Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

28.06.2011

последняя правка 07.07.2012

Что нас не устраивает, или Теодицея

Вернемся к вопросам самоопределения общественной силы – появления которой мы ждем (кто-то ждет, а кто-то пытается ее формировать), – таких первейших вопросов, на мой взгляд, три: что нас не устраивает, чего мы хотим, каким путем этого достичь. Уже первый из вопросов (сосредоточимся сперва на нем) выводит (скажу сильнее, выбрасывает) нас за грани политики. В рамках политического горизонта он не может быть ни поставлен – ни разрешен...

Для меня это ещё и личный вопрос, – этот вопрос напрямую касается и меня самого – и моего блога: это вопрос о читателе, к которому я обращаюсь. Ищу ли я именно политических единомышленников – или вопрос стоит как-то иначе? К какому "мы" я бы хотел себя причислять?

Нет, должен сказать, политика – как политика, сама по себе – меня совершенно не интересует. Ради нее я бы не взялся за перо, не моя стихия. Я очень малообщительный и очень непубличный человек, – мне не свойственно ни стремления к власти, ни к известности, ни к закулисным играм. В настоящие "демократические" времена, когда политика пропитана пиаром, заигрыванием с массами, зависимостью от масс, – замешана на их совращении и обмане, – она представляет собой довольно зловонную жижу, в которую не только опускаться, – к ней приближаться противно.

Как бы кто не относился к нынешней политической системе в нашей стране, все-таки это демократия (= власть количества, числа), – в том смысле, что политики напрямую зависят от масс, – и если мы не видим такого прямого воздействия масс на политику, то лишь потому, что "массы" эти пока не сформировались – не разделились, разнокачественные "вещества" перемешаны, их "силы" разнонаправлены, они пока слабо представляют чего хотят. Если бы это произошло, мы бы увидели эту демократию в действии – если даже не демократию выборов, то демократию "прямого действия" – демократию площадей и улиц. Политическая позиция в условиях демократии – это позиция в отношении массы. Весомость позиции определяется тем, насколько значительная (и политически активная = знающая чего хочет и готовая за это бороться) масса за ней стоит. В принципе, чем больше эта активная масса – тем внушительнее ее "давление" (в полном соответствии с законами физики).

Но масса текуча, манипулируема, она постоянно разочаровывается в политиках и метается в своих хотелках. Грязное искусство управления массой и поддержания "общественной стабильности" заключается в частой смене приоритетов и лозунгов, смене программ и курсов, выдвижении партий, политиков и их дискредитации. – В этих условиях масса остается аморфной, рыхлой и поддатливой...

Что мы называем политикой – это когда одни части массы, выбившиеся наверх, посредством политтехнологов мнут и лепят под себя другие части массы. Первые называют "элитой" – но от массы они отличаются лишь своим положением, больше ничем... Насколько цельной, самостоятельной, реальной – и устойчивой – является какая-либо "общественная сила" зависит от того, есть ли в ее составе что-то ещё помимо "массы" (+политтехнологического инструментария), – вот это "что-то" и следовало бы называть элитой на самом деле (хочется думать, что под "ядром" Кургинян имеет виду именно это).

В рамках "не устраивает" (вернемся к нашему вопросу) имеется два слоя: первый – собственно политический, второй – метафизический. Второй – почти не заметен, и все-таки первый слой лежит на "фундаменте" второго (вполне буквально). Фундамент здания невиден, но это не значит, что его нет. Когда фундамент потрескался – здания уже не спасти (вспомним КПСС).

Первый (политический) слой – это требования "к системе" от имени "массы", второй слой – обусловленность этих требований, их причина. Первый – материя, второй – дух. Активным субъектом первого слоя является масса, второго – элита. Не будет элиты – масса рассыплется, все её требования потеряют основание – даже в ее глазах. Согласитесь, одно поддержание количества "биомассы" на должном уровне – не слишком вдохновляющее требование даже для самой биомассы.

Чем отличается масса от элиты – не "способностью управлять", не "силой ума" и даже не способностью "формулировать парадигмы". Нет, она отличается принципиально, – другим направлением требований. Активность массы направлена на "систему" – вне себя, главная активность элиты – внутрь себя. Требование "Всего и много!" ("Хлеба и зрелищ!") – наибольшее "духовное усилие", на которое способна масса – сама по себе. Элита (в истинном смысле слова), напротив, не считает, что "система" ей что-то должна, ее требования – прежде всего к себе. О массе она заботится лишь потому, что не считает ее лишь только массой...

Первый слой (массовый) формирует "политические требования", второй – формирует самого субъекта действия – "политические массы", – которые, однако, уже не являются только лишь массами, они "оплодотворены духом".

Для массы нет вопроса, а почему, собственно, мир должен меняться под нас (на чем основано её право чего-либо требовать), – "Потому что нас много!" Для элиты вопрос принимать ли мир таким, каков он есть – или активно его менять – и как его менять – имею ли я на то основание и право – это метафизический вопрос, – вопрос, обращенный внутрь себя. Чтобы ответить – надо оказаться достойным это вопроса. Это вопрос выбора между бытием и небытием, – а именно, выбор стороны бытия – против небытия (Ленин, прежде чем взяться за дело, мучился диалектикой и метафизикой – а кого из наших современных правителей она интересует?). Он требует определиться с тем, что есть бытие – а что им не является, что для тебя в жизни значимо – а что нет. Решение этого вопроса – это стремление быть. В пределе – это вопрос о смысле твоей жизни (о том, зачем ты в этот мир заброшен).

Не принимайте сказанное близко к сердцу – ведь это формальное определение, а относить ли вам себя к массе или к элите (и в какой мере) – это вам виднее :) Строго говоря, "массы" нет, масса – это народ, из которого "вышел дух", – собственно, это "метафизическое ничто". Если это случилось (а современная потребительская цивилизация вплотную подошла к этой черте) – дальнейшее естественное стремление этого духовного ничто – к полному небытию, к биологической смерти. Масса не ценит ни себя, ни других, она не заботится даже ни о своих детях, ни о будущих поколениях ("После нас хоть потоп").

Выбор небытия – это вообще наиболее легкий – самый безответственный – выбор. Туда же за собой – в небытие – человечество увлекает и планету. Нет иного способа остановить это, кроме как пробудиться – вспомнить (или заново открыть), что есть бытие. Таких "будильщиков" немного – сила, которая должна стать спасением, носит по необходимости элитарный характер.

Вопрос "что нас не устраивает" – не в том, хорошо или плохо мы живем – это вопрос о том, живем ли мы вообще. Задаваться этим вопросом – обращенным внутрь себя – значит сопротивляться небытию.

С какой бы (внешней) стороны ты не подошел к этому вопросу – он хоть как упрется в тебя самого. Ведь на самом деле, разве дело в том, что мы "плохо живем" (не жируем)? Дело в том, что живем мы явно не по средствам – в долгу у природы, у будущих поколений, у огромного числа своих соотечественников (или у других народов, почему же про них забывать?). "Либералы" (за малые крохи со стола) купили лояльность большинства, они сделали из нас своих сообщников – и заложников. То, что современный "либерал" называет человеческим достоинством и правами – это достоинство и права глиста, – законодательное и "моральное" закрепление "фундаментальных принципов" существования глиста.

Вопрос "что нас не устраивает" решается в зависимости от того, причисляем ли "мы" себя к массе или элите. Вопрос не в том, хорошо ты питаешься или плохо, а в том, остается ли у тебя возможность сохранять себя в качестве человека – и что ты можешь предпринять, чтобы отстоять эту возможность. Соглашаться с "общим течением" – значит сползать в небытие. Принимать обстоятельства – значит оскотиниваться. Сопротивление, которое как мы ожидаем, должно возникнуть – не столько политическое, – это сопротивление приближению небытия.

Отличие элиты – она формируется не на недовольстве "условиями (содержания)" (это участь массы), а на недовольстве собою. Элита – это те, кто смогут вести за собой – те, кто "есть" (элита=дух vs масса=материя).

Созидай прежде всего себя ("Спаси себя – и вокруг тебя спасутся многие"). Пока ты ничто, ты собираешь вокруг себя (разрушительное) ничто. Пока ты ничто – каких бы правильных слов ты не произносил, ты говоришь от имени небытия, всякая твоя позиция – позиция всего-лишь политическая = коньюктурная. Приведи тебя во власть – не исключено, ты будешь говорить и делать иное, противоположное – что будет соответствовать твоему новому положению и будет выгодно тебе в новых условиях. И потому пока ты ничто – доверия тебе мало... Возвращаясь к "простому люду", "тете Фросе" – вот где информационные или интеллектуальные аргументы беспомощны. – Ты можешь привлечь народ на свою сторону либо эмоциями – обращаясь с ним как с массой, – либо обращаясь к нему на языке "правды" – как к народу, – но это только в том случае, если за тобой будет эта правда...

Вопрос не в том, чтобы занять политическую позицию на правом или левом фланге, а в том, чтобы быть. На самом деле выбор – даже не между "добром" и "злом", а между бытием и небытием... – Так на чьей вы стороне?

В связи с этим несколько слов о теодицеи – для тех, кто привычен к термину "Бог" и привык мыслить в соответствующем контексте, – остальные дальнейший текст могут опустить. Те, кто обвиняют Бога в неправильном устройстве мира (допущении "зла"), забывают зачем человеку дана свобода – чтобы иметь возможность быть "образом и подобием Бога", – быть способным выбирать между добром и злом, – между бытием и небытием.

Проблема теодицеи – это попытки подростка обвинить взрослого в том, что он о тебе мало заботится. Но допустим, будет он тебя во всём родительски опекать – ты же не станешь взрослым! Тоже мне судьи! Вместо, чтоб обвинять и оправдывать Бога – пытайтесь лучше оправдаться перед ним, – оправдать свое человеческое назначение, данную вам свободу. Если человек свободен – если он "подобие Божие" – тогда он способен изменить предначертанное ему будущее (апокалипсис).

Вот и вся теодицея: ты имеешь возможность либо быть – либо не быть = "быть во зле" = оставаться в брешах, порах бытия (и служить их расширению).

Дополнение 06.07.2011:

В этой связи процитирую Эйнштейна (по книге А.Фомина – к сожалению, в ней отсутствует ссылка на источник, если кто подскажет – буду благодарен):

«Напрасно перед лицом катастроф XX века многие сетуют: «Как Бог допустил?» Да, Он допустил: допустил нашу свободу, но не оставил нас во тьме неведения. Путь познания добра и зла указан. И человеку пришлось самому расплачиваться за выбор ложных путей.»

Приведу легенду об Эйнштейне, на которую недавно наткнулся в Интернете, – не знаю, есть ли в ней хоть доля правды. Автор, к сожалению, мне неизвестен:

«Профессор в университете задал своим студентам такой вопрос. «Все, что существует, создано Богом?» Один студент смело ответил: «Да, создано Богом».

«Бог создал все?» спросил профессор. «Да, сэр,» ответил студент.

Профессор спросил, «Если Бог создал все, значит Бог создал зло, раз оно существует. И согласно тому принципу, что наши дела определяют нас самих, значит Бог есть зло.» Студент притих, услышав такой ответ.

Профессор был очень доволен собой. Он похвалился студентам, что он еще раз доказал , что вера в Бога это миф.

Еще один студент поднял руку и сказал «Могу я задать вам вопрос, профессор?». «Конечно,» ответил профессор. Студент поднялся и спросил «Профессор, холод существует?»

«Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?» Студенты засмеялись над вопросом молодого человека.

Молодой человек ответил, «На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (-460 градусов по Фарегейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.»

Студент продолжил. «Профессор, темнота существует?» Профессор ответил, «Конечно, существует.»

Студент ответил, «Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует чтобы описать что проиходит при отсутствии света.»

В конце концов, молодой человек спросил профессора, «Сэр, зло существует?» На этот раз неуверенно, профессор ответил, «Конечно, как я уже сказал. Мы видим его каждый день. Жестокость между людьми, множество преступлений и насилия по всему миру. Эти примеры являются не чем иным как проявлением зла.»

На это студент ответил, «Зла не существует, сэр, или по крайней мере его не существует для него самого. Зло это просто отсутствие Бога. Оно похоже на темноту и холод — слово, созданное человеком чтобы описать отсутствие Бога. Бог не создавал зла. Зло это не вера или любовь, которые существуют как свет и тепло. Зло это результат отсутствия в сердце человека Божественной любви. Это вроде холода, который наступает, когда нет тепла, или вроде темноты, которая наступает, когда нет света.» Профессор сел. Имя молодого студента было — Альберт Эйнштейн.»

[Еще об Эйнштейне]

список
обновления