Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

29.08.2011

последняя правка 24.07.2012

Годится ли аналитика в качестве идеологии

[См. важное примечание ниже]

В продолжение разговора об идеологии Кургиняна получил такое письмо:

Андрей >  «В Сути времени 26 С.Е. Кургинян назвал свою идеологию "аналитика". В том смысле, чтобы каждый гражданин России учился думать и понимать что происходит в мире, в стране и в его собственной жизни. Ну и анализировать все взаимосвязи.

"Аналитика" – как слово обозначающее идеологию у меня ассоциируется... со словом "разумение" (жизни) как обозначение идеологии. "Разумение" подсмотрел у Л.Н. Толстого в его "Четвероевангелии". Разумение жизни – говоря более современным языком "Понимание жизни". Понимание что и как происходит в этом Мире.»

Аналитика не может занять место идеологии – по той же причине, по которой её не может занять, скажем, наука, инженерное дело или даже мораль! Все они отвечают на вопросы "как" – но не "почему" и "зачем". [*1]

Ни аналитика, ни наука, ни мораль не определяют конечных причин и целей, на которые они призваны работать. Идеология определяет – хоть и не всегда убедительно :) [*2]

Идеология сильнее аналитики... – раз она сильнее инстинкта самосохранения. Пример – наши нынешние "либералы". Для самого поверхностного взгляда очевидно – то, что они делают, убийственно для страны и для мира, а значит самоубийственно для них. Однако, они этого не хотят и не могут видеть – поскольку у них перед глазами свой набор "реальностей"=ценностей – которые для них реальнее всех прочих (а ведь среди них есть очень неглупые люди!). Сотри эти ценности – и весь мир вместе с ними тоже потеряет свою ценность, обратится в ничто, в пустоту – нечего хранить и беречь. За эти "последние реальности" будут стоять до конца. Если жизнь несовместима с ними – тем хуже для жизни... Жизнь, если ее нельзя описать в определенной "системе координат", превращается в мираж, иллюзию. Чего "не наблюдается" – того нет. (Напомню недавнюю оговорку Сванидзе на "Исторический процесс 2" – 18.08.2011 (ГКЧП): «У нас позади чёрная дыра. У нас позади пустота».)

Аналитика (основанная всегда на определенной методологии) – слабее идеологии. Она конституирует слабые, прагматичные цели, реальности второго порядка. Если ты (как политик, например) видишь, что дело идет к распаду страны, ты не должен допустить этого при своей жизни – если намерен продолжать жить в этой стране, – или по крайней мере ты позаботишься, чтобы этого не произошло в течение срока твоего правления... Но и только. Подобным же образом может рассуждать и население страны – "после нас хоть потоп". Методология не создает народа – не образует его реальности.

Конечно, и аналитика лучше чем ничего. Именно здравого смысла теперь не хватает... Большой недостаток трезвых голов. Но повторяю:

  • идеология ценностно формирует реальность – и побеждает аналитику (даже в лучших из умов! что уж говорить о тех, кто привык полагаться в жизни на эмоции – или мнение соседа ;)),
  • даже самой блестящей аналитики недостаточно для сохранения народа – если он сам себя единым народом не чувствует (а такое чувство – это идеология, вера).

Я согласен, когда подходишь к роковой черте, из-за которой явственно веет смертью, это неплохо способствует отрезвлению. Мозги включаются... Проблема в том, что не у всех и ненадолго :( Да и черта эта в нашем случае так богато украшена цветными ленточками и шариками, что всё находящееся за ней, различается с большим трудом...

Методология это всего лишь "аппарат" – машина. Будет ли он работать на тебя или против тебя – и насколько долго будет, зависит от того, из чего ты этот аппарат собрал, – от изначальной системы понятий, – а эти понятия идеологически обусловлены.

Методология ограничена. Даже ее понятия неавтономны – она смыкается с идеологией, поскольку речь о понятии человека – и спрашивает об этом сам же человек. Реальность (так же как и любой мираж) невозможна без "вижу" или "хочу". Чтобы увидеть, заметить – надо направить взгляд – взгляд создает "объект реальности". Реальным кажется (а иногда даже и оказывается) то, чего человек видит, берет, хватает. Для ребенка – машинка, кукла. Для взрослого – автомобиль, положение, карьера, творчество, свобода, права человека, экономика и т.п. Сравните, в квантовой механике (соотношение неопределенностей) электрон или, скажем, фотон распространяется как волна. Это означает, что его нет нигде, – вернее, он присутствует одновременно во всем пространстве вселенной. Он получает определенную пространственную координату (мы его находим "здесь" и "теперь") только после того, как мы его начали "здесь" и "теперь" искать... Когда взгляд человека направляется на себя – человек создает этим взглядом себя, включая свои намерения, желания... А от них зависит то, может ли состояться та или иная общественная реальность, включая модель экономики... Методология сама по себе не знает, на что ей опираться (у нее нет собственного её языка) – если начисто исключить идеологию (вернее, методология в таком случае останется довольно убогая, арифметическая). Разумеется, она может исходить из состояния идеологии "как она уже сложилась", но далеко по этом пути не уйдешь – бумерангом вернемся снова в ту же реальность – "как она уже сложилась" – от которой хотели убежать ;)))

Идеология (в отличие от методологии) старается найти реальность, заглядывая глубоко внутрь человека – пытаясь опереться на существенное для него, – без чего он себя не может мыслить. Другое дело, что это всегда лишь определенная конечная глубина – и сигнал из этой глубины сопровождается сильными аберрациями.

Идеология не может быть аналитикой по той простой причине, что является её противоположностью. Идеология, хоть она и старается быть похожей на науку, на деле является именно выходом за рамки познанного и познаваемого (за рамки "разумения") – отчаянный рывок в область, человеку как разумному существу недоступную. Это не дефект идеологии – а ее суть. Идеология это вера (и отличается от религии только тем, что в качестве своих доказательств вместо чудес стремится воспользоваться данными науки). Она не столько познает реальность, сколько создаёт – навязывая миру сконструированные ею самой "объекты".

Как между собой соотносятся аналитика и идеология? Аналитика – анализирует причины и следствия. Идеология, напротив, это описание (введение в права реальности) моего "хочу", – стремления, "ощущения", "желания". Идеология дает аналитике ее язык (вот оно, Воплощение Логоса!). Пример того, как нечто подобное происходит в физике: строгое понятие силы, используемое в физике, в механике, опирается на привычное каждому человеческому существу мускульное "ощущение силы" – можно сказать, идеологию силы. Без этого оно бы не состоялось. Из книги Б.Г.Кузнецова об Эйнштейне:

«Зрительные и мышечные элементы, вступающие в ассоциативную игру, по-видимому, были ближе всего к кинетическим и динамическим представлениям. Неопределенный зрительный образ движущегося или меняющего свою форму тела и неопределенное мышечное ощущение действующей силы – таков был, как можно думать, тип исходных элементов, которые мыслитель вызывал в своем сознании, чтобы начать ассоциативную игру. В последней комбинировались, сближались и противопоставлялись образы, иногда близкие физическим реальностям, а иногда игравшие роль условных символов, соответствующих более сложным, в том числе немеханическим, реальностям. Это были образы волнующегося моря, символизирующего, а отчасти описывающего недоступные непосредственному зрительному представлению электромагнитные колебания, образы движущихся градуированных стержней, изображающих системы отсчета, и т.д.

На второй ступени – уже не интуитивной, а логической – мыслитель как бы слышит слова, выражающие понятия, или видит написанными эти слова либо математические символы. У Эйнштейна зрительные и моторные образы первоначальной ассоциативной стадии сменялись слуховыми представлениями слов, передающих логические конструкции. На вопрос Адамара о господствующем типе "внутренних слов" Эйнштейн отвечал: "Зрительные и моторные. На той ступени, когда полностью вступают слова, они в моем случае чисто слуховые. Но они, как уже сказано, включаются только на второй ступени" [Einstein. Ideas and Opinions, p.25-26].»

И ещё, из книги Эйнштейна и Инфельда "Эволюция физики":

«Что такое сила? Интуитивно мы чувствуем, что именно обозначается этим термином. Это понятие возникает из усилия, которое мы производим при толчке, броске или тяге, из того мускульного ощущения, которое сопровождает все эти действия. Но обобщение этих понятий выходит далеко за пределы столь простых примеров. Мы можем думать о силе, даже не воображая себе лошадь, тянущую повозку. Мы говорим о силе притяжения между Солнцем и Землей, Землей и Луной и о таких силах, которые вызывают приливы и отливы. Мы говорим о силе, с которой Земля воздействует на все предметы вокруг нас, удерживая их в сфере своего влияния, и о силе ветра, создающей морские волны и приводящей в движение листья деревьев.»

Желание заменить идеологию аналитикой напоминает мне известную ошибку Просвещения – его попытки подпереть нравственность разумом: ты должен поступать нравственно, поскольку если все будут так поступать, то... На самом деле, это чистой воды идеология – но чрезвычайно слабая идеология. Разум (как мы теперь можем легко убедиться), преследующий эгоистический интерес, требует от человека – желающего добиться (так называемого) успеха – поступать именно аморально – и именно не так как все! А для всех прочих разум и мораль остаются независимы – и именно в силу этого какая-то мораль пока жива.

Ну а что же факты, причины и следствия... Собственно, об этом и говорит Кургинян, – так какая же здесь идеологическая обусловленность? Есть же вещи элементарные – и неоспоримые как 2x2=4, почему бы не держаться чисто их? Пожалуйста, давайте их держаться – но помните, в этом (элементарном) нет человека, есть лишь 2x2=4... Можно спасти лишь того, кто есть – кто мысленно не расстался уже с жизнью. Какого такого человека мы желаем спасать? И какой народ? Дайте же им их определения! Ведь штука в том, что они сами себя не способны осознать в качестве таковых!

Уразумев опасность, человек может быть и отойдет от опасной черты (правда наш случай сложнее – надо не только уразуметь, но и убедить других в своей правоте! – которые по большей части и слушать-то не желают, не то что задуматься). – Но отойдя от неё, не исключено, что он разбежится – и со всей силой отчаяния за нее прыгнет – от осознания безысходности и ненужности продолжения этой глупой своей жизни.

Вернусь к цитате из Сути времени 26, по поводу которой возник разговор:

«Что нужно сделать, чтобы не распалась Россия (хотя бы)? – Чтобы никогда больше никто не говорил, что не понимает (это задача наша, это задача настоящей интеллектуальной пропаганды) и для того, чтобы вот эта слепая вера уступила место аналитике, как новой идеологии общества. Если даже не идеологии, то фундамент идеологии. Так ещё не было в мире, но никто и не «залетал» так, как мы, поэтому полноценная аналитика должна стать фундаментом идеологии. И мы этого добьёмся, чтобы понимали и верили себе, а не другим.»

Если опустить здесь слово идеология (не думаю, что Кургинян использовал здесь его в прямом смысле) и понимать это так, что следует анализировать – что произошло и происходит, – думать, – учиться делать это как можно лучше, – тогда со сказанным я на 100% согласен. Приведение населения и политиков в разум – это задача-минимум. В этом шанс.

[*1]
Разумеется, эти "как" включают некоторые промежуточные "зачем" – но и только. Если ты строишь дом, тебе нужно на определенном этапе замесить цементный раствор – "наука" (методология строительства) говорит тебе зачем. Но прежде у тебя должно быть желание построить дом – и определяться оно должно чем-то иным, – пребывающим за гранью этой науки.
[*2]
В развитии идеологии хотелось бы видеть что-то подобное методу последовательных приближений в физике – где каждое из "приближений" является все более точным описанием реальности. Это не просто один из частных методов – в обобщенном смысле он отвечает развитию физики как таковой: теория относительности и квантовая механика уточняют классическую механику (переходят в нее в предельных случаях небольших скоростей и макроскопических тел). Они обе в свою очередь обобщаются квантовой теорией поля... Увы, за пределами естественных наук идеологические парадигмы чаще исключают друг друга, чем дополняют и развивают. Они конституируют совершенно разные "образы реальности" – использующие несовместимые системы представлений. Впрочем, в физике тоже иногда наблюдается подобное. При превышении количеством частиц в механической системе определенного критического рубежа мы вынуждены перейти от динамических методов описания к статистическим: «Динамическое описание системы многих частиц неосуществимо с технической, непригодно с теоретической и бесполезно с практической точек зрения» – начало известного учебника А.Н.Матвеева "Молекулярная физика"
Дополнение 01.09.2011:

Что такое аналитика? Аналитика это причины и следствия. Однако, между теми и другими находятся (их соединяют) принципы (законы) движения: если случилось событие "А" – то оно влечет ("хочет") событие "В".

Всякий способ объяснения (аналитика) основан на определенном способе понимания – то есть на том, что я здесь называю (в широком смысле) идеологией. Ключевые понятия, посредством которых совершается объяснение, несводимы к более первичным (невыразимы с помощью конечного количества других слов). Типичные примеры: свобода, любовь, движение, сила, власть, жизнь... (Разумеется, в рамках какой-либо "системы" они могут получить сносные определения – посредством других понятий. Но это означает лишь то, что на месте несводимых окажутся эти последние.)

Физика

Ключевые понятия физики (инертность, сила, пространство, время, вероятность...) получают строгие определения (что создает иллюзию их полной понятности) только благодаря многочисленным взаимным (математическим) связкам между собой. (Например, второй закон Ньютона F=ma – связывает причину=силу F, инерцию=массу m и следствие = изменение в пространстве-времени. Закон Гука F=kx связывает силу F и растяжение пружины x.) Однако у каждого из этих понятий есть значительный – несхватываемый, болтающийся "где-то за пределами разума" – "интуитивный" хвост (об этом см. выше, у Эйнштейна).

Математика или логика помогает связать несхватываемые сами по себе понятия в целостную конструкцию = парадигму. Это делает идеологические конструкции похожими на научные. Таким образом скроена, например, политэкономия марксизма (математически жесткое ядро всей идеологии марксизма).

Наиболее фундаментальные физические законы выражают (содержат в своей глубине) идеологические "объяснения" – почему физические величины (напряженности полей, силы токов, координаты тел...) "стремятся" измениться или напротив, сохраниться (инертность) – при наличии определенных внешних причин (начальных и граничных условий), – какими "мотивами" поля и частицы руководствуются.

Аналогичным образом, в приложении к человеку (и общественным событиям) всякое объяснение (и предсказание) его действий (то есть аналитика) подразумевает некое знание о человеке – его побудительных мотивах, целях, ценностях, – о том "как он действует", – то есть идеологию. В отличие от физики – эту идеологию ты не только используешь для объяснения "внешнего мира" – ты (поскольку доверяешь ей!) по умолчанию руководствуешься ею и сам (применяешь к себе). Собственно, это и делает ее идеологией – в более привычном смысле слова.

Физик хоть и может прилагать к себе законы движения макроскопических тел (ему сильно помогает мускульное ощущение силы и знакомое ощущение инертности своего тела), но уже переход на уровень микрочастиц и полей означает значительный "идеологический разрыв" с привычной нам реальностью – и основной опорой становится математика... Но ключевые ее понятия – снова "идеологические", в том же самом смысле! [*3]

Априори

Всё, что я здесь расширительно [*4] называю идеологией, очень долго (почти всеми, от Платона до Канта) относилось к области "априори" – включая представления о пространстве, времени и материи. Физика 20-го века (Эйнштейн, Планк, Бор...) смела эти самые "априори" – и вытащила на свет божий болтающиеся идеологические хвосты. Был разрушен и "априорный" образ человека (например, как существа, подчиненого естественному нравственному закону, – у Канта).

Место идеологии – там, где мышление упирается в свои пределы, заходит за свои границы. Там же, кстати говоря, и место молитвы. Потому идеология зачастую служит заменой последней ("богообщения").

Диалектика

Диалектика, превратившаяся (из метода аргументации и мышления) в онтологию (у Гегеля и в марксизме-ленинизме) стремилась описать "движение идеологии" (= сформулировать "метаидеологию") с внешней (видимой) стороны – подобно тому как наука формулирует свои феноменологические законы. Она описывает как выглядит это движение, но не видит посредством чего она его описывает... – Не видит самой себя – ей самой места в описываемом ей мире нет, – понятия и законы науки не является частью изучаемой ею "объективной реальности". И ничего удивительного, что в обоих случаях (идеалистическом и материалистическом), диалектика, противореча себе, находит своё естественное завершение – в виде как "законов диалектики" (диалектика строила себя в качестве философской "науки" – вполне законченной теоретической системы, передмет которой – "мир как таковой"), так и вполне определенных (считающихся идеальными, предельными) социальных конструкций.

Материалистическая диалектика встретила философский позитивизим как своего злейшего врага, но по сути она являлась лишь более изощренной его формой.

Аналитика – это не идеология. В отношении практики, это надстройка над идеологией, а с точки зрения развития (последней) – это смерть идеологии. Если идеология начинает с некоторых пор сводить себя к теоретическому знанию ("науке"), заменяется "методом", – это означает, что она упускает из виду те основания, на которых стоит (не видит своих ног) – и с этого момента начинает терять (потенциальную) полноту (буквально – валится с ног).

[*3]
Трудности такого перехода ("исчезновение материи" при переходе от "старой" физики к "новой" в начале 20-го века) очень ярко описаны Лениным в 5-ой главе книги "Материализм и эмпириокритицизм".
[*4]
Впрочем, я не являюсь в этом отношении новатором – слово "идеология" физиками и математиками зачастую используется в этом самом расширительном смысле: "идеология квантовой механики", "идеология термодинамики"... Имеется в виду не просто некий набор основных идей, но целостный, невыразимый способ понимания. – Он не может быть быть передан конечным количеством слов (изложения, монолога) – без "погружения" в сам опыт = практику решения задач. А практика – ни что иное как "диалог с Богом"... Будем отдавать себе отчет, что этот процесс (возникновения идеологии = понимания) не укладывается ни в материалистическую картину мира, – ни в идалистическую, – ни даже в дуалистическую (объект – субъект, материя – сознание). Последнее, что "спасает" картину мира – это концепция Логоса.
Дополнение 02.09.2011:

Диалектика vs "богообщение"

Диалектика Гегеля возникла как попытка преодоления кантовского априоризма. Что значит – разорванности себя и "мира". По большому счету – та же самая проблема, которая в религиозной сфере носит название "богообщения".

Но что на самом деле диалектика сделала? На место невесть откуда взявшихся, глупо торчащих априорных категорий она поставила закономерное их изменение и развитие – столь же необъяснимое. Статические принципы – она заменила динамическими, – и значит всё-таки остающимся ("в главном") тождественными себе (а иначе она о чём?). Все новое – это ("в главном" = отражаемом наукой диалектики) есть диа-логическое развитие старого – а иначе диалектика неправа именно "в главном"!

Диалектика нового – действительно нового – не схватывает. Новое для неё это то, что возникает "из противоречий". Примерно то же, что сказать, что электрическая искра возникает между двумя разноименнно заряженными проводниками – и этим объяснением удовлетвориться...

Человек в этом самодвижущемся механизме – бессознательная – или напротив, сознающая себя – но шестеренка. Вот это человека, именно это никак не устраивает!

Дополнение 14.09.2011:

Впрочем, аналитика («"дьявол всегда в деталях"») может оказаться хорошей исходной точкой для идеологии. Когда мысль приближается вплотную к тому, что становится способной поставить под сомнение основание мысли – самой себя, – вот такая аналитика переходит – даже не идеологию – но в нечто гораздо большее!

Дополнение 01.02.2012:

Методология vs идеология

Разница неочевидна. Методология переходит в идеологию там, где исследователь теряет различение между собой и предметом своего исследования, – буквально "теряет себя". – Когда он перестает задавать вопрос от собственного имени, – и даже от имени стороннего наблюдателя, – а считает возможным задавать его от имени сконструированного им самим же социального субъекта.

Дополнение 01.02.2012 (2):

По прошествии времени фраза Кургиняна насчет "аналитики в качестве идеологии" приобрела для меня больший объем.

Аналитика (тщательный анализ причин и следствий) переводит скрытую опасность в осознаваемую явно, позволяет ее увидеть. Именно этого в нынешней ситуации не достает. А острое сознание опасности само по себе мобилизует – инстинкт самосохранения что ли... Человек может быть и не знает зачем ему жить – но когда у него не остается совсем времени об этом подумать, это знаете ли заставляет его подсуетиться – чтобы это время продлить... Так что аналитика в настоящих условиях – хоть и не идеология, но вполне способна ее заменить. На некоторое время...

список
обновления