Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

28.07.2011

последняя правка 10.04.2012

Наука - это еще не всё

Мучиться смыслом жизни – и вопрошать о нем – не одно и то же. Мучаются, так или иначе, все (ну почти все). Вопрошают – друг к другу, об этом – немногие. Вопрошают к тому, к кому следует вопрошать (к "Богу") – единицы, – просто о нём мало кто знает. :)

Для большинства христиан (по моим наблюдениям) Бог – тот, кто должен "чудесным образом" улаживать их житейские дела, а после смерти – препровождать в царствие небесное – где они могли бы заниматься той же хренью.

У атеиста Эйнштейна отношение к Богу гораздо более почтительное [дальнейшие цитаты – из книги Кузнецова Б.Г.]:

«Подлинная оценка человека состоит в том, в какой степени и в каком смысле он смог добиться освобождения от своего "я"»

– Эйнштейн не втягивает Бога в свои дела, но лишь просит наполнить его жизнь смыслом:

«Ответить на вопрос о смысле жизни – значит обладать религиозными чувствами. Ты спросишь меня: имеет ли смысл подобный вопрос? Отвечаю: тот, кто не видит смысла в своей жизни и в жизни себе подобных, тот не только несчастен, но едва ли сможет продолжать жить»

(из заметки Эйнштейна "О смысле жизни"). Для Эйнштейна смысл жизни – в приобщении к сверхличному. И я бы с этим безусловно согласился, если бы на месте сверх-личного у него не оказывалось без-личное:

«Религиозность ученого состоит в восторженном преклонении перед гармонией законов природы... Это чувство – лейтмотив жизни и творческих усилий ученого в пределах, где он возвышается над рабством эгоистических желаний»

И еще о понятии "религия":

«у меня нет лучшего термина, чтобы обозначить чувство уверенности в разумной основе действительности и в ее принципиальной доступности человеческому разуму. Там, где этого чувства нет, наука вырождается в бездушный эмпиризм»

Подобная вера, как нетрудно видеть, годится только для ученых, – причем для ученых масштаба Эйнштейна, для всех прочих – ни какая бы то ни было религиозность, ни сам смысл жизни оказываются просто невозможны. Всё глупо как-то :) Это признает и сам Эйнштейн. Вот что пишет далее Кузнецов Б.Г.:

«Эйнштейн повторил как-то слова одного из современных авторов: "В наше время глубоко религиозными остаются лишь ученые, целиком преданные материалистическим идеям". Эйнштейн заключает этой фразой статью "Религия и наука", которая в основном посвящена отрицанию религии и противопоставлению научного представления о природе вере в личного бога. Эйнштейн говорит, что восторженное ощущение упорядоченности мироздания – объективной, материальной, каузальной! – заставляло Кеплера и Ньютона отдавать долгие годы уединенного напряженного труда поискам механизма небесных явлений. Оно заставляет ученого последовательно стремиться к объективной истине вопреки господствующим в его время представлениям.»

Из статьи "Наука и религия":

«Путём понимания человек достигает далеко идущего освобождения от оков личных надежд и желаний и тем самым убеждается в скромном положении мозга по отношению к величию причины, воплощённой в сущем, которая в своей бездонной глубине недоступна человеку. Эта позиция, однако, как мне представляется, является религиозной в самом высшем смысле этого слова. И мне кажется, что наука не только очищает религиозные побуждения от шлака антропоморфизма, но также вносит вклад в религиозное одухотворение нашего понимания жизни.»

Для Эйнштейна смысл жизни человека – освобождение от оков своего "я". В связи с этим смысл деятельности ученого-теоретика (он и является "человеком" – и никто иной!!!) – в устранении "наблюдателя", – поиск инвариантов, независимых от наблюдателя. (Потому понятно категорическое неприятие Эйнштейном квантовой механики.) Собственно, к чему стремится Эйнштейн – к тому, чтобы выдавить наблюдателя (а вместе с ним и самого человека) за пределы того, что является необходимым. Человек оказывается тотально ненужен – и бессмысленность его жизни "через окно" возвращается к нему вновь! Снова процитирую Кузнецова:

«Важно заметить, что у Спинозы и других рационалистов XVII в. идея должна быть независимой от позиции наблюдателя, от тою, что Паскаль называл "ненавистным я". Тогда идея будет истинной. "Истинная идея, – говорит Спиноза, – должна быть согласна со своим объектом". Эта мысль Спинозы и всего рационализма XVII в. встречается у Эйнштейна в такой же простой, общей и истинной теории, в которой фигурируют суждения, независимые от позиции отдельного наблюдателя (и именно поэтому парадоксальные и противоречащие отдельным, непосредственным наблюдениям). Эйнштейн продвинул далеко вперед применение в физике инвариантных величин, которые не меняются при переходе от представления, свойственного одному наблюдателю, к представлению, свойственному другому наблюдателю. В сущности последовательное распространение инвариантных величин в учении о природе было стержнем развития науки, выражением все большего освобождения науки от антропоцентрических фетишей. Гелиоцентризм, бесконечная и однородная Вселенная Бруно и Галилея, понятие инерции и классическая относительность означали, что истины, справедливые лишь для земного наблюдателя (и поэтому согласующиеся с непосредственным наблюдением), уступают место истинам, справедливым для всякого наблюдателя и поэтому выражающим независимость природы от какого бы то ни было наблюдения. Эйнштейн освободил это исходное представление XVII в. от наложенных на пего впоследствии ограничений.»

От себя добавлю. Я согласен, лишь устранение всего "человеческого, слишком человеческого" позволяет человеку превратиться в хороший прибор наблюдения – позволяющий слышать Бога. Но для Эйнштейна это путь превращения в "абсолютного наблюдателя", а наблюдает он гармонию природы. Я лишь говорю: всё так – но это не всё. За той стенкой, что называют природой, человек (но не как ученый = абсолютный ум) способен видеть нечто несоразмеримо большее. И только человеческая личность является тем единственным "прибором" ("антенной"), способным это "нечто" зафиксировать. Наука – это еще не всё.

Дополнение 26.08.2011:

В цитированной выше книге целая глава посвящена влиянию на Эйнштейна Ф.М.Достоевского... Это влияние, по признанию самого Альберта Эйнштейна, было необычайно сильным. Приведу два высказывания Эйнштейна, которые Кузнецов взял эпиграфом к главе:

«Достоевский дает мне больше, чем любой мыслитель, больше, чем Гаусс.»

А поскольку главным в своей жизни Эйнштейн считал науку, это надо понимать так, что Достоевский учил его физике :)

«Достоевский показал нам жизнь, это верно; но цель его заключалась в том, чтобы обратить наше внимание на загадку духовного бытия...»

Кузнецов усматривает общность между мыслителями – в степени предельности постановки вопросов. Достоевский беспощадно помещает своих героев в крайние, предельные ситуации – подобно тому как ученый добивается ясности, подводя скорость вплотную к световой – где простая, привычная евклидова геометрия перестает работать. "Загадка духовного бытия" находится за пределами любых "измов" – даже гуманизма, – у кого повернется язык назвать Достоевского "великим гуманистом" (как например, Маркса)? Очень кстати в той же книге цитируется высказывание Е.В.Тарле о Ф.М.Достоевском: если вы его отнесете к какому-то "изму", поставите на какую-то полку, он изменит смысл "изма", деформирует полку.

Говоря иначе, для обоих мыслителей их творчество является близким к тому, что вернее всего было бы называть словом молитва.

список
обновления
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner