Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

07.02.2012

последняя правка 29.05.2012

Расхождения с марксизмом

Перечислю, что на поверхности. Из чего исходит марксизм? Из представления о неограниченном развитии средств производства, сопровождаемом захватом все новых рынков, включением в арену капитализма все большего числа стран – что приводит к уничтожению их традиционных культур. Развитие капитализма сопровождается усугублением его внутренних конфликтов – что ведет ко все более разрушительным кризисам и войнам. Однако капитализм формирует и пролетариат – своего могильщика, класс-гегемон, способный взять на себя задачу революционного слома – а затем руководителя в построении жизни на новых началах. В результате разрешается конфликт производительных сил и производственных отношений – и человеческому развитию, восхождению к новой счастливой жизни уже ничего не препятствует. – Низшие потребности человека насыщаются, и он переходит ко все более высоким...

Теперь что получается на деле?

1) Стрелы неограниченного индустриального развития уже не просматривается – ввиду ограниченности ресурсов планеты. Это означает, что производительные силы вероятно никогда не достигнут уровня созревания, необходимого для гипотетической всемирной коммунистической революции.

Обратите внимание, здесь я не просто обращаю внимание на ресурсные ограничения – что стало уже общим местом многих рассуждений. Дело совсем не в том, что появилась непредусмотренная проблема, – диалектико-материстический метод к таким проблемам готов. Нет, дело в том, что коммунизм как таковой, в качестве предельной цели, становится невозможен – и теорию надо менять, – причем не дорабатывать, а менять в главном! Нет предельного перехода в теории, концевой точки, – отсутствует то самое, что стало заменой Богу, – а значит в марксовой теории коммунизма оказывается изъятым самое сердце, движитель, самый "дух марксизма", основная увлекающая массы сила этой идеологии.

2) Разорение традиционных культур... Под каток капитализма попадает в частности Россия – где развивать обрабатывающее производство в условиях глобального рынка невыгодно по климатическим условиям. Капитализм делает бессмысленным (а значит невозможным) проживание на этой территории кого-либо, кроме добытчиков ресурсов – газовиков, нефтяников... Сопротивляться капитализму по Марксу – означает регресс. Но ведь страна – это не только экономика или территория проживания, это и культура, это народ. Короче, должны ли мы как народ принести себя в жертву экономике и "прогрессу"?

3) Мир неотвратимо движется к кризису и к войне, которая будет не просто жуткой и разрушительной, но концом человеческой истории. Опасность уничтожения цивилизации – уже не временный фактор. Теперь она будет нависать над нами навсегда. Этот фактор должен быть положен в основу анализа (для Маркса такой крайней опасности не существовало). – Хоть это и результат развития производительных сил – но совсем не в том же смысле, что у Маркса, – дающий гораздо менее оснований для оптимизма. Мы не можем позволить себе продолжать играться с капитализмом (независимо от того, созрел он для перехода в социализм или нет!) – эта игра выходит за рамки допустимого для жизни риска... К тому же не будем забывать об экологических проблемах, порожденных потребительской цивилизацией, – а также о катастрофическом падении качества человека – его увеличивающемся расхождении с уровнем требований, налагаемых технически насыщенной средой обитания. Можно сказать, вторя Марксу, что капитализм неотвратимо порождает своего могильщика – но уже не пролетариат, а могильщика в новом, абсолютном смысле, – могильщика всего на свете.

4) Классовый подход. Класс, который мог бы взять на себя роль лидера в революционном преобразовании мира, не формируется – хотя бы уже ввиду того, что производство находится в Китае – а все прочее, включая центры принятия решений, на Западе. Вместо классового противостояния – цивилизационное. (Отсюда опять же дорожка к войне.)

С классами эксплуататоров, без сомнения, никаких проблем нет, то есть они в наличии, – но вот какая сила "по своему общественному положению" (по отношению к средствам производства) готова им противостоять, – является достаточна единой и самоотверженной, чтобы отстаивать новое?

5) Социальный материализм утверждает: бытие определяет сознание, и потому развитие средств производства в принципе должно толкать человека вверх (надо лишь убрать преграды в виде отживших производственных отношений – скинуть с горба рабочего нахлебников-буржуев, дать ему распрямиться). Но как показывает советский и постсоветский опыт, этого не происходит, – низшие потребности не насыщаются, а лишь становятся все более разнообразными... Не происходит ни автоматического "возвышения потребностей" – ни вслед за этим развития человеческого духа... Что видел перед собой Маркс – рабочего, вкалывающего по 12-14 часов в день – какое там на самом деле духовное развитие, когда думать, ходить в театр, читать книжки – просто нет времени! Но вот у рабочего появилось свободное время – и что? Он всеми возможными способами стремится "убить время"! [*1]

6) Изменились мы сами. Прежде "Бог умер", а теперь за ним пришел черед и "Духа марксизма", – это связанные между собой события, одна и та же "нигилистическая" последовательность. Проблема даже не в том, что из под марксизма уплыла постановка задачи, изменилась реальность – и его выводы теперь с ней расходятся, а в том ещё, что нас перестали устраивать объяснения марксизма – предназначенные ведь не для нас, – а для сконструированного социального субъекта. То, что объяснения не работают, показала уже практическая "советская идеология" – быстро скатившаяся в вопросах "духа" обратно к романтическому гуманизму. Эти объяснения годились бы для марксизма, взятого ограниченно, в качестве методологии – но для идеологии они неприемлемы (а марксизм и в качестве методологии перестает действовать когда он перестает быть идеологией – "верой"). Человек в конечном итоге не может избежать того, чтобы задавать вопросы лично от себя – и в этом, для сравнения, источник притягательной силы христианства, – оно обращено к человеку.

Потому то, о чем следует теперь говорить – это не о миксе коммунистических (марксистских) и патриотических идей (- по большому счету они друг друга исключают), – а о формировании совершенно новой целостной идеологии, на новой основе. – Я не исключаю, разумеется, использования множества элементов марксизма – таких как формационный анализ, "производительные силы – производственные отношения", – но они должны войти как органические части в иное, новое целое. Почему новое – потому что главный внутренний движитель в марксизме увы не работает: нет оснований надеяться на бесконечное развитие человека (вследствие развития производительных сил + их догоняющих производственных отношений). А без этого марксизм, да, остается способен предсказать крах капитализма, – но вот что потом, он предвидеть не в состоянии.

Что должно лежать в основе – это необходимость обеспечить сохранение, выживание – во-первых народа и страны, во-вторых – планеты. Ясно уже, что ни то, ни другое не может быть обеспечено в условиях главенства частно-собственнического интереса и рынка. По отношению к России это очевидно уже в силу ее климатических условий (см. выше), по отношению к миру – в силу того, что рынок бешенными темпами уничтожает планету – превращая ее в свалку использованных ресурсов, делая ее непригодной для проживания, плюс неотвратимо подготавливая последнюю войну. – Вот это уже достаточный стимул для перехода к "социализму" – новый стимул, которого Маркс в полной мере не мог предвидеть! – Стимул, делающий социализм необходимым вне зависимости от того, развиты или нет для этого достаточно производительные силы по всему миру (а они, может оказаться, никогда не будут готовы – см. пункт 1 выше).

Раз нет такой социальной группы (класса), которая бы взялась за борьбу и преобразования – то вывод: нечего ждать, надо ее формировать, собирать вручную – на основе идейной общности (то есть поступать не как материалисты, но как идеалисты!). И не следует надеяться, что человек когда-то "автоматически" станет лучше в силу развития средств производства. Он станет лучше в силу того, что он человек, – наконец он должен осознать себя как самостоятельную сверхзадачу.

При этом остается правда один тонкий момент – а зачем человеку собственно жить – и зачем стремиться сохранять планету? Вопрос о смысле. И он требует от нас бескомпромиссно разобраться с идеологиями и религиями – выяснить, что мы готовы принимать за истину. Вот это самое главное. Бессилие известного "цивилизационного подхода" (от которого я бы хотел кардинально отмежеваться) – в том, что для него решение этого вопроса заключено именно в идеологиях и религиях. То есть вопрос о человеке он переводит в "психологическую" область – указывая на способы утешения, но отказываясь от решения как такового. Это основное. Но об этом уже много писал, не буду повторяться.

И задача момента: не допустить передачи власти в стране ультралибералам (оранжистам), ни на один день! Поскольку они тут же отдадут эту власть, вкупе с ядерным оружием, под контроль США.

[*1]
Строго говоря, упреки в адрес Хрущева в том, что он обмирщил понятие коммунизма – придал ему образ потребительского рая ("Обгоним Америку по молоку и мясу"), – лишены оснований. Хрущев действовал вполне в духе марксизма – ожидая, что исчерпывающее насыщение низших потребностей непременно вытянет за собой высшие... "Бытие определяет сознание"
Дополнение 08.02.2012:

Ответы на вопросы.

>  «Лучше Э.Фромма не скажешь: "Самым распространенным заблуждением является идея так называемого "материализма" Маркса, согласно которой Маркс якобы считал главным мотивом человеческой деятельности стремление к материальной (финансовой) выгоде, к удобствам, к максимальной прибыли в своей жизни и жизни своего рода. Эта идея дополняется утверждением, будто Маркс не проявлял никакого интереса к индивиду и не понимал духовных потребностей человека: будто его идеалом был сытый и хорошо одетый "бездушный" человек... Следует отметить сразу, что это расхожее представление о Марксовом "материализме" совершенно ошибочно. Цель Маркса состояла в духовной эмансипации человека, в освобождении его от уз экономической зависимости, в восстановлении его личной целостности, которая должна была помочь ему отыскать пути к единению с природой и другими людьми. Философия Маркса на нерелигиозном языке означала новый радикальный шаг вперед по пути пророческого мессианства, нацеленного на полное осуществление индивидуализма, то есть той цели, которой руководствовалось все западное общественное мышление со времен Возрождения и Реформации и до середины ХIX в."»

Есть материализм – и материализм. Фромм пишет о материализме в житейском понимании слова – как отрицании духовности. Он полемизирует с обывателем, – обыватель иного материализма не знает. Маркс и Ленин, называя себя материалистами, писали о другом, о материализме философском, в частности это определенная методология социального анализа (а не отрицание духовности) – и я ее в значительной степени разделяю.

Очень верно сказано – "в духовной эмансипации человека, в освобождении его от уз". Но достаточно ли этого – даже для простой постановки вопроса о духе, не то что для его решения?! Свободен от чего – ясно, но для чего?! Вот в чем вопрос!

>  «Фромм: "Целью его теории было устройство социалистического общества, организованного таким образом, что не выгода и не частная собственность, а свободное развитие человеческих сил индивида становится его основным назначением. Не тот человек, кто много имеет, а тот, кто полностью развит."»

Цель теории такая, не спорю. Но что такое полностью развит? И хочет ли человек развиваться? Вопрос – зачем!?

Вопрос в том, что в условиях приведения производственных отношений в соответствие с производительными силами – я имею в виду советский опыт – главенствующими (через 70 лет) побудительными мотивами для человека остались низшие, "материальные", это экспериментальный факт. Это не следствие "советской системы". Противоречия разрешаются – а человек не прёт вверх. Низшие потребности не насыщаются, а лишь становятся все более разнообразными...

Через 70 (!) лет советской власти она была разрушена людьми – которым недостаточно было двух-трех сортов колбасы, хотелось сотни! Нет насыщения низших потребностей, они безразмерны!

>  «Андрей, Вы пишете "бытие определяет сознание, и потому развитие средств производства в принципе должно толкать человека вверх". Где это в марксизме? Нет такого. Напротив, в главе 8 "Капитала" Маркс подробно описывает, как развитие производительных сил в Англии привело к деградации население целых городов. Прочтите, очень познавательно, с цифрами. фактами и ссылками.»

Так кто ж спорит, что капиталистическое производство способно вести, и ведет очень даже часто человека к деградации. Но это результат не столько развития средств производства, а того, как они используются, – определенных производственных отношений – а именно капиталистических. Собственно, отсюда и противоречие, которое должно быть разрешено.

Что такое "бытие определяет сознание" (с этим-то положением марксизма вы не спорите? или тоже привести источники?) – то, что появление и развитие идей в обществе связано с эволюцией определенных материальных факторов (средств производства), – и посредством формирования определенных социальных групп (классов). "Классовое сознание" – формируется вследствие отношения классов к средствам производства.

"Духовное развитие" (=развитие человека), таким образом, увязано глобально с развитием производительных сил – и становится возможным в результате разрешения их конфликта с производственными отношениями. Но после того как конфликт разрешен – ведь (по Марксу) нет преград развитию?

>  «Андрей, я хотел бы добавить следующее: все-таки то что вы пишите о социльном материализме, это не совсем-то, что имел в виду Маркс. У Маркса не просто бытие, а "общественное бытие" определяет сознание, т.е. все таки это совокупность как материальных производительных сил, так и общественно-практических отношений.

На мой взгляд именно это непонимание сыграло с Союзом злую шутку, т.е. по факту отождествив общественную и государственную собственность, был построен вариант государственного капитализма с более справедливым распределением благ. Это все отразилось и на надстройке, и в конечном итоге привело к тому, что мы имеем. Не было преодолено отчуждение рабочего от процесса и результата труда. Именно поэтому не стоит совершенно сбрасывать со счетов ортодоксальный марксизм, однако проблемы надстройки также очень важны, учитывая колоссальный опыт, полученный в 20-м веке.»

Как раз в предыдущем ответе я писал именно об этом: что именно приведение производственных отношений в соответствие с производительными силами открывает путь человеку (по Марксу). Путь то открывает, но хочет ли человек по нему идти?

Что касается различия общенародной и государственной собственности, – считаю, что она была именно общенародной – поскольку работала на весь народ. Притом и народ относился к этой собственности именно как ко своей – я-то помню.

>  «С удовольствием прочитал вашу запись про расхождения с марксизмом. С другой стороны, не совсем понимаю что вы понимаете под "разобраться с религией". Для меня это важно.»

Разобраться с религией – прежде всего, уяснить во что веришь. Это центральный вопрос времени, все заполняет туман и ложь. Появилось огромное количество "христиан" (включая высших чиновников – взявших за правило отстаивать в церкви по праздникам со свечками в руках), но спроси их напрямую – верят ли они в воскресшего Христа?! – Они "верят" в силу привычки или статуса, или потому что "так надо". – И так же огромное число "атеистов", у которых в голове вообще хрень полная. Так вот, идеология должна начинаться с прояснения мозгов – выяснения что есть ты, и во что ты на самом деле веришь. Искомая идеология – есть предельная ясность в этом вопросе. Ну об этом у меня половина блога.

Дополнение 15.03.2012:

И в дополнение цитата из недавней статьи А.Дугина:

«Распад Советского Союза в начале 90-х нельзя объяснить только наличием «пятой колонны» и давлением внешних врагов. Причины кризиса были внутри самой советской коммунистической системы. Идейное разложение и распад этой системы явились той средой, в которой произросло поколение либеральных реформаторов, похоронивших великую страну и общество социальной справедливости. Советская система сама породила своих могильщиков. И, соответственно, созданная в начале 90-х на развалинах КПСС Коммунистическая партия Российской Федерации автоматически получила в наследство вирус, погубивший ее прямую предшественницу – КПСС. Русский большевизм с самого начала отличался от классического марксизма весьма существенно.

1. Ортодоксальный марксизм допускал успех пролетарских революций только в развитой индустриальной стране. Россия в начале ХХ века была страной неразвитой и аграрной. Ленин и Троцкий, волюнтаристски опираясь на фанатичную группу пассионариев, настояли на том, что пролетарская революция возможна и в России. Кроме того, по Марксу, пролетарская революция не могла произойти только в отдельно взятой стране. Ленин и Троцкий настаивали на том, что могла. Таким образом, русский большевизм с самого начала отклонился от канона весьма существенно.

Однако в отличие от народников и эсеров, которые пытались концептуально осмыслить особенности русского социализма в духе самобытного исторического пути России, Ленин и Троцкий замяли это несоответствие и не возвели свои идеи и свою успешную революционную практику по захвату власти в России в самостоятельную и прозрачную доктрину, контрастирующую с классическим марксизмом. Это породило первый уровень интеллектуального диссонанса: несоответствия просто замалчивались, загонялись в область бессознательного. Революция в России состоялась, строительство социализма пошло полным ходом, а приведение ленинизма в соответствие с марксистской ортодоксией было отложено.

2. Еще более радикальным был подход Иосифа Сталина, который не просто провозгласил осуществление пролетарской революции в отдельно взятой стране (в 20-е годы в Советской России это стало свершившимся фактом), но и принялся настаивать на том, что в этой отдельно взятой стране, не дожидаясь Мировой Революции, можно построить социализм. В этом он натолкнулся на жесткое сопротивление со стороны Троцкого. Троцкий революцию в «отдельно взятой» допускал, но не построение в ней социализма. Сталин победил Троцкого во внутрипартийной борьбе, затем выжил из страны и, наконец, убил ледорубом. Но перед этим Троцкий сумел сформулировать свою версию того, что произошло в СССР в период власти Сталина: перерождение революции в бюрократию. Это и стало теоретической основой троцкизма.

Сталин же со своей стороны снова отказался вносить поправки в марксизм или разрабатывать новую теорию, загнав несоответствия на еще более глубокий уровень. В результате в СССР на уровне идеологии мы стали свидетелями существования трех слоев: а) номинальная марксистская ортодоксия (от имени которой и выступала правящая Коммунистическая партия), б) существенно отличающийся от нее ленинизм (осуществление революции в одной стране) и в) еще более отличающийся и от марксизма, и от ленинизма сталинизм (построение социализма в одной стране). Вместо того чтобы осмыслить эти несоответствия и доктринальные зазоры открыто и прозрачно, Коммунистическая партия загнала их в область подразумевания, окружила фигурами умолчания, погребла под сетью концептуальных натяжек.

Гораздо яснее описывали ситуацию те, кто находился вплотную к сталинизму справа и слева. Справа национал-большевики (в частности, Николай Устрялов) хвалили Сталина за возврат к державности и геополитике Российской империи, считая, что «русское начало» в сталинизме «преодолело марксистскую схоластику».

Слева троцкисты показывали, в свою очередь, как влияние русской державной стихии «губительно» сказалось на первой в мире пролетарской революции.

Однако идейные споры в Компартии затихли уже к концу 30-х. Троцкого убили в 1940 году, вернувшегося на Родину Устрялова расстреляли в 1936-м. Советская идеология застыла, так и не предложив внятной рефлексии на вопиющие отклонения от марксистской ортодоксии. Это блокировало советскую мысль в зародыше. Необходимость не замечать базовых несоответствий привила привычку к двоемыслию и в конце концов полностью парализовала способность к непротиворечивому и доказательному, рациональному идеологическому мышлению. Идеи подверглись девальвации. Попытки Хрущева разобраться с ситуацией в конце 50 – начале 60-х не дали внятных результатов, демонтаж «культа личности» ничего толком не прояснил по существу. А когда в 80-е началась перестройка, то полноценно идеологически мыслить было уже попросту некому – эта способность была искоренена предшествующими десятилетиями систематической и планомерной общеобязательной лжи.

Параллельно этому на Западе марксистская мысль развивалась в духе ортодоксии, и по мере того как советский (и китайский) опыт стали терять притягательность для европейских интеллектуалов, там начался процесс систематического пересмотра марксизма, но уже в соглашательском, мелкобуржуазном, леволиберальном ключе. Показательно, что американские и европейские троцкисты, пылавшие ненавистью к СССР, активно способствовали антисоветской эволюции европейского марксизма. И хотя любые версии марксизма радикально направлены против капиталистической системы, в своей ненависти к Сталину и СССР (а также к российской идентичности, которая, согласно Троцкому, и привела большевистский эксперимент к бюрократическому перерождению в националкоммунизм) троцкисты все чаще доходили до союза с либералами.»

[Продолжение темы (судьба КПРФ)]

список
обновления
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте