Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

17.07.2011

последняя правка 08.08.2011

Есть гуманизм - и гуманизм

В "Сути времени 24" кое-кто из моих читателей (ну наконец-то!) увидел явные расхождения между Колчановым и Кургиняном! Мне придется вас разочаровать :)))

Чтобы сравнивать позиции – а не слова, – надо договориться, что понимать под словами, – а именно под словом "гуманизм".

Хотя Кургинян и говорит о человеко-боге, но тут же он говорит о христианстве как опоре культуры и цивилизации – а в христианстве человекобожие, как известно, ересь – худшая из худших. Так что позиция Кургиняна, увы, не отличается ясностью. Там, где Кургинян ставит точку, в этом месте я только-только начинаю задумываться – в том и разница, – едва ли это можно считать за "расхождение".

Гуманизм – понятие многозначное... Допустим, светский гуманизм (которому пятьсот лет), религиозный гуманизм (которому две тысячи лет), гуманность (="человечность") – вещи очень разные. О чем именно речь у Кургиняна?

  • Когда он говорит о гуманизме "в расширительном смысле этого слова", видимо, речь идет о последнем – о гуманности ("вечный инвариант всех культур и народов").
  • Cветский гуманизм (сформировавшийся западным Просвещением) – это не просто гуманность (осознание ценности человека и его жизни), – это провозглашение человека высшей из ценностей – заменяющей, таким образом, на шкале величин Бога.
  • Напротив, христианский гуманизм оставляет место Богу, – а человека ставит на следующее за ним место ("образ и подобие Божие").

По сути, светский гуманизм и христианский гуманизм – понятия взаимоисключающие. Первый – "человекобожие", второй – "богочеловечество".

Так вот, если "гуманизм" это развитие плюс гуманность, то я обеими руками за. Но сама по себе гуманность – пустое понятие, без фундамента. Ему нужна подпорка – вы должны ответить на вопрос "зачем (жалеть человека)?" Здесь как раз мы и приходим к дилемме – либо человек сам для себя, как предел, – либо – для чего-то другого, и смысл его существования – за его пределами (светский гуманизм – или христианский).

Когда мы провозглашаем человека высшей из ценностей, то следующим шагом будет лишение его всякой ценности вообще. Вслед за гуманизацией следует дегуманизация: если всё – в человеке, а человек – в мире, человека придется материализовать = причислить к миру – либо исключить из мира, обособить от прочих людей и поставить над ними. Первый вариант – царство "маленького человека" (потребителя, мещанина), второй – сверхчеловека Ницше. Разница между вариантами состоит лишь в том, что в первом случае ничтожны 100% людей, а во втором – 99,999...% (все кроме тебя).

Последовательный (светский) гуманизм – это материализация человека (отождествление с "телом") – распыление на атомы, – превращение в "массу" – которую "не жалко".

Я ничуть не против человечного отношения к человеку – я против его обожествления. Такой гуманизм пожирает сам себя, мы уже убедились в этом дважды: мещанско-потребительский либеральный рай и сверхчеловечество Ницше одинаково вырождаются в фашизм.

Витрина гуманизма – глянцевые журналы: идеальные тела, фигуры – идеально "упакованные", хорошо питающиеся и много отдыхающие – "совершенные человеки", и всё – для их блага. – В сравнении с этим омерзительно-приторным мирком даже фашизм кажется прогрессом ;) Не зря же нацистской скверны не смог избежать даже Хайдеггер – возможно, глубочайший из философов 20-го века.

Гуманизм "как есть" – торжествующее мещанство, – соперничество за блага ("положенные человеку" как хозяину мира) – которых всегда не достает. «Денег не хватает всем, и богатым, и бедным, – только богатым их не хватает значительно больше» :) Когда всякий и каждый рвется на вершину мира – вблизи нее, и даже у её подножия, становится тесно и весьма некомфортно.

У тех, кто застал последние советские десятилетия, в памяти длинные очереди за импортными шмотками, становившихся (даже по причине этих самых очередей) предметами культа... Когда очередь оказывается

  • культовой ("жизненно важной"),
  • слишком длинной – длиною в жизнь,
  • слишком длинной – именно потому, что вперед тебя залезают всё время те, кто побойчее, не говоря о блатниках и тех, у кого привелегии (напомню, "привелегии номенклатуры" – одна из основных тем предвыборной программы Ельцина),

– тогда эту очередь ждет лавинообразное обрушение, это лишь вопрос времени. – Оно и произошло. Когда то, что служит тебе заменой Богу (шмотки), тебе недоступно, – тогда ты воспринимаешь это как богооставленность = жизнь, из которой "изъят смысл".

Число очередников лавинообразно растет, – очередь притягивает всё новых новобранцев (закон толпы = "массы") – а жизнь проходит (вспомним, человеческая жизнь ограничена). Значит, очередь должна схлопнуться – в прямое сооперничество, в либероидный антигуманизм.

Мое отрицание гуманизма – это не анти-гуманизм, а, скажем так, сверх-гуманизм (пользуясь языком Кургиняна, он говорит о "сверх-модерне"). – Преодоление сверху, а не обратный откат. Движение по вертикали вверх. Не следует путать с "радикальным гуманизмом" Фромма или сверх-человеком Ницше (о том и другом уже сказал достаточно)!

Сверх-модерн – на основе сверх-гуманизма. И также как сверх-модерн является отрицанием модерна "сверху" = отрицанием застывшей "современности" = "конца истории", так же сверх-гуманизм является отрицанием гуманизма "сверху" = отрицанием "застывшего" человека (представленного только себе, – обожающего = обожествляющего только себя) = отрицанием "конца человека" – и тем самым открывающего путь к "новому человеку".