Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

16.12.2011

последняя правка 22.02.2012

С философии довольно ее вопросов

Постмодерн – синоним бессилия. Он обязан существованием неспособности философии убедительно решить – даже поставить – основные вопросы. Сравните беспомощность философии – с эффективностью и уверенностью естественных наук.


Что мешает ставить вопросы так, чтобы они имели решения? Кризис философии коренится как раз в такой постановке "основных вопросов", при которой надежды на решение тщетны. К примеру, вопрос о соотношении материального и идеального, – о том, что из них первично (формулировка ОВФ в марксизме). Он предполагает ответ с точки зрения "мира как он есть", – что значит – абсолютного, "запредельного" субъекта, – и в возможности претендовать человека на эту точку зрения, возможность выхода за пределы мира (чтобы посмотреть на него извне, как на "картину"). Если так – тогда справедливо поставить прежде вопрос о способе для человека такого выхода.


Перенесите вопросы на уровень человека. Ставьте их с точки зрения человека. Почему философия в конце концов всегда побеждалась религией, тем или иным её вариантом, – потому что религия ставит вопросы от человека. И первый из них – вопрос о смысле твоей жизни. Представление о Боге – это (с внерелигиозной точки зрения) символ решения вопроса о смысле. Любые прочие религиозные представления (о создании и конце мира, происхождении и грехопадении человека...) и моральные заповеди – могут быть истолкованы и поняты лишь в связи с вопросом о смысле.

Вы можете попробовать выбросить вопрос – построив в очередной раз "научную философию". И снова она не выдержит минимальной проверки временем – вопрос к вам бумерангом вернется.


Говорят, что задача философии – поиск предельных оснований. Предполагается, что такие основания (первопринципы) есть – и человек способен их умо-зрить... Так не думаю. Задача философии – не предельные основания, но предельные вопросы. Возможность – и неизбежность – постановки таких вопросов – вот чем философия занимается на самом деле. – Тем, чтобы показать неочевидность мира – и твоего в нем существования.

Философия занимается постановкой вопросов. Решение же вопросов – задача не философии – а науки, во-первых, и твоей собственной жизни, во-вторых. Именно такой приоритет (наука на первом месте) соответствует философской традиции – хотя я бы поменял его на обратный: прежде твоя жизнь, а потом уже наука. – Для сравнения, сила религии в том, что она настойчиво именно так и делает, ставит жизнь впереди науки.


В новоевропейской рациональной философии нет разницы – между предельными вопросами и предельными основаниями: предельные вопросы – заключаются в поиске предельных оснований. Считается, что эти основания можно найти. Декарт, Спиноза, Кант, Гегель, Маркс ставили именно эту задачу, и по-своему считали её (своей "системой" = системой оснований) решенной. После того как задача решена – можно "просто жить", – основания твоей жизни тебе известны, кем-то для тебя открыты. Для сравнения: купи телефон – и пользуйся, купи автомобиль – и езди, тебе не обязательно знать, что там внутри.

Разнообразные философии воли, жизни, свободы (Шопенгауэр, Ницше, Бердяев...) – и прочие "внерациональные" и "экзистенциальные" конструкции – лишь внешне отходят от этой традиции, стремясь вернуть философский вопрос человеку, ставить вопрос от его имени, – на деле же они держатся в той же колее "первопринципов".

Я говорю о "смысле" – и кажется, в чем же разница? "Смысл" можно было бы поставить в ряд с "жизнью", "свободой", "волей", "волей к власти", "либидо" и т.п. Отличие заключается в том, что смысл – не первопринцип, а именно вопрос. И я отнюдь не собираюсь дарить вам готового для него решения.


С философии достаточно, если она сумеет поставить предельные вопросы. Для ограниченного человека, в мире ограниченных вещей, – уже это вещь совсем нетривиальная. На самом деле, почему человеку недостаточно науки и обыденного знания?

Философия – фиксация возможности. Отсутствие готового (общезначимого) решения не значит, что она пуста. Сама невозможность для нас видеть смысл не в ответе – но в вопросе – это нечувствительность к бытию = неспособность человека быть.


Основной предмет философии – смысл, "зачем". Основной вопрос философии – о смысле. – О смысле твоей жизни и смысле существования мира, – впрочем, это связанные вопросы, – это один и тот же вопрос. Только в связи с этим вопросом можно задаваться прочими: что есть мир, что такое человек, что есть материальное и идеальное, и в какой связи они находятся...

Задача философии – показать возможность постановки вопроса о смысле – и неизбежность, необходимость его постановки. – Указать направление поиска. Что значит для человека – отсутствие готового универсального решения, а значит – возможность прожить жизнь. Возможность жизни – это возможность "жизни духа", "возвышения духа". Не то же самое, что "решил задачу – примени решение", или "купил – и пользуйся".


Нетрудно видеть – рациональная философия делает всякую духовную жизнь излишней. Это цель, – автоматизм – мысли и поведения.

Философии ставят в упрек, что ее попытки конструирования картины реальности до сих пор не привели к успеху... Но возможно, реальность имеет особые причины сопротивляться превращению её в картину.


Экзистенциализм – предельное выражение кризиса философии. Неспособность для человека усмотреть предельные основания жизни приводит к выводу о необходимости их выдумать, – что значит отказ от их поиска – и, кстати говоря, от самой жизни.


Маркс назвал критерием истины – и средством добычи знаний – практику... Верно, – только практика не исчерпывается научной, технической, обыденной или даже социальной (практикой преображения мира). Практика – это прежде всего твоя жизнь, критерий – твоя способность состояться в жизни. (Не то же самое, что "устроиться" в жизни.)


Когда говорят, что задача философии – поиск предельных оснований, – я буду оспаривать это. Такая постановка задачи ведет в постмодерн. В тупик.


Как правило, метафизическими конструкциями (= "предельными основаниями") подменяют предельные вопросы. То есть вопросов нет – а основания есть. Или вопросы не о том... Когда вопросы ставятся не от имени человека – а от имени социального класса, нации, да даже от имени "абсолютного субъекта", – это уже не философия, а скорее идеология, догматика.

По отношению к ней наша задача – не зачеркнуть её (зачеркнуть бы пришлось почти всё) – но найти внутри нее скрытые там предельные человеческие вопросы – и тем восстановить связность мысли и истории. Учитывая то место, в котором мы исторически находимся, в первую очередь такую задачу надо ставить по отношению к диамату.


В чем я вижу задачу – в том, чтобы вернуть предельные вопросы. Каким образом вы будете в дальнейшем их для себя решать – это ваш выбор. Но главное – прорвать оболочку профанированного, очевидного, обыденного или научно-допустимого бытия, – "картины мира", пелены слов. Вспомнить, что язык – не только средство общения или построения научных теорий, но скрытое от тебя самого – выражение твоей, правящей тобой "сути". Первое, что приходит на ум – присмотреться к тому, что лежит под ногами. Обратиться к вековым традициям, к духовным практикам, выработанным древнейшими мировыми религиями. Взять их в качестве начальной опоры. Заметьте, это не то же самое, что вернуться к самим религиям. Накоплены огромные массивы текстов, в частности – святоотеческих, – ничто не мешает прочитать их по-своему (также как и философскую литературу). Я имею в виду способы "концентрации духа" – и его в себе удержания, "орудия" – но вовсе не принятые в религиях "чудесные основания" этого. Я имею в виду практику аскезы, поста, даже молитвы, способов самосовершенствования, победы над "пороками", – но не суеверия или "набожность". Я предлагаю не мистифицировать действительность – там, где для этого нет оснований. Она и без того слишком мистична :)

Я отстаиваю возможность духовной жизни за пределами религии. Более того, я утверждаю, что в своей полноте и истине она только там и возможна. Подводя под нее некие чудесные основания, религия отменяет, делает излишними предельные вопросы... Подменяет внутреннее внешним: не может не подменять в итоге "Царство небесное" – заповедями, установлениями, правилами жизни (аналогичными по сути законам или принципам естественных наук).

Кстати говоря, загляните в Евангелия, – и вспомните, что Христос ни во что не ставил доказательства "силы духа", основанные на демонстрации чудес...

Дополнение 18.12.2011:

Зачем я противопоставляю идеологию – и философии (понимая здесь философию как предельное вопрошание), и религиозной вере. Я хочу подчеркнуть слабость идеологии. Идеология, напомню, формулируется от имени специально сконструированного субъекта – какого-либо класса, социальной группы, индивида, гражданина... от имени абсолютного наблюдателя, наконец. И исчезает вместе с утратой этим субъектом видимости реальности. Сконструированный Фрейдом, Марксом, Сартром, Бердяевым или Фроммом образ человека не способен заменить самого человека – так же как любое представление о сущности неспособно выполнить роль бытия. Сущность – могила бытия.


Говорят, что у нас нет теперь вдохновляющей идеи. Будто бы ее надо изобрести. ("Пусть смысла нет – но что мешает его выдумать?") Хорошо, но откуда уверенность, что потомки захотят эту идею наследовать? – а не поставят, напротив, ее под вопрос.

Желаете построить что-то прочное – ну так стройте на прочном фундаменте, – фундаменте истины, а не ваших собственных придумок. Допытывайтесь истины.

список
обновления
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка