Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

17.10.2011

последняя правка 10.04.2012

Единство мира

Классические представления "о мире", из которых исходил и диамат: есть мир материальных вещей – и есть мир абстрактных понятий (идей), – а также есть место, в котором эти миры сталкиваются – это "я", – единственная точка, в которой соприкасаются субъект и объект. В связи с этим может ставиться вопрос о первичности – либо мира идей – либо материальных вещей, – так называемый "основной вопрос философии". [*1]

В связи с этим возникает вопрос об единстве мира. Материя – если не практически, то математически – делима. Если единство и достигается, то лишь в области теоретических построений, в мире идей. Однако где, внутри чего складывается такое единство? Оно внутри субъекта, – охватывается сознанием субъекта, – что значит, единство заключено в возможности понимания. И потому Единство – это Истина. Для всякого теоретического построения, прежде чем говорить об его истинности – стоит вопрос об его связности, единстве. Здесь я ставлю вопрос относительно не отдельной теории, а мира в целом, и чтобы подчеркнуть это, пишу Единство и Истина с большой буквы. Так вот, нет Единства – значит нет Истины.

Платоновские идеи, взятые сами по себе, единства не образуют – так же как и материальные атомы Демокрита.

Итак, единство мира зависит от субъекта, от хотя бы теоретической возможности существования такого субъекта – такого, который мог бы вместить в себя единство мира, охватить его умом. Понятно, что человек эту роль – абсолютного ума – выполнить не в состоянии [*2]. Бесконечно растущее количество специальных областей науки, которых никому не под силу во что-то целое собрать, это убедительно доказывает.

Итак, считается, что идеи способны образовать единство внутри некого абсолютного субъекта – который выдвигается на место человека. Однако, во-первых, это всего-лишь гипотеза. Во-вторых, этот абсолютный субъект, если не понимать под ним Бога, реализуется лишь в качестве предельного перехода, подобно математическому понятию бесконечности. В третьих, он обязан находиться где-то вне мира – и вместе с тем обладать полным знанием о мире... Ну а главное, возможность для человеческого ограниченного ума к рассуждению с этой точки зрения – всецело превращающей мир в "картину мира" – следует подвергнуть сомнению хотя бы потому, что в мире при этом не остается места для самого этого ума – даже для частного, ограниченного субъекта. – А кроме того, как следствие, в этом случае возникает непростой вопрос о его взаимоотношениях с абсолютным субъектом...

Итак, давайте-ка оставим в стороне идею абсолютного субъекта – и вернемся на точку зрения человека, – на которую мы имеем полное неоспоримое право. – Ту самую точку, с которой и ставятся все философские вопросы. Попытаемся найти единство мира (а значит, возможность Истины) в другом месте – например в качестве предельной, обобщающей идеи (первопринципа) – которая бы объединяла собой все прочие. В научных построениях мы часто наблюдаем что-то подобное – когда возникает концепция, устанавливающая неожиданные связи между явлениями и теориями, которые прежде, казалось, не имели между собой ничего общего. Идея – не субъект (который обязан быть в состоянии действовать, мыслить), ничего не мешает нам себе ее представить...

Но вот парадокс! Это абсолютному наблюдателю достаточно свести все к первопринципу, он может "пространственно" его разместить за пределами нашего мира. Наша задача – найти также место и самому этому первопринципу, – поскольку вытолкнуть нам его некуда, выразить его не в чем, нет таких слов [*3].

Вводя в мире идей понятие предельного перехода – к максимальному, вмещающему всё прочее, всю истину – объединяющему понятию, мы приходим к тому, что:

1) Об этом понятии нам ровным счетом ничего не удастся сказать – его содержание пусто. Наше предельное понятие – апофатическое "Ничто". Нет никаких первопринципов! В противном случае не найдется понятий более первичных – чтобы их сформулировать! [*4]

2) И значит единственное, за что мы можем ухватиться, это не за содержание понятия, а за стремление, движение к нему. Как и в математике, предельный переход потому и называется переходом, что выражает некое движение (к пределу) – движение идей, движение между идеями, градиент, направленность... Иными словами, "пространственное" связующее идей, дающее им возможность перехода, перетекания – то, что "за" идеями, позади идей, – что значит – чистая бескачественная возможность понимания, – без свойств, которые можно было бы назвать (наличие таких свойств означало бы отсутствие искомого единства). Наоборот, все, что мы говорим и понимаем – в силу причастности ему.

Это то, что издревле принято называть Логосом = Словом («В начале было Слово.»), а в христианстве еще Любовью (любовь – это прежде всего понимание, разве не так?). Мы пишем Слово с большой буквы, тем самым его выделяя среди прочих. У нас нет иного способа указать на то, что мы "имеем в виду", кроме как назвать – оно не имеет никаких качественных характеристик, которые можно было бы описать. Нет никаких близких понятий, с помощью которых мы могли бы к нему приблизиться. [*5]

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог.» Христианское понятие Бога возникает отнюдь не на месте абсолютного субъекта. К нему мы приближаемся не покидая своей, человеческой точки зрения. – В христианской метафизике трансцендентность Бога не означает человеческой богооставленности.

После того, как мы признали, что человек не годится на роль полноценного (=абсолютного) субъекта, – что он всегда остается недоопределенным в этом качестве, – мы должны задуматься над тем, что же его доопределяет? А вот именно это вхождение в пространство Логоса...

Мир в таком случае есть единство материи и логоса – то есть материя, наполненная пониманием, языком... Можно определить даже "обобщенную материю", сочетающую в себе то и другое. Человек – ее часть, и в силу этого объединяет в себе оба начала. Постойте-постойте, а разве диамат не о том же самом нам толковал!!! О материи, которая несет в себе свойство "отражения" (отнюдь не совпадающее со свойством материального взаимодействия) – переходящее в "высших формах движения материи" в сознание!

Кстати, это же объясняет и парадоксальное подчеркивание в диамате качественного своеобразия "форм движения материи" – и их качественной несводимости друг к другу, – вопреки научной, математической сводимости! Ведь материя в диамате неотделима от своих качественных характеристик = от тех языков, на котором она с человеком говорит!

[*1]
Утрируя, скажем, если "Я" – это горлышко между мирами, то названный вопрос состоит в том, в какую сторону развернута воронка, вставленная в это горлышко.
[*2]
Субъективный идеализм от объективного, как видим, не так уж сильно и отличается. ;)
[*3]
Что еще более важно, – найти нужно место также и человеку – причем не в качестве конгломерата атомов, а в том качестве, в каком мы его знаем – способны "по-человечески" знать.
[*4]
Снова сошлюсь на апории Зенона, "Дихотомия": «Чтобы преодолеть путь, нужно сначала преодолеть половину пути, а чтобы преодолеть половину пути, нужно сначала преодолеть половину половины, и так до бесконечности. Поэтому движение никогда не начнётся».
[*5]
Но почему возможность предельного Понимания называют "словом"? Ведь мы вроде бы говорим о том, что находится позади слов! Да, но ведь как-то надо же его назвать! Более предельного слова, чем "Слово", не существует ;) Называя, мы указываем.
список
обновления