Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

25.11.2012

последняя правка 27.11.2012

Язык картины мира.
Понятие метафизики у Кургиняна

Может быть, это я один туплю – рассказываю, как об открытии, о вещах, которые все уже давно без меня просекли?! Да, но ведь из них вытекают следствия, которые должны были перевернуть ваше сознание, – а кажется, с ним ничего особенного не происходит!

Итак, слушая "Школу сути", я натыкаюсь на то, что не понимаю... Я хочу осмыслить – и зря! На то есть причины:

– У Кургиняна вместо понятий – образы, источники "подъема, возвышения духа".

– А вместо метафизики, соответственно, – вдохновение.

"Метафизика" у Кургиняна имеет немного общего с привычным представлением о ней. Она не претендует быть целостной системой мира или "бытия", это никакое не "мировоззрение", не поиск начал, – но именно набор "приподнимающих дух" образов, – искать связную систему понятий в ней дело безнадежное.

«Я предпочел художественный текст и метафорическую образность.»

Данную фразу из 11-го выпуска "Школы сути" можно, пожалуй, отнести не только к данному выпуску, но ко всем прочим. Это ключ к их "пониманию" – если допустимо употребить это слово. Пока-что я просто констатирую факт, не даю никаких оценок. Ведь, может статься, других средств поднять дух и удержать его в "парящем" состоянии у нас и нет? Все разумные метафизические конструкции, как мы могли убедиться, разрастаясь ("вростая в бытие"), быстро ветшают и ломаются – под своей тяжестью. А главное, что индивидуальное человеческое сознание всегда остаётся "себе на уме" – и не склонно считаться с ними в обыденной жизни (следствием чего является "Закон замещения элиты"). Помимо того, метафизические системы требуют от вас принесения им в жертву вашего личного времени – чтобы покопаться в них, сравнить между собой... Замечу, слово "жертва" здесь надо понимать в прямом смысле: поскольку ваше время – это ваша жизнь, – вы приносите им в жертву себя. Этого времени может у вас не быть, или даже у всех нас не быть – как теперь, когда жареный петух клюет нас в пятки. Какое там разбираться в системах – когда надо незамедлительно действовать!

Неудивительно желание Кургиняна предостеречь молодежь от увлечения теориями ("Школа сути 11"), – и проложить скорый путь к "возвышению духа" – через предлагаемые им образные ряды. На самом деле, в многочисленных теориях черт ногу сломит, лучше обойти их стороной, если возможно. Времени мало... Признаюсь, я разделяю тревогу Кургиняна. В свое время я предпочел закрыть свой "философский кружок" в рамках регионального отделения "Сути времени" – и вообще дистанцироваться от участия в работе организации – чтобы не вносить сумятицу в неподготовленные умы. Я общаюсь лишь с теми, кто к такому общению готов и сам того жаждет. Полагаю, это честно, такое ограничение я могу себе позволить.

Правда, Кургинян сам сделал, как мне кажется, ряд опрометчивых шагов. Например, зачем было давать "список литературы" – полной метафизических теорий?! Чревато ;) Процесс запущен... Ребята начали читать – и думать, – развивать левое полушарие мозга... Ну и запутываться, естественно (о чём и был разговор в "Школе сути 11", и, как догадываюсь, на последней Школе под Екатеринбургом-Свердловском).

Но вернемся к образам... Почему бы нет? Ведь и Христос говорил притчами, что значит – метафорами. Однако вспомните, Христос использовал в притчах очень простые, житейские примеры: горчичное зерно, хозяин и работники, сеятель, неплодная смоковница... У Кургиняна иначе: притчи задействуют либо абстрактные понятия (тёмная материя, ячейки Бенара, гностицизм и хилиазм, красный проект), либо исторические и художественные (что значит, впрочем, тоже исторические) сравнения.

Вот об этом подробнее. Житейские, "простонародные" слова общепонятны. Абстрактные понятия сохраняют смысл только в узкой сфере, в своей предметной области – за пределами которой не значат ровным счетом ничего: вы не можете на эти понятия опереться – они уходят из под ног, как только вы пытаетесь это сделать, как только пытаетесь о них задуматься.

Только внутри четко определенной предметной области (и для специалистов в этой области) понятия "понятны" (= могут быть поняты), жизнеспособны. Собственно, об этом (об ограничениях предметных областей, их развитии, столкновениях...) диалектика в первую очередь и говорит, – тот самый "зловредный" диамат.

К примеру, "интеграл" или "дифференциал" в математике, или "тёмная материя" в физике. Вы можете использовать эти слова "как образы" – в обыденной речи или в художественном тексте, – но что останется от их содержания?! Да ровным счетом ничего! "Что-то единое", "что-то разное", "что-то тёмное", – кому что в голову взбредет... Превращение понятий в образы – это пересадка понятий в ненадлежащую среду, микс, – собственно, это постмодерн. Вырывание из контекста, отрыв от корней, – кажущееся, неподлинное существование.

Идём дальше. Сказанное относится как к научным понятиям, так и к религиозным: гностицизм, хилиазм, да и само понятие Бога – что такое они без веры в Бога! Пустой звук. Что толку говорить об "утешении", "спасении души", "единстве живых и мертвых", да даже о "простых" чести или совести – если ничему этому нет места в нашей картине мира, – вот о ней надо думать! Иначе всё это просто "призывы", "слова", растворяющиеся миражи. Это виртуальный мир – сохраняющий свою кажущуюся видимость, только пока мы находимся внутри текста. Не спорю, образы почерпнутые из религии до какой-то поры способны воодушествлять и атеистов – пока они не задумаются о них, не сопоставят со своей картиной мира. Если этого усилия мысли не делает сам человек, то его делает за него история: вначале "Бог умер" для Ницше, и лишь столетие с лишним это становится ясным всем прочим...

То же касается и понятий философских, например почерпнутых из диамата: сложность, развитие, становление, прогресс... "Привыкнув" к ним, затем превратив их в образы, мы способны некоторое время ими оперировать, не задумываясь об их содержании. Но насколько далеко мы способны уйти по этому пути? Обыденная "вера" в них, на которую мы уповаем, держится как раз на том, что внутри определенной мировоззренческой системы эти понятия связаны между собой, с другими элементами картины мира – и потому "самопонятны". Ставя под вопрос эту систему, или забывая о ней, – вы упускаете в итоге и эти понятия. Ваша вера в развитие, дух, творчество кончится там, где вы спросите себя: а что, собственно, я под этим разумею? Потому что: дух вы способны определить только через творчество и развитие, творчество через дух и развитие, а развитие – через дух и творчество. ;) Выхода из этого заколдованного круга тавтологий ваша вера не предлагает.

Христианский Бог конкретен – в отличие от абстрактных понятий, превращенных в ещё более абстрактные образы: он родился в определенное историческое время, учил, ходил по земле, с ним можно было говорить, к нему можно было прикоснуться... Помимо того, христиане верят в то, что он не умер тогда, а воскрес – и жив. Потому христианская религия до сих пор жива...

Назовем вещи своими словами: понятия, превращенные в образы – это интеллектуальная контрабанда, фокус, обман зрения. Рано или поздно он откроется, и "вере" (ведь тому, чего нельзя понять, приходится верить) придет конец.

Но касается ли дело только понятий? А исторические, художественные сравнения? – Много ли они значат вне исторического контекста, "исторического духа"?! Мы берем за пример поведение людей (например, Шора, "Школа сути 10") – но люди поступают исходя из того, что у них в голове: из представлений о реальности Бога, чести, развития, справедливости, – для чего было место в их картине мира. – Для нас это тени прошлого, в нашей картине мира этого ничего нет, вот в чём дело! Мы живем в уникальную эпоху – которой нет исторических аналогий!

Я не хочу сказать, что Кургиняну следует избегать художественных или исторических примеров... На что тогда вообще опереться?! Нет, но слушателю надо при этом понимать ограниченность этих примеров...

Вот мы хотим, к примеру, быть наследниками советского времени – но ведь не можем! Мы можем ту эпоху любить – как любят человека – со всеми его недостатками, как любят родителей. Но это не значит, что мы разделяем ценности, убеждения того времени, ту веру. И мы даже не стремимся её разделять – потому что система рухнула, сдалась! Что тогда остается? – анализировать, рассекать, вычленять те "слагаемые", какие мы хотели бы унаследовать? Но это целостная система, нельзя изъять из неё части – как из организма (он жил и умер). Самое существенное слагаемое (системообразующее) – они верили в диамат, и это определяло их дух, а мы в диамат не верим! (Оставим в стороне пока споры о том, хорошо это или плохо. Вера ушла, и поставим на этом точку.)

Так можем ли мы надеяться определить направление своему духу, пользуясь советской образностью: воспоминаниями, книгами, фильмами? Вряд ли. Они верили в то, во что мы не верим (повторяю, речь о диамате), – а в последние советские годы художественная культура отображала как раз разложение этой веры. (Неудивительно, что множество деятелей этой культуры с энтузиазмом примкнули к перестройке.)

Для чего я все говорю? Для того, чтобы провести грань между воодушевлением и метафизикой, художественным образом и философским осмыслением. То и другое, увы, подвержено тлену: каждая новая эпоха вынуждена переосмысливать картину мира в присущих ей понятиях. Но это не значит, что мы можем игнорировать эту задачу – осмысления. Наша эпоха уникальна тем, что в ее подложке нет картины мира, – какая же это картина, если в ней отсутствует место для человека, для тебя и меня, для смыслов...

Дело это нескорое. Картину мира – если она новая – невозможно наскоро отобразить в существующих понятиях: просто потому что они предназначены для отображения другой картины, – потому что они и есть эта другая картина. – Речь идет о кое-чём большем, чем переход от классической механики к квантовой.

Я хочу донести до читателя мысль: я не просто так "нападаю" на Кургиняна, – как и на марксистскую парадигму, и на христианскую. Картина мира это язык. Язык рождается из цели четкости выражения мысли, его действенность тем и проверяется. Выработка языка идет через уточнение понятий, разграничение, "докапывание", достигание пределов...

Дополнение 27.11.2012:

В подтверждение сказанного выше, цитата из "Школы сути 12":

«А на самом деле нужно одно, нужна подготовка к интеллектуальной войне, включающая в себя действительное получение нашей технической интеллигенцией (которая сейчас встала на тропу этой войны и, может быть, является последним ресурсом спасения России) полноценного гуманитарного образования.»

То есть, согласно Кургиняну, гуманитарное образование, художественная культура должны служить тем крюком, за который нужно вытягивать (из ямы) человеческий дух.

список
обновления