Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

27.11.2011

последняя правка 26.06.2013

Подведу итог вчерашней встречи. Что мы поняли:

  • Поняли, что и христианство, и коммунизм – в том смысле, в каком обыкновенно (в 99% случаев) используют эти понятия – это симукляры. И невозможно быть сторонником ни того, ни другого, будучи последовательным и честным перед собой.
  • Путаница в этих и других основных понятиях означает, что человек не знает, о чем говорит, не осознает, о чем думает, и в результате вообще ничего не знает – за исключением разве того, что относится к точным наукам и к технике. Он не осознает себя самого как нечто цельное – что значит, он не существует. Нет подлинности истин, как и людей. В частности – в политике, некому доверять.
  • Мы узнали, что картина мира неполна, и даже невозможна – и таким образом остается вопрос = место для "трансцендентного", – того, что иной раз называют "Богом", хоть я и предпочел бы иное, менее многозначное название.
  • Мы осознали, что утверждать "существование" Бога – означает сильно искажать суть христианства.
  • В частности, неверна физическая картина мира = тоталитаризм физики (и как следствие – дарвинизма, психологии и т.п.) – и в мире есть место и человеку, и даже есть место народу.
  • Мы поняли, в чем ограниченность (камень преткновения) гуманизма, – а значит и коммунизма тоже.
  • Мы выяснили, в чем ограниченность религиозного, научного, философского знания.
  • Мы подошли к пониманию того, что такое метафизика – и почему она не сводится к метафизическим конструкциям. Почему это не конструирование – а скорее нечто противоположное.
  • Мы почувствовали, что значит постановка предельных вопросов, и почему на это не способны ни наука, ни религия.
  • Мы осознали, где искать союзников – а где это делать бесполезно.
  • Мы узнали, почему приходит в упадок христианская цивилизация, и почему не мог не развалиться Советский Союз – и в связи с этим в чем наш долг перед будущим.
  • Мы поняли, чем отличается человек от компьютера. И это не шутки. – Компьютер не заключает "Cogito ergo sum".
  • Мы коснулись того, что является невидимым центром религиозных и философских дискуссий больше двух тысяч лет...

К сожалению, не все читатели моего блога могли присутствовать на встрече. :) Диалог обладает тем преимуществом перед печатным текстом, что исключает пассивное восприятие, дает возможность совместно мыслить... Ведет мысль более быстрым, более коротким путем. Однако, в блоге говорится в общем-то о том же самом...

Дополнение 01.12.2011:

И еще один пункт, который надо здесь отметить.

Проблема – не в "образе врага", – не столько в том, чтобы узреть (именно) "дьявола", сколько в самой нашей способности (вернее неспособности) – видеть. Иными словами, проблема – в нашей духовной дряблости, – образно говоря, нашей неспособности зрить не дьвола отнюдь – но напротив, Бога.

Прежде противостояния внешнему врагу – противостояние себе (сотворение себя, как говорят, "с помощью Божией"). В противном случае, "герой, победивший дракона, сам становится драконом".

Выше "метафизики добра и зла" (дуализма добра и зла) – "метафизика истины". Почему неприемлем дуализм (или концепция нескольких начал) – он лишает человека единства = способности быть (что значит – быть целым). Несводимость к единому указывает на неполноту, незавершенность мысли.

Вопрос о дьяволе (теодицея) всегда бередил души христиан: зачем же добрый Бог его создал? Зачем зло?

Но давайте взглянем на современную картину мира, она расставляет определенные точки над и. В этой картине нет дьявола – на месте его законы природы. И есть человек – удаленный от истины, потерявший веру в свою способность быть "образом и подобием Божьим", к истине приблизиться, – уставший, "испустивший дух". И потому сам превратившийся в дьявола = дракона, – в безличное начало, подобное законам природы. О враждебности этих законов человеку можно говорить лишь в образном смысле – им нет до человека дела, – и потому предоставленные самим себе, сделавшие человека своим орудием, они человека разрушают. Вот именно это происходит.

А усталость одолевается усилием.

Дополнение 02.12.2011:

Елена >  «Андрей, а не могли бы вы конкретизировать причину упадка христианской цивилизации? ...можно и в "двух словах" – я пойму)»

В "двух словах". Я знаю, вы ведь не верите в Христа (как в Бога) – и оглянитесь, кто вокруг ВСЕРЬЁЗ верит? Много ли их НА САМОМ ДЕЛЕ? Наука и техника отнимают у веры основу. Творил ли чудеса Христос – кто теперь докажет? А наука и техника демонстрируют чудеса ежедневно – и тем доказывают свое всемогущество. Чего ж удивительного, что мы присягаем этим новым, "живым" богам – хоть и ценой отказа от самих себя?

В течение последних пятисот лет христианство все более сдает позиции – не может не сдавать. Что от христианства остается – лишь "христианская культура" – воплощаемая в неясных образах, детских сказках, мифах, литературе, традициях, художественном искусстве, закрепляемая воспитанием...

Культура имеет сильную инерцию – и хоть подложка христианства исчезла, долгое время такие понятия как добро, зло, грех, совесть, любовь... – сохраняли над человеком свою силу. В современной картине мира всему этому просто нет места. Если кто-то пока еще носится с какими-то гуманистическими иделами, национальными идеями – это лишь оттого, что он не способен их честно сопоставить с этой картиной, – это дефект раздробленного сознания, – недомыслие. Человек существо разумное – ребенок взрослея ставит под сомнение правила поведения, заложенные в него родителями, – а наш разум постепенно выходит из под власти культуры, в пустоту Ничто. – Происходит то самое, что Ницше назвал смертью Бога.

Дополнение 03.12.2011:

Королевство троллей

Язык замусорен, зашумлен – мы находимся в ситуации, когда множество слов представляют собой пустотелые муляжи. Мы не образуем народа, поскольку нет единого, не то что понятного всем – понятного хоть кому-нибудь языка!

В такой ситуации острейшая нужда – не в том, чтобы сказать или услышать вновь что-нибудь оригинальное, – но чтобы просто разобраться с тем, что мы обыкновенно говорим или слышим. – Отыскать, восстановить смыслы.

Дополнение 11.06.2013:

Хорошо заданный вопрос – половина ответа. Потому когда меня спрашивают о сути "моей метафизики", я начинаю именно с вопроса: – если удастся донести до вас хотя бы его, уже это буду считать значительнейшим (признаюсь, сверхъестественным!!!) достижением! Вопрос, о котором идет речь, – о картине мира, – её нет. У нас нет целостной картины мира уже как минимум лет двести, – и, соответственно, не находится места в таковой картине и нам самим. Вот что прежде всего должно дойти до нашего сознания. То мы рассматриваем человека как объект науки – в рамках причинно-следственных связей, – то вдруг, ни с того, ни с сего, начинаем говорить о каких-то "возвышенных" смыслах, идеалах, любви, – приписывая этому всему, очевидно, безусловный характер. Что должно дойти до сознания: что "причины и следствия" принадлежат одной картине мира, а "смыслы жизни" – к другой, – с первой несовместимой. В этом и только в этом заключен смысл фразы Ницше "Бог умер" – до сих пор очень плохо понятой.

Мы хотим, чтобы наши идеалы, смыслы, мораль имели объяснения, были причинно обусловлены (физически, биологически, психологически, социально). – Когда же выясняется на опыте, что всё это (идеалы, смыслы, мораль) тем не менее куда-то бесследно девается, то есть на законы природы надежды никакой, – тогда мы приходим в ужас от нашей добродетельной и высокой науки, – всё летит к чертям. Начинаем прилагать науку к себе – и получается, нас самих нет, – смыслы, которые двигают нас по жизни, рассыпаются в прах.

>  «Да вот же блин)) Видимо, действительно я переборщила с рационализмом – в изложении своих взглядов...)»

Это не ты переборщила, – это каша в головах всех наших современников. Мы и рационалисты – и нет... В наших головах лишь обрывки мыслей, – хлам, ошметки былых картин мира... Мы живем как в музее, среди экспонатов, и даже сами как будто экспонаты: мы вроде бы и есть – и нет, – восковые фигуры.

>  «Видимо, картина мира всё же синкретична. Древние вообще большими мудрецами были, когда говорили, что истина – не в крайностях.»

Древние говорили несколько о другом – о том, чтобы не зацикливаться, – сознавать неполноту своих представлений, теорий. Теории в то время, в религиозной картине мира, играли роль очень неосновную: – за кулисами всегда скрывался Бог или боги, – вот они и являлись конечными движителями всего, а также хранителями и подателями безусловных смыслов. Теперь же, когда "Бог умер" – наши теории приняли на себя основную нагрузку (наука царствует), и тут оказалось, что они несовместимы с нами: теперь либо наши теории – либо мы. Выбирайте.

А "синкретичная картина", кстати, – это не картина вовсе, это мазня – так ведь? :) Собственно, ею и является большинство творений постмодерна. Даже когда за цветовыми пятнами там можно разглядеть формы – то, увы, без всякого "за ними" содержания, формы ради самих себя, игра ради игры.

Дополнение 26.06.2013:

>  «А чем тебе синкретизм не понравился?»

Синкретизм – сложение разнородных частей, пренебрежение к противоречиям. Если помнить, что картина мира нужна нам в итоге для действия, для выбора поступков, – то возможность осмысленного поступка (имеющего назначение) таким образом сходит на нет, – что мы и наблюдаем повсеместно. – Взгляни хотя бы на наше "левое движение" – или на "державников-патриотов".

Противоречивая картина мира ведет к противоречивым поступкам. – Тот поступок или иной – всё равно, – никуда не ведёт. Назвать ли тебя подлецом или героем – не суть важно. Всё должно обратиться в игру. Живём-то мы на самом деле, или как?

В ином смысле этот термин используется искусствоведами: «сочетание ритмованных, орхестических движений с песней-музыкой и элементами слова». Но ведь мы не об искусстве?