Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

01.07.2012 (4)

последняя правка 15.08.2012

2.4. Дионисий Ареопагит - Декарт - Гегель.
Второе письмо С.Е.Кургиняну (продолжение)

Единственный теологический аспект, на котором я таки обязан подробнее здесь остановиться – это апофатизм, – поскольку без его учета разговор о возвышении духа – разговор, так думаю, ни о чем. Насколько могу судить, из "теологии Кургиняна" (условно назовем так) он начисто выпадает – в силу названных в предыдущем пункте причин.

Апофатизм задает масштаб глубины духа – она же его высота...

Что происходит с духом каждый раз, когда он честно пытается "расти"? Он всякий раз упирается в "идеологический предел" – в очередную сумасшедшую веру в "земные" идеалы: в святость свободы, – или справедливости, – или рациональности, – или закона... И тому подобное. Предел этот преодолевается одним из двух способов:

Диалектически, – идеалы доказывают свою теоретическую неполноценность и практическую недостаточность ("переход количества в качество"), сталкиваются с понятиями из других предметных областей – и затем синтезируются с ними. Совершается переход ко все более абстрактным понятиям, к более сложным идеологическим концептам. По Гегелю этот процесс отражает движение абсолютного духа, по Марксу – процесс саморазвития материи. Но в обоих случаях – это путь развития общественного духа – разворачивающегося в Истории, – человеческую жизнь он затрагивает лишь по касательной, – в нее не вмещается. Каждый умирает со своей собственной маленькой или большой шизой...

Апофатически, – понятия используются не в положительном, а в отрицательном смысле. Апофатическое богословие утверждает, что отказавшись от признания за конечную истину всех (повторяю, всех!) идеологических концептов (то есть – от их обожествления), – в том числе от безупречной святости свободы, справедливости, разума, доблести и т.п., мы к чему-то в итоге все-же приходим – к тому, что называется Трансцендентным или Богом [*1]. Приходим к "чему-то" – не схватываемому разумом...

Кажется удивительным? Но ведь и твое собственное "содержание" не схватывается разумом... [*2] Мало сказать, что личность – нечто неразложимое – и потому требующее к себе "целостного подхода" (ср. гештальт). Но более того, личность – это вовсе не сущность, даже не гештальт, – не то, что разум способен вместить – и выразить каким-то числом слов, – нечто превосходящее слова и разум – и потому именно достойное любви (напротив, познанное – объект манипулирования). И в этом же как раз смысле Бог считается личностью (а человек – "образом и подобием Бога" = Бога как личности), – хотя апофатизм заявляет об условности и этого определения тоже. Поскольку личность – это не сущее, не что-то выразимое, то неправильно подразумевать под личностью "нечто" – тогда скорее уж это "ничто". Аналогичным образом Бог толкуется в апофатизме как выходящее за грань всякого сущего – всякого "что", – в этом смысле Бог это Ничто.

Для первобытного человека бог (дух) – "вот этот конкретный камень", или "вот эта река", или "вот это дерево"... Когда бога отождествляют с "огнем вообще" или, скажем, с каким-то видом животных – это уже следующий этап абстрагирования. Далее, поднимаясь к еще более абстрактным понятиям (предоставляя диалектике сталкивать понятия из разных предметных областей – очищать и синтезировать их) мы начинаем считать богом – или Священным – Истину, Красоту, Добро, Любовь, Свободу, Справедливость... (Так рождаются идеологии – как религиозные, так и светские, – обожествление идей.) Апофатика идет по стопам диалектики – и последовательно говорит ей "нет", обрушая возводимые той конструкции. Нет, говорит она, – Бог это не огонь и не камень – но и не Истина, и не Свобода. – Все это всего лишь ограниченные понятия человеческого разума... Мы не должны поклоняться огню – но неверно было бы поклоняться и Свободе "самой по себе" (современная либеральная "религия"). Поклонение абстракциям даже гораздо опаснее, чем поклонение камням – оно приводит к тотальному обесцениванию бытия – замене его сущим, – к обесцениванию человека, изгнанию любви. [*3]

Так вот, отличие апофатического способа "возвышения духа" – он не исторический – а личный: одна личность (принято называть её Богом, – но это пустое само по себе слово, – на деле именно апофатический процесс и служит определением "Бога") – открывается другой (человеческой) личности. Подъем по апофатическому пути – вовсе не простой разовый акт мысли, это вовсе не чисто умственная операция, – как может на первый взгляд показаться (и тем более – не акт веры!). Точно так же, кстати, как и декартовское "Cogito ergo sum" ("Мыслю значит существую") – вовсе не логическое умозаключение (и тем более – не акт веры!), – поскольку его содержание – это открытие себе того самого субъекта, который может умозаключать, – открытие самой возможности к умозаключению (об этом подробнее – у Мамардашвили). И я бы сказал, это гораздо более чем сравнение... Апофатизм и декартовское Cogito – два встречающихся, взаимосвязанных процесса, можно даже сказать в какой-то степени зеркальных процесса. Первый – процесс открытия человеку Трансцендентого – как личности, второй – открытие человеком собственого я, своей собственной личности.

Эти два процесса относятся к разным – если не взаимоисключающим – духовным традициям. Их либо между собой не связывают, либо друг другу противопоставляют – первый служит основанием религиозной веры, второй – научного познания, – "человекобожия", религии прогресса [*4]. Первый – открытие Бога, второй – открытие "я", "субъекта", "самости", – "бросающего Богу вызов". Но мы должны заметить, что процессы объединяет то, что они оба служат способом обнаружения личности, я бы сказал построения личности. Если эти процессы намеренно не изолировать, и не привязывать к привычным, расходящимся в разные стороны контекстам, – мы увидим их теснейшую взаимосвязь. Они определяют два полюса одного магнита [*5]. Трудно сказать, что идет за чем – человек "строит" представление о Боге по аналогии со своей личностью, – но свою открывает в той мере, в которой становится способным "узреть" Бога. Это две стороны одного диалога. Это два процесса длиною в жизнь – два наблюдения, можно сказать два опыта, – в обоих осуществляется выход за рамки научного опыта, "объективной" (="не зависящей от тебя") реальности. Ни то, ни другое нельзя считать актом веры – так же как и чистым актом мысли. Мысль здесь является опорой для чего-то совсем иного, что в тебе совершается – и именно это носит название "роста духа".

На самом деле, что (кто) будет тогда совершать своё "восхождение к Богу" – пока ты ещё не обнаружил себя, смертного, – своё (предназначенное к восхождению) "я"? Другое дело, это открытие "я" непозволительно считать конечным пунктом движения – как делалось до сих пор.

Почему это процессы длиной в жизнь – потому что одним махом со всеми вопросами не справиться. Каждое событие, какое с тобой происходит, служит для твоего духа испытанием и упражнением. Каждая социальная или идеологическая идея требует от тебя оценки. Каждое массовое, революционное движение требует от тебя определиться с отношением к нему. «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Отстраниться от общественной жизни, уйти в монастырь, закрыться в склеп – допустимо. Но это не признак силы духа – а его слабости. Уйди, скройся – если иначе не можешь себя ("свою душу") сохранить. В прочих случаях – направление "роста духа" расставляет все по свои местам, – определяет иерархию и истинную цену идей. Вот для того им и следует пользоваться. Августин Блаженный, в "Исповеди", рассуждая о природе зла и греховности, пишет: «Я спрашивал, что же такое греховность, и нашел не субстанцию: это извращенная воля, от высшей субстанции, от Тебя, Бога, обратившаяся к низшему, отбросившая прочь "внутреннее свое" и крепнущая во внешнем мире.» Можно усматривать здесь призыв к отвержению "внешнего мира" – но вдумавшись, мы приходим к выводу, что речь идет об ином, о том, что сберечь дух можно только сохраняя (несмотря ни на какие воздействия и искушения "внешнего мира") его ориентацию – его направленность к Богу.

Декартовское "Cogito ergo sum" является способом узреть мысль, отделить её, – вычленить из мысли саму мысль – с целью увидеть скрытое за ней иное (своё "я", "субъекта", – в конце концов своей "личности"). Так же апофатизм – это отделение словесной шелухи – чтобы узреть за ней Бога. Выдавливая за пределы мысли мыслимое – понятия, – мы оказываемся не в пустоте Ничто (и не в бесформенности Ничто), но свобождаем место для Иного. Так же, кстати, как у Хайдеггера слова, всматривание в них – это способ совлечь оболочку слов, их отрицание, – всматривание в Бытие.

Между прочим, осознание себя – это осознание – прежде всего иного – своей смертности, – это существенная поправка к Декарту: тем личность отличается от "субъекта".

Что бы ни думал себе Гегель про Абсолютный дух – воображая его актуальной бесконечностью "в себе", для смертного человека диалектическое развитие знания – бесконечность потенциальная, разворачивающаяся за пределами его жизни, вовлекающая его в водоворот истории как беспомощную, глупую песчинку. Человек может смириться с недостаточностью своего знания, если это научное знание, – но не с недостаточностью, недосягаемостью смыслов. Частичное знание смыслов – означает абсолютное заблуждение, оставленность смыслами, "богооставленность".

Что такое апофатизм? Это не слабость, не беспомощный отказ от познания. Это сила духа, мощь духа – в прямом смысле слова. Там, где один говорит – познание никуда не ведет, усилия тщетны, всё обман, – другой скажет: ищи не там, – ищи за словами, позади слов, откажись от миражей. – Поставь науку и идеологию на свое место – не втискивай туда то, что не укладывается в понятия. Где один теряет опору – там другой находит по-настоящему прочную опору. Это вопрос силы духа. Там, где остается только опустить руки (постмодернист так и делает), именно там мы ищем начало. "Где опасность, там и спасение". И процитирую себя: "А твоя личная борьба начинается с твоего собственного выхода из под власти Ничто, с прорыва пустоты внутри тебя самого. Вот где твой главный враг!" Надеюсь, Сергей Ервандович, я ответил на высказанное вами замечание по поводу этой фразы – очертил её контекст? [*6]

Апофатизм – неотъемлемое ядро христианства, начало веры. Декартовское Cogito – начало знания, новоевропейской философии и науки. А теперь задумаемся – не их ли, не эти ли два начала мы стремимся "объединить" в "сверхмодерне"? Чего нам надо на деле искать – не "объединения науки, философии и религии" – но объединения этих двух компонентов, понять их как взаимодополняющие части единого процесса... Краеугольный камень новой картины мира, я убежден [*7], находится здесь. Никакие «трансдисциплинарные исследования, мультидисциплиные исследования, интегральные исследования» не могут составить альтернативы этому сокровеннейшему процессу, должному состояться внутри личности... По отношению к нему они не могут не оставаться всё той же "инструментальной наукой – разновидностью инстументальной магии", внешним инструментальным воздействием (в котором человек – объект воздействия), – шаманизмом.

Кстати говоря... Если мы действительно стремимся к установлению мостов между светскими и религиозными людьми, следовало бы обратить свой взгляд, думаю, в этом именно направлении, – апофатизма, отрицательного богословия. Верующий и неверующий легче сойдутся на том, что Бог не есть – чем на том, что он есть...

Вообще-то говоря, апофатизм – это не вполне богословие, или лучше сказать, не только оно. Апофатизм выводит за рамки веры – которая предполагает вполне конкретные положительные догматы ("символ веры"). "Отрицательное богословие" – это, можно сказать, отрицание богословия. – Это не столько способ определить "Бога" религии, сколько – определить что есть "дух" – указать духу "путь возвышения" – способ одоления естественных, "идеологических" ему преград... Вспомним, выше я говорил о том, что для христианина нет ничего проще определить "человеческий дух" – надо всего лишь указать направление его как вектора, – к Богу, – в отличие от светского человека, который принужден для аналогичного определения использовать набор характеристик, перечислять "черты духа". Однако просто называя Бога – в качестве направления, мы все-таки маскируем вопрос: – а что мы понимаем под Богом? Так вот, отрицательное богословие и есть способ ответа на данный вопрос: мы не можем собрать описание Бога из положительных черт, но зато можем определенно сказать, что им не является. А определяя Бога таким образом, мы как раз и задаем человеческому духу направление, – не направление "куда" – но направление "откуда", – условно говоря, от "земли" в "небо". – Определяем дух как вектор, как движение – но не как одну из природных или "духовных" сущностей... Таким образом, мы вводим в картину мира уже не только потенциальную, равнодушную к нам бесконечность (разворачивающуюся во времени), как это делает диалектика, – но и бесконечность актуальную, нам "соприсутствующую" – "здесь и теперь". – Мы одолеваем "богооставленность" – оторванность от смыслов. Правда, смыслы эти теперь неидеологичны – невыразимы в понятиях...

Цель – соединить историческое развитие – как диалектику [*8] – и личное – как апофатику, – соединить учение положительное и учение отрицательное, – как две ветви одного учения о Логосе. Без диалектики – нет развития, без апофатики – нет глубины (она же – "высота духа"), нет даже направления – если мы имеем в виду развитие духа (а не экономическое или техническое). Без диалектики – нет движения, без апофатики – движение лишено смысла.

[*1]
Дионисий Ареопагит, "О Таинственном Богословии": «Ведь истинное познание... Сверхъестественного... это именно неведение и невидение, достигаемое (постепенным) отстранением от всего сущего, наподобие того, как ваятели, вырубая из цельного камня статую и устраняя все лишнее, что застилало чистоту ее сокровенного лика, тем самым только выявляют ее утаенную даже от себя самой красоту... Отрицательные суждения предпочтительнее положительных... отрицая мы восходим от самых низших к познанию самых изначальных; таким образом, мы отказываемся от всего сущего... Бог как Причина всего сущего запределен всему сущему; не будучи ни бессущностным, ни безжизненным, ни бессловесным, ни безрассудным, Он, тем не менее, не есть что-либо телесное, поскольку форма, образ, качество, количество и объем у Него отсутствуют и Он не пребывает в каком-либо определенном месте... Ему не присущи непостоянство, изменение, искажение, разделение, оскудение, и, обобщая: ничто из чувственновоспринимаемого Ему не присуще и Он не есть что-либо чувственновоспринимаемое... Обращаясь к той же теме, дерзаю утверждать следующее: Бог – это не душа и не ум, а поскольку сознание, мысль, воображение и представление у Него отсутствуют, то Он и не разум, и не мышление и ни уразуметь, ни определить Его – невозможно; Он ни число, ни мера, ни великое что-либо, ни малое, ни равенство, ни неравенство, ни подобие, ни неподобие; Он ни покоится, ни движется, ни дарует упокоение; не обладает могуществом и не является ни могуществом, ни светом; не обладает бытием и не является ни бытием, ни сущностью, ни вечностью, ни временем и объять Его мыслью – невозможно Он ни знание, ни истина, ни царство, ни премудрость, ни единое, ни единство, ни божество, ни благость, ни дух – в том смысле как мы его представляем, ни сыновство, ни отцовство, ни вообще что-либо из того, что нами пли другими (разумными) существами может быть познано. Он не есть ни что-либо несущее, ни что-либо сущее..., поскольку для Него не существует ни слов, ни наименовании, ни знаний; Он ни тьма, ни свет, ни заблуждение, ни истина; по отношению к Нему совершенно невозможны ни положительные, ни отрицательные суждения, и когда мы что-либо отрицаем или утверждаем о Нем по аналогии с тем, что Им создано, мы, собственно, ничего не опровергаем и не определяем, поскольку совершенство единственной Причины всего сущего превосходит любое утверждение н любое отрицание, и, обобщая: превосходство над всем совокупностью сущего, Того, Кто запределен всему сущему, – беспредельно.»
[*2]
А если кто-то самоуверенно считает, что другого досконально "понял" – так пусть попробует использовать свое знание, чтоб его воссоздать (как мы это делаем с машинами)! ;)
[*3]
Ирония в том, что даже поклонение Любви изгоняет любовь, – поклонение абстрактной любви изгоняет настоящую. Что бы привести в качестве примера... Хотя бы хиппи.
[*4]
С.Н.Булгаков в книге "Свет невечерний": «Православие не в том, чтобы отрицать мир в его подлинности, но в том, чтобы делать центром человечности обращенное к Богу, молитвенно пламенеющее сердце, а не автономное мышление и не самоутверждающуюся волю: вне этого центра и мир перестает быть космосом, творением и откровением Божиим, но становится орудием для искусителя, обольщающим кумиром.»
[*5]
- Две точки крайнего "полевого напряжения". Вот это я понимаю, "единство и борьба противоположностей"!
[*6]

>  «"А твоя личная борьба – с твоего собственного выхода из под власти Ничто, с прорыва пустоты внутри тебя самого. Вот где твой главный враг!" Это автор пишет о себе – это личная борьба? Человек хочет что-то узнать – противодействет чему-то. Где грань между борьбою и знанием? Или знание может осуществляться без борьбы?»

Как видите, контекст совсем иной. А насчет борьбы... Я бы отличал знание от борьбы. Когда мне сообщают что-то новое – или ко мне самому приходит в голову новая идея, она может меня мучить, не давать спать, но разве я против нее борюсь – или за нее борюсь, с кем? Или может быть знание – это борьба с природой? Встречаются такие мнения, но – это мнения. Или с обществом? – тоже далеко не всегда... Да и относится это в таком случае уже не столько к познанию, сколько к его продвижению, утверждению в обществе... Диалектика хоть и борьба – но борьба противоположностей, – а не меня с ними. :)
[*7]
Хотел бы сказать, "я знаю", – но боюсь, это будет неверно истолковано.
[*8]
Гегель был бы не появился без Декарта, без данного Декартом определения субъекта – "Cogito ergo sum"
список
обновления
На главную В конец блогаНа предыдущую страницу списка
01.07.2012 (4)
ред. 15.08.2012
2.4. Дионисий Ареопагит - Декарт - Гегель. Второе письмо С.Е.Кургиняну (продолжение)
Контактная форма На следующую страницу спискаВ начало блога