Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

24.04.2011

последняя правка 10.04.2012

Человеческое, слишком человеческое...

Алексей >  «...я полностью разделяю идеи Фромма о радикальном гуманизме и мне крайне интересна идея ОПТИМАЛЬНОГО сообщества людей. Американизм УЖ точно далек от идеала.»

Мне импонирует подход Фромма, но я не являюсь его сторонником. Его теория ставит над человеком предел в виде самого человека, – и в этом его ("радикальный") гуманизм ничем не отличается от классического гуманизма – породившего (закономерно) и потребительское общество, и фашизм. Для меня человек в истинном смысле рождается лишь когда совершается выход за пределы человеческого. Для Фромма "над" человеком – лишь одни (придуманные человеком) идолы. Для меня там есть еще кое-что – а именно, вопрос, – главный для человека вопрос, – лишь задумавшись над ним человек становится человеком.

Для Фромма вопрос о смысле жизни – вопрос о том, на что человеку следует употребить жизнь или – о его месте в мире. Для меня – помимо этого – и даже прежде всего, вопрос о жизни это вопрос о смерти (смерть = выход за пределы "человеческого"). – Однако, не о переживании смерти, и даже не о том, есть ли что-то за этим пределом, – а именно о смысле смерти! Фроммовское "быть" имеет свой предел, – и теряет смысл, если упустить из виду этот предел.

Вопрос о смысле жизни у Фромма недостаточно радикален – он не упирается в смерть. Смерть – это не только "отжившее" (как повторяет Фромм вслед за Марксом) – а то, что ждет нас, каждого. Не только прошлое – но будущее. Поэтому хоть Фромм и "радикализует" гуманизм в теории, он строит эту теорию на бессознательном фундаменте самого обычного гуманизма – не желающего считаться со смертью. Как и Маркс, он наследник того "оптимистического" гуманизма, в котором человек является исчерпывающей и предельной целью для себя самого – вопросы о происхождении этой цели, ее мотивациях и пределах не ставятся.

Фромм противоречит себе. В антитезе "иметь или быть" у Фромма под "быть" понимается в первую очередь любовь и творчество. Однако, то и другое (если не сводить их к пошлости и слащавой попсе) – это выход за пределы "человеческого", – я хочу сказать, дело вовсе не исчерпывается радостным гуманистическим порывом. То и другое в чем-то близко смерти, – любовь и творчество неотделимы от несчастья и страдания. Разрушение, болезнь, боль и смерть – это неустранимые источники вдохновения, ключи к глубочайшим смыслам, – вне и помимо них человека не возникает. Потому преобразование общества – увы, не совершается через педагогику, воспитание и культуру. Хорошо воспитанные, "сознательные" девочки и мальчики, любящие друг друга и счастливо занимающиеся творчеством – это лубочная картинка, далекая от любой реальности – и человека недостойная.

Итак, мы должны выйти за пределы гуманизма – увязать вопрос о человеке, его целях и его назначениии с вопросом о его смерти (которая есть ни что иное как самое последовательное и полное отрицание человека – а следовательно и гуманизма). Чем дольше мы уклоняемся от этого грубого и тяжелого вопроса – тем более мы приближаем явление Смерти в самой жуткой, массовой и страшной форме. Смрадный запах ее уже в воздухе, он отчетливо ощущается большинством из нас.

Гуманизм оказывается неожиданно близок субъективному идеализму: та же невозможность – и нежелание – выйти для субъекта за рамки себя самого – пробиться к реальности. Слепота, невменяемость, игры с ядерными реакторами и всеобщая, всечеловеческая безответственность. Человек заигрался – он упорно не хочет взрослеть (лишь только знание о смерти отличает взрослого от ребенка) и во всем видит лишь одно – свое собственное бессмертное отражение.

Вернемся к материализму: «бытие определяет сознание». Я бы дополнил: небытие (как грань бытия) тоже определяет сознание.

Между прочим, знание о смерти – это не мой личный, и не твой, а именно коллективный человеческий опыт:

  • во-первых, подчеркну, это опыт (не умозрение, не рассуждения, не теория, но опыт – подобно научному опыту),
  • во-вторых, этот опыт объединяет нас с другими людьми – взламывает нашу субъективность и наш эгоизм.

Никто из нас не знаком со своей собственной смертью, но знает о ее неминуемости – откуда!? Да лишь только из опыта наблюдения за другими людьми! Но почему что относится к ним – непременно должно относиться и к тебе самому?! С точки зрения логики – убеждение странное, недоказуемое. Однако, никто в здравом уме сомнению его не подвергает: смерть – как ничто иное – ставит нас перед фактом нашей общности, ставит вопрос о единстве человеческого рода...

И отсюда следующий вопрос: должны ли мы столь же серьезно задуматься, что человеческое поведение не может определяться лишь одной человеческой "особостью", эгоизмом и конкуренцией. "Коллективному инстинкту" – которого человек в отличие от муравьев, пчел и большинства животных почти лишен – есть замена, – это "инстинкт смысла" = доискивание смысла смерти.

Итак, смерть – то, что нас (людей) объединяет. – Сближает тебя с социальной "массой" = "социальной материей", вовлекает в нее – независимо от твоего желания... – Поворот к диамату...

Дерзай, вот первый из необходимых навыков жизни – жить в присутствии смерти.

Дополнение 06.10.2011:

«Очень похоже, что смерть — лучшее изобретение жизни. Это её агент, меняющий эту самую жизнь»

– это сказал Стив Джобс (основатель Apple). Сегодня сообщили о его смерти, на 57-ом году жизни.

Дополнение 12.10.2011:

>  «Постоянные призывы от сторонников Кургиняна о том, что "Мы" доминирует над "Я" – это посыл самого Кургиняна или интерпретация? Как часто люди прячутся за "Мы", не смея сказать "Я", не осознавая его. Мне очень нравится выражение "чувство Я другого человека". Вообще интересная тема – стране, государству, народу придают черты личности. Экзистенциалистка я :)»

Ну то, что Я последняя буква в алфавите – как бы известно ;) Есть вещи более значимые, чем Я – и только они придают какой-то смысл моему Я, моему существованию. Возлюби Бога (не себя) – это первая заповедь. Можно постараться избежать многозначного слова "Бог", но от этого суть дела не изменится – смысл моего существования мне не принадлежит, не внутри меня (понятие "трансцендентного"). Если кто-то по простоте подменяет "Бога" обществом, коллективом, народом – это возрастное ;) Народ – не нечто само собой разумеющееся, – он (подобно тебе) определяется посредством "иного", – того, что "выше". Однако истина, она ведь в данном случае где-то рядом :)

Я имею в виду возрастное – не только в смысле личного возраста (человека), – но и идеологии, зрелости идеологии. Нужно время – чтобы научиться ставить вопросы...

Мы же понимаем, что вероятно, многим из кургиняновцев придется в будущем собой жертвовать – ради своего народа и своей страны. И они приходят к осознанию этого...

список
обновления
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте