Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

31.01.2013 (2)

последняя правка 02.02.2013

Что является главным

Ко мне часто обращаются с просьбой кратко изложить мою концепцию – ту, которой посвящен этот блог – в целом. Попробую наметить канву.

Две составляющих – разных по охвату, но одинаковых по важности. Первое – необходимость широкого общественного движения, с целями и принципами, легко доступными пониманию большинства народа – который в основе своей остается советским народом. Такое движение я начал создавать буквально на этой неделе. – Это то, что называется использовать инерцию прошлого, – воспользоваться смыслами, практически, ощутимо ясными, засевшими у нас в подкорке.

Но этого мало. Чтобы строить будущее, нужна четкая картина мира – и связанный с ней проект будущего. Проекты, основанные на религиозном понимании мира, считаю делом прошлого – это не значит, что против них и их последователей следует бороться, нет, надо по возможности брать их в союзники. Это лишь значит, что на религию нельзя всецело рассчитывать. Коммунистический, марксистско-ленинский проект, основанный на видении мира, названном "диалектический материализм", имеет на мой взгляд перспективу. – У него множество достоинств – но есть и недостатки, внутренние вопиющие проблемы, недодуманности, которые, собственно, и привели к краху Советского Союза – но которые, впрочем, не являются приговором самому проекту, – которые нужно до конца осмыслить. Потому свой философский проект я назвал "Диамат 2.0".

К сожалению, он не может быть, по крайней мере поначалу, столь же массовым – поскольку требует углубленности, знаний, элементарно времени и желания разобраться. Однако я рассчитываю, что сумею найти для этого несколько человек, которые отважатся. Затем они поделятся с другими, и так далее, по сетевому принципу, не впервой... Это проект, рассчитанный на гораздо более долгий период созревания, можно сказать исторического созревания, – но и нужда в нем появится не скоро. Пока что мы находимся лицом к лицу с крайней опасностью – и необходима мобилизация. Опасность сама по себе активирует инстинкт самосохранения – и делает излишними многие философские вопросы. Вспомним, что мировоззренческие вопросы всплыли – как подводные бомбы – когда в Советском Союзе всё в принципе было очень неплохо: ни нужды, ни бедствий, ни лишений...

Итак, две компоненты: широкое общественное движение на понятных, унаследованных от советского времени принципах, предназначено к тому, чтобы собраться – и одолеть тот бугор (или может быть правильнее – ров?), который перед нами. Философская компонента – для того, чтобы мы потом, за бугром не остановились...

Дополнение 02.02.2013:

Поскольку диамат был не просто теорией – но выполнял также своеобразную общественную нагрузку, был идеологической опорой советского общества, у нас к нему два рода вопросов:

1) Вопросы "холодные", укорененные внутри его понятийного аппарата, – вопросы его внутренней согласованности и соответствия его реальности.

2) И вопросы иного рода, выходящие далеко за пределы интересов кабинетных теоретиков, – гораздо более пристрастные: прежде мы находили в диамате нечто "по-человечески" важное для нас (достойные личные цели и смыслы), а потом перестали это находить... Потому он перестал выполнять свою общественную функцию – быть заменой религии и санкционировать мораль [*1]. Прежде находили – а потом перестали... Что случилось?

Но вернемся на шаг назад.

Во-первых, почему все-таки мы стоим за материализм. Потому что научный подход неотделим от материализма (если мы ведем речь не о математике, конечно же) – а отрицать состоятельность науки ныне решится лишь безумец – либо неуч. Как только мы встали на позицию идеализма – либо мы должны скатиться в солипсизм ("мир = моё воображение"), либо прийти к тому, что миром правят незримые и непознаваемые сущности: Бог, а затем ангелы, бесы и т.п. Ясно, что ни о какой предсказательной силе науки в таком случае речи быть не может, мы ничего не способны предрассчитать – а зачем тогда наука нужна?

Что касается социальных наук. Отличие коммунистической теории Маркса от прежних "утопических" – в том, что он поставил построение коммунизма в зависимость не от доброй или злой воли отдельных людей, а проследил материальные (экономические) причины – складывающиеся вне зависимости от воли и сознания этих отдельных людей, – причины, по которым коммунизм может или не может быть построен.

Признавать великие заслуги Маркса и Ленина – и при этом отрицать их материализм – и отвергать материализм вообще, не дав себе труда как следует вдуматься в его сущность и понятия, – значит либо плутовать, либо сильно заблуждаться (уверен, в отношении к Кургиняна справедливо второе).

Отличие материализма Маркса и Ленина – в том что он диалектический. – Что значит: нет застывших форм материи и ее движения, до конца (за конечное время) ее познать нельзя (например, несправедливо представление о материи как совокупности механических твердых неделимых камешков = корпускул). И с этим мы тоже должны согласиться. Все течёт – все изменяется. Познание беспредельно как вглубь материи – так и вширь, в масштабах космоса. Помимо этого материя развивается во времени, и историческое развитие человечества – часть этого процесса.

Однако при внимательном продумывании возникают серьезные трудности относительно казалось бы решенных вещей: что мы должны понимать под материей и ее движением, объектом и субъектом... Раздумывая над этим, нельзя не вернуться заново к вопросу о человеке. Человек как некое ядро, узел "совокупности общественных отношений" (определение, соответствующее социально-экономическому материализму) – характеристика ценная, но неполная... Есть проблема целей, смыслов – не сводимых начисто к социальным смыслам. Человеческий дух – не только разум и познание...

Это подводит нас обратно к вопросу: почему мы все-таки прежде находили цели и смыслы, "символ веры" – который долго нас устраивал, – а затем – нет? ...В периоды общих бедствий и невзгод люди более склонны действовать сообща – и прислушиваться к голосу коллективного разума (например, говорящего языком диамата). Это похоже на единый "социальный поток" (движение "социальной материи"), устремленный к общей цели – наделяющий смыслом существование отдельных людей. Однако в иные, спокойные исторические периоды (такие как позднесоветский), когда "поток" замедляется, когда очевидных общих угроз и задач нет, человек вынужденно возвращается к поиску личных смыслов (поиск смысла жизни – или то же самое, смысла смерти, – свойственный лишь людям "инстинкт смысла") – и мы вынуждены признать, что никакая наукообразная идеология не способна была пока что восполнить то, что давала человеку религия. Невозможно уповать на социальные смыслы – скрытые будто бы в "социальной материи" самой по себе – если этих смыслов по факту нет. "Перестройка" вскрыла этот простой факт.

...Наука напротив, выступает разрушителем смыслов: человек предстает совокупностью атомов и молекул, физических полей, – и пресловутое "материальное единство" Вселенной дела не спасает. Это то, что выразил Ницше словами "Бог умер". Это значит: не на чем больше держаться морали, "всё дозволено". Классовая мораль оказывается зыбкой, а "общечеловеческая автономная мораль" – вовсе не автономной, – но лишь результатом длительного воспитания внутри христианской традиции, – в то время как сама эта традиция все более иссякает – раз шатается ее подложка – христианство – под ударами науки. Над человеком слабо властвуют животные социальные инстинкты (повторяю, я говорю про спокойные времена – когда нет видимых чрезвычайных опасностей – способных мобилизовать названные инстинкты)... Это значит, хотим мы или нет, мы обязаны поставить вопросы о понимании материи и её движения – не только с точки естественных или социальных наук, но и – человеческого целеполагания, смыслов, и не только социально-экономических смыслов... – Не с точки зрения "ученого", но точки зрения человека (что не одно и то же). – Поставить вопрос о понимании слова дух – в отношении к материи: дух не сводится к сознанию – а назначение его только лишь к познанию или "отражению" (законов природы и общества).

Чтобы поставить как следует вопросы о духе и материи, сознании, отражении, о развитии, о субъекте и объекте, а главное – о человеке, о смертном человеке (не сводимому ни к вечному "субъекту" науки, ни обобщаемому нацело до социального субъекта), надо вернуться к началам. Основополагающих точки две: Гераклит и Декарт... Гераклит выдвинул учение о Логосе, впоследствии в христианстве из него вызрело понятие о личности. Декарт основал представления о субъекте и объекте, пронумеровал пространство и время, сделав мир тотально прозрачным для научного исследования. Принято считать, что он уничтожил личность, убил – сведя ее к субъекту (субъекту научного исследования, "наблюдателю") – или напротив, к объекту, физическому телу. Однако утверждать это – то же самое, что винить Ницше в фашизме. Ницше не создал того – чего он не мог создать, это было не в его силах. Он лишь внимательно наблюдал, делал выводы, и прозорливо предсказывал куда всё идет... То же можно сказать про Декарта. Проще всего обвинить в преступлении того, кто первый заметил и рассказал. Не тот разорвал тонкую ткань бытия – кто ткнул пальцем в место разрыва. Не тот убил Бога – кто сказал "Бог умер". Не тот сломал устои гуманизма и морали – кто заметил зыбкость этих понятий. Следует ясно понимать, что мы не можем надеяться найти опору в "христианской традиции" – если мы не верим в воскресшего Христа...

[*1]
Чему свидетельством текст "Морального кодекс строителя коммунизма", нужда в нём появилась неспроста...
список
обновления
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте