Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

01.04.2012

последняя правка 23.06.2012

Причины распада СССР. Итоги обсуждения

Никакое виртуальное общение не заменит реального. А поскольку "философский кружок" удалось наконец организовать в реале – то центр тяжести своих усилий теперь я переношу в реал – пока не знаю как надолго. На этот раз – подвожу итоги последней встречи (моё видение итогов, разумеется :)).

Я хорошо понимаю, что цели участников движения "Суть Времени" весьма расходятся: для кого-то, к примеру, целью является уяснение для себя определенных мировоззренческих вопросов, для кого-то самореализация, для кого-то общение... Но главное, что объединяет людей (сплачивает костяк организации) – это все-таки стратегическая задача – идея "СССР 2.0". Однако давайте признаемся, помимо этого воодушествляющего названия, мы мало что имеем... Чтобы понять, что такое СССР 2 – надо разобраться в судьбе СССР 1, – чтобы не повторить вновь эту судьбу. Таким образом, главным вопросом является дифференциал, предполагаемое различие между этими версиями... Но на вопрос в чем должно быть заключено такое различие я неизменно слышу набор благих пожеланий, – типа того, что до сих пор наш грузовик только ездил, а теперь мы говорим ему "лети!" :) Согласимся, что имеется определенное различие между научной фантастикой и наукой... Итак, чтобы перейти к рассмотрению того, что мы хотим построить, надлежит проанализировать недостатки прежней версии, а главное – причины распада СССР 1 (что и было темой встречи). Причин этих находится бездна – но если проследить в свою очередь их причины, а также причины тех причин – и добраться таким образом до самых истоков – приходишь (как мы убедились) к выводам самым незамысловатым: руководящая элита СССР не хотела более его сохранять, а само общество не сумело (а отчасти и не хотело) элите противостоять. С одной стороны предательство – с другой инфантильная беспечность. "Верхи не хотят – низы не могут". Зарубежные враждебные влияния, несомненно, имели место – но вряд ли были бы в силах сами по себе разрушить Советский Союз. Выводы простые – и оттого удручающие... Сложность вселяет надежду – на то, что внутри нее где-то таится подвох, логическая ошибка, надо лишь покопаться... Но когда всё просто – надежде зацепиться не за что.

Процесс был запущен внутри советского общества – в силу "закона замещения элиты" ("рыба гниет с головы") по иному случиться и не могло. Что толку кричать про предательство в верхах, если такова природа предателей – они предают, – и если заполнение ими властной пирамиды сверху донизу (именно в такой последовательности) – это процесс неминуемый, закономерный, – постепенный, но закономерный, – медленный, но 70-ти лет достаточно, чтобы он принес результаты...

Мне говорят – а почему аналогичный процесс разложения элиты не идет на Западе? А разве не идет?! Разве мы не видим теперь воочию его результатов? Разница однако имеется, она заключена в том, что советское общество пытались построить, рассчитывая целиком на лучшие качества человека, надеясь на его возвышение, на его духовность и его "сознательность". На Западе же расчет противоположный – и потому заранее были проложены подушки безопасности, – не говоря уж о том, что они могли себе позволить на них потратиться (за счет остального мира)... Я имею в виду построенный "потребительский рай", – процесс разложения элиты не только не противоречил коренным принципам этого рая, но его всемерно поддерживал. Всякая элита – даже разлагающаяся, даже погрязшая в разврате, потребительстве и стяжательстве, – продолжает оставаться для прочих образцом, задающим стандарты их поведения (особенно в эпоху всемогущества СМИ). Так вот, эти "всплывшие" образцы для советского общества – в отличие от западного – не могли не оказаться губительны, поскольку они коренным образом противоречили его основаниям, – и не могли не вносить вопиющего разлада в наши головы.

Почему "закон замещения элиты" (раз он всеобщий) не приводил к столь удручающим результатам прежде, скажем пятьсот или тысячу лет назад? Повторю за Ницше, свершилось небывалое: "Бог умер". И до, и после Христа люди (в подавляющнем большинстве своем) всегда верили – если не в Бога, то в богов, – если не в богов, но в духов. Боги и духи определенным образом стабилизировали поведение людей (так же как в животном мире это делает инстинкт) – нагружали человека персональной ответственностью, вплоть до самопожертвования: если ты (правитель, к примеру) не будешь исполнять своих обязанностей хорошо, боги тебя накажут (даже после твоей смерти). Бог – пугало, наставник, отец, – а для христиан (вочеловеченный Бог) еще и пример для подражания. А что сейчас – мир движется в тар-тарары, – многие из нас это видят, но задают себе вопрос: это процесс объективный, от меня независимый – а я, что я могу? И ведь ясно, что для того, чтобы остановить этот "объективный" процесс, надо "всего лишь" множество человеческих сознаний соединить в одно коллективное, общечеловеческое сознание, – но вот как же это сделать?! Если я не украду, не воспользуюсь – это сделают другие! Если я другого не сожру – он сожрет меня! Потому вывод: я должен грести под себя, заботиться о себе, о семье, о близких – в ущерб всем остальным, – а то, что ущерб этот в итоге, в сумме становится несовместимым с жизнью человечества, включая меня самого и моих близких, – так это заметить непросто, да и заметив, что с этим поделаешь?! Хорошо хоть, что процесс постепенный, и может успеем еще пожить... Вот что с нами происходит!

Для наглядной иллюстрации – можете представить себе бога в качестве этакого магнитика, закрепленного на вершине "потенциального холма", который не позволял человеку (чиновнику в том числе) слишком отклоняться от вершины, от своего долга, от свого человеческого назначения (как бы он его не мыслил) – с исчезновением этого магнитика отклонение (а значит и падение) уже ничто не сдерживает, оно обладает способностью накапливаться со временем, и от поколения к поколению, и чем далее – тем быстрее...

По этому поводу как раз сказано: «Если бы Бога не было, его следовало было бы выдумать.» Так вот, выдумать Бога – после того как "Бог умер" – если и получится (предпринимаются многочисленные усилия), то внушить людям веру в эту "выдумку" – вряд ли...

Подчёркиваю еще раз, я вовсе не собираюсь провозгласить здесь ту благоглупость, что раньше мол, в прежние времена все было распрекрасно, а теперь всё не то. :) И прежде совершались подлости и преступления, и даже элитой против собственного народа, и люди были неидеальны, как и сейчас, и государства рушились. Я не о том, – на что я хочу обратить внимание, это только на фактор неотвратимой, необратимой эволюции (в отсутствие над каждым магнитика-Бога), – появление накапливающегося в поколениях смещения, – локальной диффузии (никакие идеологии – приводящие человеческие массы в глобальное движение – этому микропроцессу диффузии помехой не являются) – которой самой по себе достаточно для разрушения всей системы государственного управления, да и вообще социальной организации в сколь угодно глобальном масштабе, – в отказе "коллективного разума", чему мы все свидетели. Потому монархия, например, перестает быть возможной (никому доверять нельзя), и становится необходимой демократия – время от времени сменяющая правящую элиту, вытряхивающая зажравшихся, обнаглевших политиков и чиновников из их кресел – дающая возможность порулить другим, которых, впрочем, ждет та же участь. Однако и демократия проблемы не решает [*1]. Таким образом, проблема "перерождения элиты" упирается в наличествующую "картину мира": связано оно с исчезновением внутри нее магнитика-Бога. Я вовсе не хочу тем самым сказать, что проблема заключается в том, чтобы вернуть в картину мира Бога [*2]. Нет, я хочу лишь сказать, что источник проблемы заключен в картине мира – и решение ее не столь просто, – проблема бреши в картине мира не сводится к поиске затычки для неё.

Второе, о чем следует сказать, что названные процессы, разворачивающиеся внутри советского общества, оставались невидимыми – в рамках господствующей в обществоведении марксистской парадигмы. Дух марксизма-ленинизма оказался в явном противоречии с его буквой: надежды на развитие общества и человека (как существа социального), "человеческого духа" основывались на вере в безостановочный материальный прогресс: "общественное бытие определяет общественное сознание", производственные отношения догоняют развитие производительных сил, а дальше за ними подтягивается и человеческое сознание... [*3] – По идее, низшие (первичные, "материальные") потребности насыщаются – и уступают место возвышенным... Как видим, названные механизмы "духовного роста" не работают. А поскольку марксистские рецепты возвышения человеческого духа (без чего развитие советского общества не мыслилось) вступали в очевидной конфликт с социальной практикой – то это вызвало острейший и всеобщий экзистенциальный кризис – "взрыв внутрь"... Вслед за сопливой сентиментальностью 60-80-х («Человеческое, слишком человеческое») закономерно последовал цинизм 90-х.

Итак, на повестку дня выходят два вопроса [*4]:

Первый, вопрос идеологии, а значит метафизики – а значит убедительной картины мира (в которой, в частности, было бы достойное – да хоть какое-то! – место для человека). В первом приближении можно считать эти три понятия синонимами.

Второй, вопрос элиты ("ордена меченосцев"), – фомирования такой тесно связанной с народом элиты – которая бы, конечно, не называла себя "элитой" как нынешняя, но была бы элитой по факту: была образцом для прочих в исполнении своего долга, не только должностного – но и человеческого, в самом что ни на есть предельном смысле слова (в том, о котором сказано "Человек – образ и подобие Божие").

В отличие от марксистов, мы не можем уповать на пролетариат или иной передовой класс, который бы служил базой формирования элиты – а сам бы формировался самопроизвольно, в силу определенных материальных условий – как видим, такого класса в нынешних условиях нет, социальный материализм не работает (да и прежде, надо признать, вхождение в состав партийно-хозяйственной номенклатуры означало для всякого быструю потерю идентификации с рабочим классом).

Итак, элиту придется формировать вручную, с нуля... Вопрос элиты распадается в свою очередь на два подвопроса:

Первый опять же идеологический – поскольку элита соединяется идеологией в целое (в частности, верность идеологии позволяет отделять своих от чужих), и служит ее носителем.

Второй вопрос организационный (принципы организации нашего "ордена меченосцев") – в сравнении с первым он на первый взгляд кажется более простым, не столь необъятным... Ну да посмотрим. :) Его мы и обсудим в нашу следующую встречу.

[*1]
При советском строе возможности демократии были по необходимости ограничены (хотя бы потому, что они требуют относительно независимых от государства СМИ, а значит и людей с капиталами, способных этими СМИ владеть...).

Ну а теперь демократия где? Она и вовсе превратилась в шоу, в кукольное шоу – во всем мире, прежде всего в странах образцовой демократии. В чьх руках значительные финансовые и военные рычаги (скажу точнее, оружие массового поражения) – у того и власть, тот и "демократ", и другому он эту – реальную – власть не отдаст, если только он не дурак и не предатель! – Поскольку эта власть окажется при этом не в руках народа, отнюдь, но в руках его геополитического соперника, ждущим с нетерпением момента, чтобы эту власть перехватить.

[*2]
Кстати, попытка "построить" Бога, как предлагает Кургинян, вслед за Богдановым, проблемы не решает. Потенциальный Бог – не то же самое, что актуальный, действующий здесь и теперь.
[*3]
А если бытие и определяет сознание, то по большей части противоположным Марксу образом: чтобы человек стал человеком, в его жизни должно произойти нечто весьма для него болезненное и неприятное. Более всего возвышает сознание столкновение с неудачами, болезнями и смертью, острое осознание своей смертности... «Где опасность, там и спасение» – или, говоря иначе, «Все, что не убивает меня, делает меня сильнее».
[*4]
Вопросы построения политической, экономической, социальной системы тесно увязаны с названными двумя вопросами, и должны обсуждаться после того, как по первым будет достигнута хоть какая-то ясность.
Дополнение 08.04.2012:

Суммируя (после очередной встречи кружка в пятницу), можно назвать три причины распада СССР:

Первая, "закон замещения элиты", об этом было достаточно сказано: чуть только жизнь налаживается, входит в спокойное русло – тут же борцов за идею (прошедших решето жесткого – жестокого – отбора на качество – каким являются революции и войны) вытесняют из власти люди, которым нужна власть ради власти – ради благ и денег. Это процесс более или менее растянутый во времени (на годы и десятилетия), но неумолимый. Его можно попробовать сдержать выборной демократией – но проблемы в целом демократия не решает, поскольку она лишь приводит в действие другие механизмы проникновения во власть – просачивания туда отнюдь не тех, кому там следует быть.

Между прочим, этот процесс можно рассматривать через универсальную марксистскую призму "конфликта производительных сил и производственных отношений" – продолженного из капитализма в социализм: появление оторванной от рабочего класса номенклатуры – стремящейся в конечном итоге всё приватизировать под себя, – связано с характером управления производством – то есть именно с производственными отношениями. В данном случае мы можем наблюдать как они одерживают победу над производительными силами.

Вторая, "экзистенциальный взрыв": предельные смыслы, которыми мы пытались жить в советское время, оказались на поверку совсем не предельными... Весьма ограниченными. Попросту говоря – детскими, юношескими. Что нам осталось: любовь и творчество. Любовь и творчество – хорошо, прекрасно, но где смерть? В марксистско-ленинской идеологии, в советском мироощущении ("вечно молодом"), в нашей культуре не было места смерти – разве что где-то на задворках культуры смерть являла свои странные гримасы. Рано или поздно каждый из нас понимает, что не бессмертен – и в связи с этим нас посещает вопрос о смысле (не путать со страхом смерти!), – тот вопрос, который не находит, естественно, решения в игре или удовольствиях, – но также не находит его в романтической любви и в творчестве, все равно в каком – художественном, техническом или научном. Тот вопрос, который решается всякой религией естественным образом, жестко выпадает из светской культуры, неожиданно взламывая, корёжа её! Опасность является опять же в спокойное время – когда смерть удаляется из поля прямой видимости, – удаляется, но никуда же не девается! Напряжения накапливаются...

– Вспомните, каким диссонансом и с какой вызывающей силой звучали в позднесоветские годы песни, написанные в годы Отечественной войны, – они как будто заставляли нас вспоминать самих себя... Или песни Высоцкого, проза Шукшина – как рваные раны.

– Не в этих ли напряжениях одна из причин постепенного усиления притягательности воровской, криминальной культуры (в том числе опять же в песнях Высоцкого) – а с ней и влияния преступного сообщества...

– И кстати говоря, разумно ли вообще было бы рассчитывать на эффективное сопротивление заговору элиты (по развалу СССР) со стороны инфантильного народа – народа, воспитанного инфантильным.

Третье, главное, о чем не следовало бы забывать – о том, что марксистско-ленинский проект коммунизма, "научный коммунизм" – в отличие от прежнего "утопического", – строился на фундаменте определенной (специально возведенной!) картины мира, а именно – диалектического материализма. Картина эта оказалась битой – просто недостаточной, – да к тому же очень плохо понятой. Маркс экономически обосновал вовсе не неизбежность наступления коммунизма – а всего лишь неизбежность гибели капитализма. А очертания того, что будет после капитализма, вырисовывались уже исходя из миропонимания Маркса, из его "метафизики" – из диамата... Чего же удивительного, что с диаматом должен был пасть и коммунизм! Проблема таким образом заключена не столько в коммунизме – сколько в диамате! Подчеркиваю, то, что мы имели возможность наблюдать – это отнюдь не падение коммунистического проекта, – но крушение картины мира (в рамках которой этот проект стал возможен)! И потому теперь все разговоры о возрождении коммунистического духа – и об "СССР 2.0" не имеют почвы – в самом буквальном смысле этого слова! Чем нам следует заняться прежде всего и безотлагательно – это поиском этой новой почвы!

В который раз спрашиваю себя, зачем я это пишу... Мне неведомо как читатель меня читает, или слушатель слушает – вступая снова с ним в разговор, я вижу, всё бесполезно... Я без конца подчеркиваю основное – но оно не оставляет следов ни в чьих мозговых извилинах. ;) Мне импонирует безмерное уважение членов организации "Сути времени" к Сергею Ервандовичу, да, но оно же приводит их к поразительной слепоте – беспомощности собственной мысли, так же как к неспособности различить любые чужие. Заводя разговор о распаде СССР, я вновь и вновь слышу ставшие уже шаблонными фразы о продаже первородства за чечевичную похлебку, о метафизическом падении, о предательстве элиты, о том, что нас обыграли... Поймите, это не ответы, – это всего лишь описание – того, что произошло! Это не ответы, это вопросы! Спасибо Кургиняну за то, что он острейшим образом их поставил! Но это лишь вопросы! Но чтобы предотвратить чудовищный разворот событий – а тем более суметь построить что-то более прочное, чем СССР 1, – надо думать о причинах! От фиксации болезни – переходить к диагнозу, и далее думать о причинах и способах лечения.

– Метафизическое падение – это констатация факта, и только, и даже не вполне точное. Что случилось – это не падение, а распад, – распад нашей собственной метафизики (диамата) – как и всякой метафизики вообще, а причиной этого является... И так далее.

– Предательство элиты – что с того? Да не могла она не предать, потому что она же состояла из предателей! Настоящим же вопросом является то, почему так произошло, и как обеспечить механизм, препятствующий процессу "замещения элиты" (замещения её на предателей).

– Ну да, нас обыграли – а как же нас не обыграть, раз мы были столь безответственны и инфантильны! Вопрос же состоит в том, почему мы стали поголовно инфантильны, в чём проколы...

Так вот, подчеркиваю, здесь, в этой статье, и на последней нашей встрече, мы говорили не о вопросах – а именно о причинах. Это значит, мы сумели продвинуться существенно вглубь вопросов.

Для того, чтобы читатель понял, что мы сумели в нашем рассуждении кое-чего значимого достичь (вовсе не для того, чтобы противоречить Кургиняну!), я подчеркиваю: ни одну из трех вышеназванных причин распада СССР Кургинян (насколько мне известно) не называл. Они плод нашей беседы. Это то новое, чего мы смогли уяснить для себя в нашем разговоре самостоятельно:

– От вопроса о предательстве элиты мы перешли к следующему вопросу – о формировании элиты, мы исследовали микроскопическую структуру процесса "замещения элиты"...

– Мы поняли, что идеология или культура, игнорирующая вопрос о личной смерти, тем приговаривает к смерти саму себя. И в этом пункте мы подошли к вопросам о религии и гуманизме. Мы поняли, что характеристика произошедшего как "продажа первородства за чечевичную похлебку" не является достаточной...

– От вопроса о коммунизме, его утрате и восстановлении (СССР 2.0) мы перешли к более серьезному вопросу о картине мира или метафизике (которая способна или нет конституировать эту социально-политическую модель): не о способах возжигания духа – а о месте для духа как такового, не о воодушествляющих образах – но о замкнутой и строгой системе понятий.

– Вопрос не только в том, как нам научиться обыгрывать противника, в правильной аналитике, – или в том, как нам обрести ум, – но прежде всего в том чтобы научиться сохранять нечто большее, мудрость – даже тогда, когда условия вроде бы позволяют расслабиться... Как не скатиться вновь в инфантильность, в самозабвение.