Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

28.03.2011

последняя правка 31.05.2012

Идеология, внешний контур

Судя по отзывам, моему читателю с трудом удается связывать в единое целое то, что я пишу :) Попробую помочь. Давайте установим связки между основными смысловыми блоками, вырисовывающимися на сегодняший день.

Первое, вопросы
"что нас не устраивает, чего мы хотим и как этого достичь"
(то есть: исходный пункт, цель и стратегия)
напрямую связаны с более глубокими вопросами:
"как устроен мир, как устроен человек, что происходит"
– и подразумевают какое-то, явное или неявное, их решение. Таким образом, хоть мы и хотим "всего лишь" разрулить вопиющие проблемы сегодняшнего дня – вопросов идеологии или "миропонимания" нам не обойти.

Второе, формулировка миропонимания, на самом элементарном, нижнем уровне заставляет нас задуматься о том, что находится в ближайшей зоне нашей видимости ("что есть мир") – что для нас значимо, достойно уважения и "вглядывания внутрь". Принципы объединения, которые я предлагаю (уважение к коммунистическому принципу и советской истории, к христианской вере, государственный уровень мышления, отказ от радикализма и идей национального превосходства), служат тому, чтобы очертить эту "зону видимости", – наметить то минимально общее, что для нас бесспорно важно, – тот самый последний рубеж, который мы будем защищать.

Эти принципы не так просты как кажутся, чего стоит хотя бы требование как-то соотнести в своей голове коммунизм и христианство. Для большинства это вещи противоположные – сама попытка поставить эти понятия рядом многих приводит в бешенство (приходилось наблюдать – и у "коммунистов", и у "христиан").

С другой стороны, есть очень много попыток образовать некий микс из христианства и коммунизма, "объединить" или "сблизить" их. – Так вот, надо удержаться от этого. Такое сближение потребовало бы чем-то (а именно – самым главным) пожертвовать с обеих сторон. Речь не идет о "синтезе"! В чем мы нуждаемся – вовсе не в том, чтобы "примириться", – но именно в том, чтобы представители этих двух "идейных целостностей" сумели увидеть, в чем они близки, а в чем остается – и всегда будет оставаться – между ними разница, – чтобы научились действительно понимать и уважать друг друга, а не подвергать с порога анафеме.

Как бы коммунисты этого не хотели, им не удастся свести христианство к "христианским нравственным ценностям". Эти ценности не имеют никакого основания и смысла без веры в Христа (в "исторический факт" его телесного воскресения). Что же за такое "сближение с христианством", если Христу в нем отводится роль несущественной детали?!

С другой стороны, неправильно искать основания коммунистического принципа (социального равенства) в христианстве – хотя бы потому, что он его значительно древнее, – как его "идейные формулировки", так и "практика" (вспомним хотя бы о первобытном коммунизме). Если обосновывать коммунизм христианством, вход в него неверующим будет закрыт – а для этого нет никаких оснований.

Вспомним, все идеологии, которые "прокатились по нам" в этом и прошлом столетии, были импортированы, включая марксизм, либерализм и нео-либерализм. Все они имеют свои основания в западных философских школах – а если взглянуть еще глубже, то (в определяющей степени) в католичестве и протестантизме... Все они были пришлыми, нам в значительной степени чуждыми (это утвержение не содержит оценки, хорошо или плохо, не мне об этом судить) – и приводили каждый раз к очередной жесткой внутренней "ломке"... Теперь мы уперлись в стенку, нам не избежать огромной работы по поиску "общего языка" – а именно, установлению многочисленных прямых и непрямых связок между понятиями православной догматики и гораздо более привычными нам понятиями, почерпнутыми из западных философских учений – в первую очередь, конечно, диалектического материализма. Нам – чтобы не утратить навсегда основные слагаемые своего духа, чтобы остаться самими собой – надо восстановить единство нашего сознания, – разорванного вторжениями модерна и просвещения, не прекращающимися на протяжении последних веков. Это вопрос сохранения русских – как нации, и россиян – как большого "рода".

В прошлой статье (да и не только там :) я намеренно пользовался известными философскими принципами материализма ("материальное первично", "бытие определяет сознание") не так, "как следует", – придавая им смысл, иной, чем "в оригинале". – Я хотел спровоцировать конфликт восприятия и идеологий – выбить основание из под привычного способа понимания. Я намеренно вынул принципы из их "среды обитания", чтобы взглянуть на них иначе, под другим углом зрения... Может оно формально и неправильно, но зато позволяет выявить духовные истоки этих принципов – и продлить им жизнь, – вытащив за рамки умирающих философских теорий. Может это и незаконно с точки зрения этих теорий – но что нам до них! Ведь это позволяет обновить наше восприятие мира, сохранив привычный категориальный аппарат.

Так вот, к чему я это, одна из важнейших задач теперь – переосмыслить православную догматику (близкую нашему ДУХУ) на языке философских понятий (привычных нашему УМУ)! [*1] Чтобы осознать мир, в котором мы живем, осознать себя в этом мире, нам надо восстановить наше разорванное сознание – надо измениться самим! Я снова повторю: Задача, которую мы обсуждаем, не имеет решения на чисто ментальном уровне, – она неизбежно затрагивает "субъекта", который ее решает. – Мы сами становимся одним из слагаемых решения. Чтобы решить эту задачу – надо соответствовать ей. – Это буквальная – один к одному – цитата из прошлой статьи. Как так!? Ведь там речь шла о других вещах, об аскетизме, а не осознании... Да вот так! Уникальность нашего исторического случая в том, что одно без другого невозможно.

Говорят, новая истина непременно проходит "в миру" три обязательные стадии:
1) "Какая чушь!"
2) "В этом что-то есть..."
3) "Дак это и так было ясно"

Сформулированная позавчера идея аскетизма, пожалуй, все эти стадии уже прошла :), споры утихли, – упершись в то, во что и должны были упереться, – в поиск духовных оснований аскетизма. Эта статья – попытка ввести в поле зрения эти основания.

И напоследок, главное. Нам предстоит создать очень своеобразную "идеологию"... – Которая будет отрицать идеологию как таковую – и указывать на то, что делает наше вопрошание о смысле бытия, своей жизни и смерти – в его напряженности, неотступности – беспредельным. – Если мы к этому готовы.

[*1]
Эта задача отчасти осознавалась "русскими религиозными философами" 19-20 веков, и, можно сказать, они сделали первые шаги в этом направлении...
Дополнение 30.03.2011:

Кто-нибудь спорит с тем, что наше общество разделено – разорвано – на верующих и не-верующих? Пока мы разделены, перед лицом общей угрозы мы будем оставаться слабыми. Значит, поиск взаимного понимания – одна из первейших задач. Насколько фундаментально и глубоко это разделение?

Считается, если человек нерелигиозен, то он либо "погряз в материализме", либо привержен какой-нибудь мистической чертовщине. Это не так.

Разница между верующим и неверующим (назовем его условно "философом") заключается, строго говоря, лишь в том, что один принимает на веру "исторический факт" телесного воскресения Христа, а другой непременно оставляет место сомнению и вопросу ("Я сомневаюсь, значит существую" = "Cogito ergo sum", Декарт). Даже в случае полного отрицания "события" (правда это уже не вполне философская позиция, поскольку исключает сомнение), человек не обязательно должен быть безразличен к мудрости, заключенной в христианской метафизике, в догматике церкви – взятой в качестве способа описания, приведения в порядок своего духовного опыта. Что это значит? Это значит, что эта (переведенная на привычные нам философские языки, переосмысленная) метафизика может превратиться в способ взаимопонимания (верующего и неверующего).

Что такое, условно говоря, "православный образ мысли"? – это, в частности, и аскетизм, и нестяжательство, и любовь к ближнему, и РАВЕНСТВО перед Богом (ср. коммунистический принцип), – всё, в чем мы теперь остро нуждаемся. Почему такой образ мысли возможен? Что за этим – "одни суеверия", или что-то ещё?

Обратите внимание, я вовсе не веду здесь речь об общности нравственных ценностей у "верующего" и "неверующего". Сами по себе "ценности" – ничто, – важно то, что служит для них опорой в человеческой душе, – то есть духовный опыт (а церковная догматика – отражение этого опыта). Один называет этот опыт общением с Богом, второй – использует другие слова... Нас разделяют слова! Мы общаемся на разных языках – и задача состоит в переводе!

Ведь даже для верующего первым, что направляет его к Богу, является отнюдь не "исторический факт" воскресения Христа – а именно личный, духовный опыт, что-то "глубоко пережитое". Без этого опыта факт воскресения не значил бы для него ровным счетом ничего. Иными словами, что различает верующего и неверующего – это в первую очередь способы интерпретации своего духовного опыта, – но сам-то опыт не исключено, что одинаков!

Считается, что верующий и неверующий никогда не поймут друг друга в главном... Я говорю, наоборот, они способны друг друга понять скорее всего именно в главном, – поскольку главное заключено в общности опыта.

Итак, нам надо учиться искусству перевода... Без освоения духовной традиции православия с места не сдвинемся. – А попробуем сдвинуться – так снова будем отброшены к этой самой точке. – Будем "оставлены на второй год" – как ученики, плохо выучившие уроки.

Несколько ссылок для начала, – для тех, кто заинтересовался темой:
Псевдо-Дионисий Ареопагит (1, 2, 3),
В.Лосский – развернутые комментарии к этим текстам (1, 2)

список
обновления