Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

05.03.2013

последняя правка 30.06.2013

Из недавней переписки – кое-что решил включить в блог. –

Есть проблема картины мира – вернее, её отсутствия. В настоящее время целостной картины мира нет – ни у атеистов, ни у христиан. Сказать "я атеист" или "я материалист" – ещё не значит картину мира очертить. Так, например, Михаил Ефремов очень далек от материализма, – у него своя своеобразная "вера" (инфернальность и прочее – о чем говорит постоянно Кургинян), но есть вопрос об основаниях такой веры... Поскольку вопрос о них неизбежен – хоть Ефремов, хоть Кургинян недостаточно последовательны, в постановке вопроса недостаточно радикальны.

А вопрос этот – о человеке, – не о "человеке вообще", а конкретно обо мне или о вас. "Человек вообще" (так же как электрон или атом, или блоха) – это объект науки, скажем физики, биологии или психологии. Но я или вы никогда не становимся объектом науки (ее интересуют лишь родовые объекты – готовы ли мы с вами признать себя за таковые?). Меня или вас нет в картине мира – а это, согласитесь, немалый её дефект. ;) Это первое.

Второе, наука связывает причины и следствия – но не задает целей и смыслов. – В частности, она не задает их ни мне, ни вам, ни "человеку вообще". – А электрону или атому смыслы не нужны, они ими не интересуются.

Социально-значимые смыслы (патриотизм) выходят наружу и сплачивают людей лишь в период крайней опасности (революция, война, или теперь). – Поэтому диамат работал, и был убедителен, некоторое время... Перестройка – не просто диверсия, или "восстание мещанства". Перестройка вскрыла дефицит смыслов – а откуда вы их возьмете? Социализм накормил, дал крышу над головой – а дальше что? Лететь куда-то к звездам? А зачем? Ну летим, ну и что? Ницшевское "Бог умер" – это диагноз и приговор эпохе... Всё значительно сложнее, чем кажется. Мы стоим у истоков не только нового (социального) мира, но и нового миропонимания.

Дополнение 06.03.2013:

Не будем переоценивать диалектику. Она не утешает. Всё течет – всё изменяется. Пусть – что толку?! Смысла от того во всём больше не становится. Одни миражи сменяются другими. Гоняться за ними с высунытым языком – и умереть так ничего и не поняв, – вас это устраивает? Диалектика хороша – но не для смертных.


Мы последовательно движемся по пути познания природы – наши математические модели становятся всё более точными. Но в отношении смыслов мы столь же наивны, – остались такими же детьми, как тысячи лет назад.


Вопрос о человеке – это вопрос о смысле. – Только человеку свойственен "инстинкт смысла" – не кошке, и не электрону.

Мы не можем перепоручить обществу, "будущим поколениям" этот вопрос – надеясь, что они когда-нибудь его разрешат. Мы об этом не узнаем... И не уверены, что они сумеют этот вопрос сохранить.


В материализме считается, что не Бог, а природа первична: что не Бог создал мир, но напротив, понятие Бога родилось из обожествления сил природы, властвующих над человеком. Но теперь, наука уже почти полностью расколдовала природу, – готова сбросить с неё последние покровы тайн, – и что?! – За понятие Бога почему-то продолжают упорно держаться! Надо ли продолжать винить во всём суеверия – если для них места как раз почти не осталось! Религии ныне как нельзя более близко подошли к другому, гораздо более существенному своему истоку – к вопросу о смысле, – вопросу, укорененному в человеке...

Но готовы ли религии поныне к вопрошанию настолько предельному?! – Готовы ли они быть честными?

Дополнение 22.03.2013:

Человеку, далекому от естественных наук, трудно объяснить, что такое "Бог умер": – что такое тотальность науки, – тотальность физического закона, – тотальная пронумерованность пространства, – не допускающая места ни для Бога, ни для прочих "иррациональных сил" [*1]. Сила – это физическое понятие (в рамках современной картины мира). Но если допустить, что "какие-то потусторонние силы" способны по своему хотению хоть самую малость вмешиваться в протекание ядерной реакции, тогда мы попросту не способны построить ядерный реактор, – если такие произвольно действующие силы есть, он взорвется. – Или мы должны рассчитывать на их осторожность и добропорядочность? :)))

Физик не может допустить исключений из действия законов природы – в отличие от ремесленника или знахаря, которые с готовностью признают "естественную" ограниченность своих знаний и умений. Если какой-то закон в данном эксперименте не выполняется – значит либо эксперимент плохо поставлен, либо данный закон не подлинный, а подлинный еще не открыт, – либо, наконец, мы не учитываем какие-то другие законы. Но ученый не может помыслить того, что действие законов в принципе ограничено – и в дело здесь вмешивается Бог или дьявол, – такое допущение положит карьере ученого конец. Ничего удивительного, ученые-естественники в большинстве своём "безбожники"... – К "безбожникам" – к тем, для кого метафизические вопросы остаются открытыми [*2], – прежде всего я в своем блоге и обращаюсь. [*3]

Если ты заранее принимаешь религиозную позицию – неважно, христианскую или языческую, – тогда беседа наша с тобой, увы, будет недолгой. Твоя чуткость к последним вопросам бытия – не значит, что мы могли бы вместе вступить на путь их исследования. Ведь ты уже нашел на них ответ – или полагаешь, что нашел. Религия ставит предел вопросам (успокаиваясь на фигуре Христа или "каких-то силах" – как на пределе), то есть – их обнуляет. – Философская позиция состоит в том, чтобы сомневаться, в вопросах своих быть честным и идти до конца. Собственно, только в её рамках и возможны те самые вопросы, которые я ставлю, – теологии они не подойдут. Людей, готовых их воспринять, – единицы. Хотя все прочие тоже от этих вопросов зависят – "метафизически", – и даже физически, можно сказать...

Сомневаться – не для того, чтобы запутаться в лабиринтах значений и слов или чтобы надменно осмеивать "простую веру", – но чтобы понять хотя бы то, о чем говоришь. Ведь неспроста возникла та же необходимость в теологии... Другое дело, что и у теологии существуют свои пределы – и они явно обозначаются в процессе исторического развития языка и наращивания человеческих знаний, в том и состоит проблема.

К примеру, ты говоришь мне о потусторонних "силах" – и этим удовлетворен. Хорошо, я тогда спрашиваю, вот ты пользуешься здесь словом сила – которое имеет вполне определенный смысл – но это физический смысл, определяемый в рамках научного мировоззрения, – значит, невозможно отрешиться от него! Даже с этого момента можно начинать разбираться... Избегая вопросов – мы теряем смысл слов, которые произносим, а с ним выпадают кусочки целостного осознания мира – и нашего самосознания. Когда мы уходим от вопросов – их по-своему вынуждена разрешать история, – зачастую сметая нас, оказавшихся не на уровне своих задач, со своего пути как бесполезный мусор... – Пример – падение Советского Союза, – пока мало чему нас научившее. – Невозможно философствовать выборочно, соединять мысль фрагментарно, – "здесь играть, тут не играть, а тут рыбу заворачивали".

Несомненно, религия права: все умные вопросы имеют предел, перед которым они должны остановиться. Да и философы, самые неглупые из них, это тоже по-своему понимают: бытие не тождественно сущему, мир не сводится к "картине мира"... Я вовсе не полагаю, что умствованием можно исчерпать человека или вселенную. – Вот только где этот предел? Вы его обозначили словами, и считаете, что дело сделано, предел очерчен, – а ведь те слова уже давно изменили свой смысл... Религия охотно встает на точку "простого человека", время жизни которого ограничено, – которому так или иначе приходится выбирать между умствованием и жизнью: – приходится ограничивать умствование, чтобы оно не заменило собою жизнь. Но для кого-то это не может служить оправданием, – есть те, кому задача осмысления языка мысли по силам, – для них уклонение от нее это уклонение от "смысла жизни", – от Божественной правды (говоря религиозным языком).

Суть такова: мне часто пишут люди верующие – и пытаются оспаривать сказанное мной – по своему, – со своей точки зрения... Могу ли я что-то им возразить? Да, я могу поговорить с ними по теологическим вопросам, принимая временно соответствующие условности относительно слов (и даже в блоге это не раз делал), – но все-таки это не настоящий разговор, не тот, к которому я стемлюсь... Среди верующих у меня много союзников – но истинного понимания, понимания "до конца", я от них не жду.

Прошу не усматривать в этом презрительности. Верующий человек с готовностью признаёт: есть предел, дальше которого он свой разум не пустит, это предел его веры. С моей стороны этот предел пытаться взломать было бы, говоря на религиозном языке, "грехом". Человек не просто так ставит себе этот предел. Порой отнять у человека его веру – значит оставить его ни с чем, отнять него у самого себя... А это "грешно" – в самом прямом смысле слова. Спор между философом и верующим должен быть где-то остановлен: чтобы прийти к одному мнению, либо философ должен был бы отказаться от всех сомнений, – либо верующий от своей веры. – Что, как мы понимаем, никто делать не собирается.


Впрочем, и цель моя, моего блога – в практическом приложении – иная. Проблемой "современности" является именно "безбожник". Это в нем сидит ужас вселенской пустоты – неприкаянности, никчемности. Это он готов взорвать вселенную вместе с собой – лишь бы скрыться от этого ужаса, от преследующих его вопросов. Это для него ни религия, ни наука не могут стать окончательным пристанищем. Потому до него именно я хочу достучаться. Религиозный человек, истинный христианин или мусульманин, такого рода проблемой (для себя и других) не является. [*4]

Снова процитирую здесь Хосе Ортегу-и-Гассета:

«В день, когда снова воцарится подлинная философия — единственное, что может спасти Европу, — вновь откроется, что человек, хочет он того или нет, самой природой своей предназначен к поискам высшего начала. Кто находит его сам, тот избранный; кто не находит, тот получает его из чужих рук и становится массой... [В сноске:] Для этого вовсе не требуется, чтобы философы правили, как предлагал Платон, и не требуется даже, чтобы правители философствовали, как более скромно предлагалось после него. Оба варианта плачевны. Чтобы философия правила, достаточно одного — чтобы она существовала, иначе говоря — чтобы философы были философами. Едва ли уж не столетие они предаются политике, публицистике, просвещению, науке и чему угодно, кроме своего дела.»

[*1]
Тем не менее, это хорошо понимал, например, "гуманитарий" Хайдеггер.
[*2]
Но не к тем, для кого этих вопросов вовсе нет, разумеется. – И не к тем, кто уже их оставил, отодвинул их в сторону, – кто считает миссию разума по отношению к ним полностью исполненной.
[*3]
23.02.2011: Мне уже поставили в упрёк слово "безбожники": будто я отвергаю Бога – отдавая предпочтение "противоположной стороне". :) Сразу, такого рода рассуждение возможно лишь в рамках религиозной картины мира – а я как раз пытаюсь разомкнуть её рамки. Я веду речь не о "сторонах" – о другом. – Надеюсь, мой читатель учитывает контекст, и не будет произвольно выхватывать слова, чтобы меня уличить. Дьявол для меня в конечном счете не более чем сказочный персонаж – и даже физическому объекту, называемому "темной материей", я не считаю возможным приписывать нравственные характеристики.

Слова (такие как "дьявол", например) могут служить нам проводниками к смыслам, – но надо отдавать себе отчет, что где-то они начинают, напротив, ложиться на пути преградой к смыслам – когда мы эти слова "перегружаем". Тогда эти слова приходится грубо "всковыривать" – как коросты.

У мысли есть предел четкости – можно сделать ее политичной, для всех приемлемой, – обтекаемой и гладкой, – но при этом до того именно читателя, которому она адресована, мысль не дойдет, не достучится, "не кольнёт".

[*4]
Надо отдавать себе отчет, что вездесущие видеокамеры – в магазинах и офисах, в транспорте и на улице, – появляются именно взамен всевидящего ока Бога.
список
обновления