Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

13.01.2012

последняя правка 10.04.2012

Англосаксы и мы

При всем уважении к Н.Старикову, его методология вызывает недоумение, а именно – прямолинейность толкования истории: всему виной – козни англосаксов. Будто они единственный движитель истории. Я бы сказал иначе, англосаксы – талантливые механики, они умело, вовремя и в свою пользу используют правило рычага, – там, где можно его приложить, – толкнуть то, что легко уронить. Это относилось к разрушению и Советского Союза, и Российской империи. Но причины неустойчивости – не англосаксы, они здесь, внутри. Это косвенно признает и сам Н.Стариков, к примеру:

«Цель англосаксов более глобальна — столкнуть между собой Россию и Китай. Как столкнули в 1914 Россию и Германию. Но сегодняшние власти двух стран воевать не хотят. Значит — нужно поменять власть. Где проще изменить её? Конечно, в России. Потому что изменить власть в Китае практически невозможно.»

Почему же в Росии проще – а в Китае невозможно? Вот вопрос!

Несомненно, надо видеть "британский след в русской революции". Но нельзя не видеть и того, что монархия физически (или идеологически, как хотите) не могла удержаться в новых условиях – утраты религиозности, "просвещенного сознания", – об этом вчера уже писал, не буду повторяться. И нельзя не видеть, что западный путь развития, либерализм, укреплявшийся в России до Февральской революции, оставшийся после нее единственной из естественных (допускающих к ним мирный переход) возможностей – был для России путем столь же тупиковым (и Февраль стал тому ярчайшим подтверждением), что и монархия.

  • Напомню про "Почему Россия не Америка" Андрея Паршева, – про сырьевую обреченность нашей экономики в условиях капитализма и глобального рынка – в силу климатических условий.
  • Про то, что основные активы российской промышленности перед Февралем 1917-го года находились в основном уже в иностранных руках, и продолжали в них перетекать...
  • Наконец, задумайтесь, могла бы осуществится сталинская экономико-политическая модель, величие которой из разумных людей вроде никто уже не оспаривает, без соответствующей идеологической подложки – а та могла ли возникнуть без революционного преобразования общества в 1917-ом...
  • Главное же – идеология: неготовность русских принять каноны ньютоновско-кантовской вселенной, тотальной власти рынка, экономистов, юристов и их бездушных законов. Впрочем, данные идеологические заморочки несомненно связаны опять-же с нашим климатом... Я предпочитаю думать, вслед за Марксом, что "бытие определяет сознание".

На самом деле, мы вынуждены помогать друг другу, а не соперничать... Как-то один знакомый с севера рассказывал мне, что там тебя любой водитель подбросит, и денег не возьмет – поскольку иначе замерзнешь, – а завтра он сам может оказаться на твоем месте. Климат, знаете-ли, сплачивает... Так вот, и против глобального рынка мы можем выстоять только вместе. Не хватает сил порознь конкурировать с миром – значит объединяемся. Раз всемирному рынку не нужны наши обрабатывающие производства – развиваем их вопреки рынку и для себя. Раз живем бедно, значит сообща – так экономнее. Общественный транспорт экономнее личного. Бесплатная медицина (где помощь адресно и гарантированно получает именно тот, кто в ней нуждается) – опять же позволяет избежать лишних накоплений, – делаемых на всякий случай, из страха. И т.д. – Это позволяет жить полной жизнью на меньших ресурсах. Это наша реальность. А то, как мы живем сейчас – это отклонение от нее, проедание будущего, да и настоящего тоже... [*1]

Социализм для России – фундаментальное условие сохранения народа, а поскольку имеются носители иной точки зрения – те "успешные люди", которым на прочих плевать ("бытие определяет сознание"), – то борьба неизбежна, – и прежде была неизбежна, и будет. И было бы нелепо видеть в этой борьбе одни лишь козни англосаксов.

[*1]
Кстати говоря, в нынешних условиях – когда начинает сказываться ограниченность ресурсов – к необходимости экономить приходит вся цивилизация, включая Запад...
Дополнение 17.01.2012:

Базовый тезис Н.Старикова – применяемый им как к прошлому, так и к настоящему: те, кто настойчиво критикует власть, тем самым вызывая на ее голову народный гнев, – те являются пособниками англосаксов, то есть – врагами страны. Кто шатает власть – того и надо винить в ее падении. Отсюда закономерный вывод: не трогайте Путина, он делает, что может, – на него Западом оказывается колоссальное давление (вплоть до указания каких министров-вредителей и губернаторов-воров ставить?) – а он изо всех сил противится этому давлению... С этой позицией спорить логически трудно – поскольку информации для такого спора не может быть достаточно: кто знает какой там на самом деле расклад в верхах. Но я предпочитаю думать, что дела обстоят иначе – поскольку в противном случае вывод один: мы уже проиграли, мы уже потеряли страну.

На самом деле, посмотрим непредвзято на то, что происходит – в области образования, медицины, обороны, науки, разрушение фундаментальных отраслей промышленности, ювенальная юстиция, растлевание молодых и старых телеящиком, насаждение потребительских идеалов, десталинизация, вступление в ВТО, можно продолжать... Получается, Путин вообще-то мало что контролирует, у нас просто марионеточная администрация, работающая на демонтаж народа и страны. Определенный промышленный рост имеется, и определенный рост благосостояния тоже – но разве это в состоянии хоть в какой-то степени приостановить набирающий темп разрушительный смерч? Что толку от количества побрякушек в магазинах, если не обеспечены самые элементарные условия выживания? Несправедливо не видеть "положительные тенденции" – но они ничтожны – в сравнении с тем, что нужно на самом деле! Все, что положительного делается – кажется имеет целью лишь обеспечить не слишком болезненный, постепенный демонтаж страны, – и только! (Что толку от того, что ты прыгал – если до другого края пропасти ты "слегка не допрыгнул".)

Таким образом, пытаясь чистосердечно поддержать Путина ("смело противостоящего Западу") тут же приходишь к простой мысли – поддерживать-то получается и некого, – получается, что Путин – ширма, для отвода глаз. Поэтому я предпочитаю исходить из иного: из того, что страна до сих пор обладает суверенитетом, а Путин – реальной властью. И тогда приходится считать результатом именно его действий (точнее, правящей верхушки) не только "положительные тенденции" – но и все названное прочее.

Но предположим (полуфантастический на мой взгляд вариант) антинародная "правящая элита" железно держит Путина, не дает ему пальцем шевельнуть, "бояре плохие – царь хороший" (как у нас принято на Руси считать) – так обратись Путин через голову этой элиты к народу, какой была бы ему поддержка – с тем-то уровнем доверия, какой у него был! Эх, где теперь то доверие...

Нельзя не видеть, что нынешний политический кризис – прямое следствие как этой половинчатой, полу-патриотической политики власти, так и неумения, невозможности для народа этой половинчатости противостоять, – следствие привычной робкой "охранительности". Эта половинчатость ведет нас в ад, и если ваша "охранительность" диктует вам сохранение этого статус-кво – я не с вами. Хотя бы потому, что это статус-кво сохранить невозможно.

Н.Старикову удается соединять патриотизм, глубокий аналитический ум – с абсолютной идеологической нечувствительностью... Как и в 1917-ом, невозможно будет сохранить страну без идеологического обновления – а значит без революционного, – а значит, без смены властных фигур – идейно, идеологически беспомощных. И чем сильнее и дольше вы затягиваете узел – тем катастрофичнее будет развязка.

Кто спорит, не нужна – вредна, глупа – разумеется, огульная критика властей, – но нельзя же, если мы стремимся дружить с разумом, и впрямь приписывать вину за все одним лишь внешним силам.

Есть кто-нибудь из патриотов, из заметных фигур, кто разделяет эту "охранительную" позицию Старикова? Хазин, Дугин, Проханов, Калашников, Фурсов, Кургинян? Пожалуй, уже нет.

Процитирую Кургиняна из сегодняшнего выпуска "Смысл игры", с 34-ой минуты:

«Я считаю, то, что сделал Путин, несовместимо с жизнью страны... Я не сейчас, а тогда, когда все писяли от Путина кипятком, назвал происходящее ликвидкомом, слышите, ликвидкомом, то есть комитетом по ликвидации страны. Я сказал, что для того, чтобы понять происходящее, нужно к названию каждого министерства надо добавить соответствующий эпитет. "Министерство образования" – нет, "министерство смерти образования". "Министерство обороны" – нет, "министерство смерти обороны" и т.д. Я когда это сказал? Когда все восхищались Путиным. Значит, я не могу не разделять недовольства этих людей. Во имя того, чтобы они могли выразить это недовольство, не замарываясь в национальной измене... Во имя этого надо не защищать Путина, а идти на альтернативные митинги – туда, где выступают против власти и оранжизма, вместе... Именно в этом сейчас историческое спасение России. Именно этим мы и занимаемся...

Отечество в опасности, в такой опасности, в какой оно не было даже в 1991-ом году... Это кризис, быстро переходящий в коллапс, и моя такая констатация не имеет ничего общего с примирением с путинизмом... Это моя констатация означает совсем другое: что на данном этапе во имя сохранения страны необходим широкий антиоранжевый фронт, в который должны войти как люди с такими же идеалами, как у меня и моих соратников, так и люди с другими идеалами, так же, как и мы любящие Россию... – Готовые защищать Родину, а не Путина... В предлагаемом нами фронте нет никакого места "Единой России" и прочим ревнителям проводимого ныне курса...

Власть ведет страну к гибели... Если патриотизм будет монополизирован властью, а антипатриотизм будет монополизирован оппозицией, то есть противниками власти, то мы уже потеряли страну... Потому что в этом случае власть... будет все равно волочь страну к гибели. И в этом случае все надежды будут связаны с оппозицией... и наши граждане смирятся с оккупацией. Если власть будет продолжать свой курс, будет именно так.... Поэтому необходимо иметь оппозицию, которая была бы стратегически против нынешнего курса, стратегически против нынешнего криминально-буржуазного гламура, стратегически была бы антибуржуазной вообще, и при этом национальной, патриотической. Вопрос наличия такой оппозиции сегодня, при том раскладе, который мы имеем – это вопрос жизни и смерти.

Мы не охранители, мы совсем другие. Пусть охранители действуют с оглядкой на Кремль, двусмысленный до крайности Кремль, уже очень напоминающмий кремль эпохи Горбачева и Яковлева. Мы на Кремль оглядываться не будем, у нас к нынешнему Кремлю претензий больше, чем у оранжевой улицы. И эти претензии носят гораздо более глубокий, острый и принципиальный характер. Заявляя это, мы собираем 23 февраля незаурядный митинг... Мы не хотим, чтобы при нашей пассивности, в том числе уличной, при понятной всем общенародной растерянности, при параличе охранителей, вполне таком же, как в 1993-ом году, страна опять рухнула в пропасть... Если мы потеряем Родину сегодня, не будет завтра никаких наших идеалов, никаких наших красных реваншей, никакого "СССР 2.0", никаких белых империй, ничего не будет тогда – если мы прозяпаем сегодня. Будет жалкое безгосударственное прозябание людей, которые растратили великое наследство, погубили все, что мучительно создавали с кровью и потом их великие предки.»

Дополнение 18.01.2012:

По отношению лично к Путину вплоть до вчерашнего дня Кургинян выступал крайне осторожно – так что многие, даже из его сторонников, причисляли его к путинистам – или даже считали проектом Кремля. Кургинян ругал правящий класс – пожирающий страну, это правда, – но Путину доставалось лишь в силу принадлежности этому классу. Сказать «Я считаю, то, что сделал Путин, несовместимо с жизнью страны» – это не шутки, – думаю, сказать это Кургиняну стоило большого труда.

Кургинян избегал прямых выпадов против Путина – покуда это было возможно. Так что не вина Кургиняна, что протест теперь вышел на улицы. Кто в этом виновен? Конечно, в первую очередь сам Путин – своим бездействием и ошибками (самой грубой из которых стал Медведев). Виновна ли либеральная оппозиция – оседлавшая протест, – и известные зарубежные центры влияния – вопрос риторический. Итак, в том, что протест выплеснулся на улицы, вины Кургиняна нет [*2]. Но теперь надо исходить из того факта, что это произошло – "процесс пошел", как говаривал незабвенный М.С. И я не вижу причин, по которым волна протестов начала бы спадать. Так что же делать теперь?

Остается один лишь выход – присоединиться к волне и вытащить ее из под оранжевых – иначе она будет и далее направляться ими. А поскольку протест заострен против Путина – значит, чтоб оседлать процесс, уж извините, – хочет того Кургинян этого или нет – но ему всей своей убедительной силой придется обрушиться на Путина...

Это несмотря на то, что, строго говоря, валить на Путина все шишки все-таки несправедливо... Поясню мысль.

Принято считать, что проблема заключена в Путине, очень легко его во всем обвинить – и на том успокоиться: вот же оно, решение задачи! Но на мой взгляд, куда большая проблема – в нас с вами. Что, разве есть в обществе та сплоченная сила, на которую Путин мог бы опереться? Один в поле не воин, так ведь... Смог ли, стал бы он это сделать – вопрос тоже интересный, но это второй вопрос. Да пусть на месте Путина был бы хоть Ленин, хоть Сталин, – где авангардный класс-гегемон, – где партия единоверцев, готовых жертвовать за дело жизнью, – где та идеология, которая могла бы сплотить эту партию? Ничего этого в наличии нет. Кургинян пытается теперь второпях такую силу формировать – но успеет ли? Основная проблема – идеологическая. Впрочем, если ставить целью хотя бы выплыть – не заглядывая слишком далеко, на крайняк сгодится и простой сплав коммунистических и национально-освободительных идей... Чувство крайней опасности – уже явно нами ощущаемой, "дышащей в лицо" – способно частично восполнить идеологический вакуум.


Вот на что еще хотелось бы обратить внимание, в связи со "Смыслом игры 6"...

В чем главная, и совершенно новая опасность – в сравнении с ситуацией столетней давности? В том, что потеряв суверенитет, мы не имеем больше шансов его вернуть, никогда в обозримом будущем. Большевики могли себе позволить:

– желать поражения собственной стране в войне, агитировать за превращение империалистической войны в гражданскую,

– они могли позволить прийти к власти либералам, после Февраля, и выждать пока те вконец обанкротятся – то есть дать им некоторое время порулить, – впрочем, конечно, к Февралю, большевики даже еще и не представляли заметной силы.

Новизна ситуации в том, что мы такой роскошью не обладаем – мы не имеем права рисковать суверенитетом, и мы не имеем права допустить либералов к власти – даже на самое короткое время! – уже потому, что первое, что они сразу после этого сделают – это пригласят американцев контролировать наши стратегические ядерные силы, – кто-то сомневается? На этом можно считать игру оконченной...

Вот поэтому мы крайне бережно должны относиться к нынешнему руководству страны – как бы мы к нему не относились...

Очень рисковая игра...

[*2]
Я помню, уже после декабрьских выборов и первого митинга на Болотной первая официальная инструкция по клубу "Суть времени" была: в митингах участие не принимаем, не надо лить масло в огонь. Да и до того Кургинян однозначно высказывался в пользу того, чтобы тормозить развитие митинговой стихии насколько это возможно.
Дополнение 22.01.2012:

Для Н.Старикова идеологии не существует (помимо идеологии "воли к власти", свойственной англосаксам) – и развития ее не существует. – Человеческое, общественное сознание является константой... Но разве оно константа! Оно исторически меняется – ввиду развития промышленности, образования, науки... Собрав в пучок все нити, трудно не заметить, что движущим механизмом являтся развитие средств производства (Маркс).

И связанные с этим сознанием формы осуществления власти в государстве, которые прежде были возможны – становятся более невозможны. Происходит мучительный процесс их поиска и смены – процесс вполне закономерный, объективный.

Возможности влияния на этот процесс "из за бугра" – ощутимого более всего в переломные моменты (в точках революций, "бифуркаций") – вовсе не означают, что процесс как таковой является следствием этого влияния.

Дополнение 10.02.2012:

Комментарий читателя:

>  «Да, Андрей, согласен с Вами. Потакая "оранжевым", лидеры КПРФ, ясное дело, надеются на повторение февральско-октябрьского сценария 1917 г. Мол, поможем либералам повалить самодержавие как главную твердыню реакции, а там дальше, на втором этапе, разберемся и с либералами и возьмем власть сами. Это грубая ошибка начетчиков, не умеющих критически анализировать историю, и просто экстраполирующих ее на настоящий момент. Тут два главных отличия от ситуации 1917 г.: во-первых, в наличии мощный внешний фактор за спиной либералов. Этот фактор (США) не позволит их (своих агентов) так просто отстранить на втором этапе; во-вторых КПРФ не выдерживает никакого сравнения с РСДРП (б) – у нее нет ничего из того, что делало большевиков закаленными революционными бойцами, прошедшими через Нерчинск и Туруханск, да и ведомыми людьми огромной величины и харизмы. КПРФ – это бледная немочь в сравнении с РСДРП (б). Она просто не сможет сделать этот самый "второй этап". Сюда же надо добавить никуда не годные лидерские качества ее руководителей. Ленин, Троцкий, Сталин и другие большевистские лидеры были решительными и умными политическими бойцами, умевшими использовать тот самый единственный момент для революции ("...вчера было еще рано, а завтра будет уже поздно", "промедление смерти подобно"!). А Зюганов это сможет? С его вечным лузерством и "опытом" 1996 г.? Нереально.»