя материалистами, зачастую записывают меня в идеалисты – тогда как идеалистами в действительности являются они сами: это же они, не я, верят в какие-то невесть откуда взявшиеся абсолютные идеалы, существующие помимо материи, "сами по себе".
[*4]
Это, освоение искусства "перевода", развитие диалога, я считаю правильной постановкой задачи. А вот "соединение христианства с коммунизмом" я считаю постановкой неверной, по крайней мере в устах С.Е.Кургиняна: такая задача если и может быть поставлена, то лишь изнутри христианства – а не снаружи. "Соединение" не может быть выполнено теми, кто не верит в Христа и его воскресение, – или я неправ?
Дополнение 11.05.2013:

Идеология объединения - и мечта о коммунизме

Что надо подчеркнуть: речь о советском движении – а не коммунистическом, нет знака равенства. – Почему? Мы не объявляем целью движения коммунизм: – хотя бы потому, что движение объединительное – а не все советские люди эту цель разделяют или одинаково понимают.

Этим я не хочу сказать ничего против мечты о коммунизме – только давайте прежде чем ее снова заявлять, попробуем хотя бы прийти к общему мнению, что под коммунизмом понимаем, – и выясним, в какой степени эта мечта способна утолить (или заполнить собой) человеческий духовный голод, – что значит, будет ли она самодостаточной и жизнеспособной. Прежде выдвините обновленную, полноценную идеологию коммунизма, победите в дискуссиях сторонников прежних теорий, – а затем увлеките новой теорией массы. Даже если принять такую задачу за реальную, времени на это у нас нет. Потому первой и основной задачей я ставлю – воссоединение народа, – приведение в сознание, – чтобы позволить ему сознательно выбрать собственную судьбу. И начинать ее выполнение надо с восстановления нарушенной самоидентификации – с восстановления имени "советский народ".

Теперь чуть подробнее. Что мы понимаем под коммунизмом?

  • Первое – коммунизм как общественная идеология ("наука"). У нас на сегодняшний день нет в наличии такой целостной, непротиворечивой идеологии коммунизма – которую можно было бы поставить в центр объединения. Чисто марксистская требует адаптации к практике, к нашим условиям: и Ленин, и Сталин такой адаптацией занимались. Но это не помешало коммунистическому проекту в итоге рухнуть "под собственной тяжестью". А ведь с тех пор выявились и новые осложнения. В отношении теории всё непросто...
  • Второе – коммунизм как мечта (о совершенной социальной организации). Без теоретической основы, без идеологии, мечта сама по себе мало чего стоит. Коммуны, как показывает практика, долго не выживают... [Поскольку полноценной теории у нас не было, Советский Союз, возможно, следовало бы рассматривать именно как такого рода большую коммуну мечтателей.] Утопический, мечтательный коммунизм раскритиковал ещё Маркс, – с чего он, собственно, и начал свою работу...
  • Третье – коммунизм как метафизика, – как предельный смысл человеческой жизни, – именно в таком качестве он и был выдвинут в марксизме. – Потому именно он и смог заменить собой Бога – как высочайший ориентир для человека. Можно сказать, Богу в диамате было дано новое описание и новое имя... Такова была планка – и до неё коммунизм не дотянулся. Если коммунизм как идея, как метафизика, как мечта не является самодостаточной = пределом человеческих исканий, – если она не способна утолить (или заполнить собой) человеческий духовный голод, – тогда для человека есть нечто более, чем она, ценное. – И этому самому, несомненно, рано или поздно она будет снова принесена в жертву. Вопрос о метафизике коммунизма – это вопрос о человеке, – и корнем наших проблем было то, что вопрос этот не был как следует поставлен.

В каком качестве мы можем говорить о коммунизме ныне? Как о комплексе экономических мер – по обобществлению производства, национализации предприятий, это так. Мы можем говорить о коммунизме в более широком смысле: как об идее преодоления отчуждения человека – от результатов своего труда, – и отчуждения человека от человека, и это верно. Но всё это лишь "элементы коммунизма", разрозненные элементы целого – которое ещё должно только вызреть – и лечь на фундамент нового целостного мировоззрения, миропонимания, включающего учение о человеке, – находящегося пока в зачаточном состоянии. Формирование его – наша вторая важнейшая задача, вслед за объединением, – объединение без решения этой задачи долго не продержится – и по-настоящему даже не состоится.

18.06.2013: Повторяю, я не против мечты о коммунизме – но чтобы она стала действенной, надо соединить её вновь с метафизикой, с нашей картиной мира, учесть наш новый опыт и возникшие вопросы. Штриховой набросок новой теории коммунизма, какой я её вижу – здесь.

Тем не менее, первейшая задача должна быть предельно понятна и проста: сохранение социального "субъекта", исторического бытия народа, – сохранение физическое прежде всего – от "метафизического" = духовного (сохранения ценностей и смыслов), конечно, неотделимое. Начинать ее выполнение надо, повторяю, с восстановления нарушенной самоидентификации – с восстановления имени "советский народ".

>  «Но что советский народ объединяло? Разве не именно мечта о коммунизме?»

Что объединяло – то и вошло в наше целостное представление о советском прошлом, – думаю, далеко не только мечта-идея. Повторяю, я не хочу положить конец мечте о коммунизме, – и всех её сторонников считаю нашими союзниками. – Просто я не нахожу правильным ставить эту мечту в центр объединительной идеологии, – потому что:

  • не считаю это на сегодняшний день актуальным (цель прозаичнее, – выжить),
  • не считаю это правильным по сути (не все из нас мечтатели – способные "жить мечтой"),
  • не хочу утопить начинание в теоретических спорах о существе коммунистической идеи.

>  «Нелепо говорить об объединении всего народа в одно движение. Народ – это не политическая сила, единства он не представляет – и не знает, чего хочет.»

Я говорю об объединении НЕ ВСЕГО народа, а именно Советского народа – ТЕПЕРЬ это уже далеко не то же самое, что весь народ... Чтобы подчеркнуть отличие, пишу Советский народ с большой буквы. Разница трудноуловима на первый взгляд (и тем более – выводы из неё), но она составляет суть проекта: речь идет об объединении тех, кто испытывает уважение к советскому прошлому (что значит – разделяет советские ценности). Впрочем, только они и являются на территории России и СНГ народом в полном смысле слова: – только они и способны за родину и за будущее постоять, только на них и надежда.

Дополнение 01.06.2013:

Вы уж определитесь, что для вас важнее: быть советскими людьми или быть последовательными марксистами

>  «Андрей, в марксизме нет таких понятий как миссия. У вас ненаучный подход, идеализм.»

Отлично, тогда вы должны отправить на свалку, например, память о Великой Отечественной войне, всю связанную с ней символику, "Родину-мать" и тому подобное – поскольку всё это ориентирует именно на определенную миссию, – и это именно НЕНАУЧНЫЙ ПОДХОД и как раз-таки идеалы, – значит по вашему "идеализм". Если вы готовы это сделать – значит, вы не советский человек, к "советскому народу" отношения не имеете – и спор наш в таком случае беспредметен.

Кстати говоря, идеал научности – тоже всего лишь идеал, однако для вас бесспорный, не подлежащий сомнению – не так ли? Он у вас откуда? Опять же идеализм... :)))

Соглашусь, на самом деле неясно, что за такая миссия народа, – если рассматривать мир "по-научному" – строго в рамках причинно-следственных связей, и процесс познания – исключительно как познание этих связей. Однако, язык, в котором вы описываете мир и свое место в нем, – в том числе описываете сами эти причинно-следственные связи, – он непременно выводит за их рамки – раз позволяет их описать... Проблема понимания укоренена в нашей картине мира – даваемой языком, – в том, каковой она является. И не надо думать, что эта картина может быть исключительно и только научной: в таком случае вы сами, и народ в целом, должны быть интерпретированы исключительно как объекты науки, – смыслы должны быть из вашей жизни изгнаны, – в таком случае вы не имеете права их допытываться. И какова тогда цена вам – да и вашим научным идеалам?

Последовательными марксистами быть совсем не просто, – попробуйте, но только честно и до конца...


Впрочем, я знаю, вы готовы сказать, что критерий научности не безусловен – но может иметь вполне материалистическое происхождение (закономерный шаг на пути познания материей самой себя), – но, собственно, согласитесь, строгого доказательства у вас нет. И почему тогда вы отказываетесь допустить, что и понятие миссии может иметь подобное происхождение? Ведь о "мисии рабочего класса" мы с вами готовы говорить – пусть с определенной натяжкой...

Тем не менее, надо отдать моему оппоненту должное, он уловил верно:

1) То, о чем я говорю, не укладывается в марксово понимание социального материализма: "действующие силы" иные. Советский народ – не социальный класс, складывающийся в силу лишь определенного отношения к средствам производства, – миссия как "историческая задача" возникает иным способом. Для Советского народа имеют значение его история, культура, язык; их сохранение – неотъемлемая часть его миссии, ему есть что хранить; – для рабочего класса этих привязок нет ("нечего терять, кроме своих цепей") – и потому он глобален. Подчеркиваю – не укладывается не только лишь моё понимание идеологии, но и советская идеология в целом, в главном – как она сложилась при Сталине, или в брежневские годы например.

2) И даже в принятое понимание материализма как такового – или "научного подхода" – это не укладывается. Материализм (или наука) утверждает: мир устроен так, и на этом ставим точку. Ты действуешь так, а не иначе, – поскольку на то есть причина. Вопросы о смыслах, о поиске смыслов, для человека обязательные, – исключены, – я же стремлюсь их вернуть (и советская идеология того же хотела): я говорю о миссии именно как о смысле, ставлю между ними знак равенства. [*5]

Это очень легко – взять и записать меня в идеалисты (на что я, замечу в скобках, кивать вам не собираюсь). Но давайте так, вынесите прежде заключение в отношении не моих построений – а в отношении реальной, состоявшейся советской идеологии ("Родины-матери", "Великой Победы" и т.д.), – от этого вопроса уйти не удастся. Потом обсуждение готов продолжить.

Православие как национальная идея? – Но что тогда для вас православие?

>  «А почему бы не взять и не сделать государственной идеологией православие? Вот же ответы на все вопросы!»

Наивно думать, что всех – или хотя бы большинство – таковые ответы устроят. Пытаться сделать православие идеологией – значит желать погибели государства (но ещё прежде – самого православия!), раскола страны. Хотя бы потому, что русские не являются в России (тем более – на пространствах бывшего СССР) единственной нацией – и далеко не все русские считают себя православными даже номинально, – не говоря уж о "православии истинном", – о понимании которого, кстати, (чтобы сделать его идеологией) тоже пришлось бы спорить... Для большинства тех, кто относят ныне себя к православию – оно не более чем "православная традиция, культура, мораль": не пей, не кури, веди здоровый образ жизни, – будь добр к ближнему, по возможности, – не изменяй жене/мужу – ну хотя бы старайся этого не делать... Надо отдавать себе отчет, что в воскресение Христа они не верят.

Как и в отношении идеи коммунизма, – ставить православие в центр объединительной идеологии недопустимо. Это было невозможным уже сто лет назад – а тем более теперь!


Как видим, "метафизика" живёт совсем от нас недалеко. Уже простейшие обсуждения идеологии приводят к совсем непраздным вопросам: а что у нас там нынче на дворе – материализм, идеализм, или что ещё иное? ;) В советское время, увы, на такие вопросы мы внимания не обращали, – казалось, не слишком надо...

[*5]
Маркс на самом деле исходил из тех же вопросов, не спорю, – но нетрудно видеть, в получившейся теории это не нашло должного отражения.
Дополнение 02.06.2013:

О программе постижения идеологии

>  «Андрей, я тебя тоже не понимаю! Мало иметь идею,- надо доступно изложить ее людям, т.к. "идея становится материальной, если она овладевает массами"! Суть того, что ты говоришь!»

Прежде всего выясним, понимаешь ли те два пункта, на которые я обратил внимание: что советская идеология В ГЛАВНОМ не согласуется ни с социальным материализмом по Марксу, ни даже с материализмом как таковым – в принятом, то есть снова марксовом понимании? Если да – значит ты понял хотя бы вопросы, – и это может быть исходной точкой для дальнейшего обсуждения, – того, что предлагаю. Первое, что я хочу до читателя донести: – что идеологический разрыв нетерпим, – он и привел нас к тому, что мы в итоге теперь имеем... Понять вопрос – значит наполовину приблизиться к решению.

Если ты не понял и вопросов – тогда надо обсуждать самые базовые вещи: материализм и советскую идеологию... Разбираться в них внимательно, по пунктам.

Дополнение 11.06.2013:

>  «Я очень хорошо знаю, что я – русский. И когда вместо "русский народ" я вижу любой другой народ ("советский"), то я отвергаю это с порога. Потому что я – русский.»

Так я ж русский народ не отменял. )))) "Вместо" это ты сам придумал. – На Западе – либо ассимиляция, либо толерантность (терпимость). Настоящее взаимоуважение наций и взаимообогащение культур были только у нас. Это именно и означает, что мы были В ОПРЕДЕЛЕННОМ СМЫСЛЕ СЛОВА одним (советским) народом.

>  «То есть у тебя вот сказано – смысл народного пути, где под новой национальной общностью понимается Советский народ. Но каковы позиции будут уже Советского народа по отношению к другим народам...»

Советский народ СРАВНИВАЕТСЯ в тексте с национальной общностью, но не приравнивается ей. Русский остается русским, татарин – татарином. Более того, если ты внимательно читаешь, то заметил, Советский народ подается как потенциально всемирная, глобальная общность, – своеобразная замена рабочему классу (у Маркса). Советский народ – не национальный признак, но интернациональная общность. И естественно, мы дружественны всем, кто не хочет считать нас врагами.

Вообще же, суть такова – слабые, малочисленные народы вынуждены искать патроната – сильных союзников. Из них они предпочитают тех, кто позволяет им длить своё историческое бытие, – тех, кто относится к ним с уважением. Русские (историческое ядро советского народа) всегда были дружелюбны к другим нациям – другое дело, что русские ныне слабы, а как государство (РФ) стали ненадежны и своекорыстны, – потому от них все и отвернулись, включая бывших друзей. Причина только в этом...

Дополнение 17.09.2013:

>  «Советское – это очень и очень просто, – это резонанс национальной идеи семьи народов и народно-общинного типа организации жизни.»

Мне бы тоже хотелось простоты. :) Советский народ – это непросто.

Советский народ объединялся и объединяется идеологией – остающейся при том невидимой, притягивающей "тёмной материей". Идеологическая сторона должна быть обнаружена, вытащена на свет, в деталях осмыслена, иначе так и будем топтаться на месте – всей красно-патриотической гурьбой. Нам не всё равно, какова будет объединяющая "макроидея". Впрочем, другой идеи, взамен советской, и не просматривается.

Названных "национальной идеи семьи народов и народно-общинного типа организации жизни" – недостаточно, чтобы понять тот "советский стой", который у нас состоялся, – и тем более недостаточно, чтобы увидеть, есть ли и каковы пути в будущее. Впрочем, и сама ваша формулировка лишь внешне кажется простой. Особенно важно уяснить, в каком соотношении находится советская идеология с теорией марксизма, без содействия которой она на свет не появилась бы. Позволит время – буду это делать, выкладывать свои размышления в блог.

Коммунистическая идеология, повторю, на данный момент на роль объединяющей не вполне подходит. Во-первых, в ней есть трудности теоретического характера. Закрывать на них глаза – значит звать вернуться "к разбитому корыту". Ленин не зря в теории во многом разошелся с Марксом, Сталин с Лениным, Троцкий со Сталиным, о Брежневе и говорить нечего, там просто бардак... В сравнении с коммунистической теорией, "советская идеология", естественным образом "вызревшая", представляется куда менее проблемной и более "готовой к использованию". Кроме того, она почти не нуждается в распространении: мы в основном остались советскими людьми, – "живущими" советскими ценностями (в той мере, в какой мы продолжаем ещё ощущать и ценить жизнь). А нынешний всепроникающий кризис духа – именно от того, что загадили для нас самое ценное, плюнули в душу... Однако, в чем эта идеология нуждается, это в теоретическом осмыслении, – и прежде всего в раскрытии её как идеологии, – как видим, даже это представляет трудность.

Второй момент, не менее важный. Компартия дискредитировала себя как виновница развала СССР, вернуть общественное доверие к слову "коммунизм" в обозримом будущем будет трудно. Это надо делать, несомненно (решая параллельно проблемы теории), но потребуется время...

>  «Насколько идеология важна? Может быть обойдемся простыми "принципами объединения"? Самыми простыми, понятными и разделяемыми большинством: справедливость, развитие, солидарность, независимость экономическая и политическая, интернационализм – по отношению к другим нациям, национализм – в отношении своей (т.е. поддержка национальной культуры и традиций). И т.д.»

Да, можно обойтись и принципами, для начала. Можно обойтись – на уровне "общественной массы". Во-первых, принципов "массе" – и связанных с ними образов – для приведения её в состояние начального брожения достаточно, во-вторых – о тонкостях идеологии спрашивать она и не собирается. Однако, чтобы сплотить ядро движения, идеология необходима: тем потенциальные лидеры от "массы" отличаются, что идеологией и картиной мира как раз интересуются (если нет до этого дела – значит не пригоден). Без выяснения тонкостей идеологии сплочение ядра не состоится, "просоветская масса" – "советским народом" не станет. Любое организационное строительство, каким бы успешным оно поначалу ни было, без сильного идеологического центра превратится в пустой выхлоп. Пока остается расплывчатой картина мира, цели будут туманными, основания – рыхлыми, воля – дряблой, потуги к объединению – бессильными.

список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
ред. 28.06.2013
06.05.2013
ред. 17.09.2013
Об "идеологии" Советского народа. Сравниваем - с нацизмом, марксизмом, христианством
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте