Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

26.02.2011

последняя правка 17.08.2011

Железная поступь демократии

Снова обращаюсь к идее Ю.Мухина о "Суде народа" и АВН. Владимир Секерин отправил мне свою статью, опубликованную прежде в газетах "Соратник" [N2 (110) 2005г] и "Дуэль" [N10 (410) 2005г], в которой предложил некоторые поправки к предложенному Ю.Мухиным закону, плюс размышления, каким образом можно было принудить власти этот закон принять. Поэтому у меня двоякая задача: высказаться по поводу идеи Ю.Мухина, и по поводу поправок... Что-ж, попробую.

Прежде всего, Владимир, я должен извиниться за большую задержку с ответом, – неотложные дела. Вопрос серьезный – на такой наспех и вкратце не ответишь.

Я не буду здесь приводить полностью текст статьи, желающие могут ознакомиться с ней по этому адресу. Если я пропустил какой-то важный, на ваш взгляд, пункт, пожалуйста, напишите мне об этом.

Суть идеи Ю.Мухина такова. Это проведение голосования ("Суда народа") по оценке деятельности Президента и членов Федерального Собрания РФ – по истечении срока их полномочий. Иными словами, предлагается усовершенствование демократической процедуры, казалось бы совершенно естественное: почему бы не судить о избранных лицах не только по обещаниям – но по результатам деятельности? – поощрять или наказывать их соответственно этим результатам. Это бы заставило их здорово задуматься, прежде чем давать несбыточные обещания, – увеличило бы их ответственность, старательность, – и усилило обратную связь с народом, – которой на самом деле не достает. В проекте В.Секерина отбрасывается используемое Ю.Мухиным неоднозначное слово "суд": «Предлагаемые преобразования совсем не суд, а новая форма управления государством».

Прежде всего, поскольку мы отказались от названия "Суд народа" надо подыскать ему замену – для ведения разговора придется каким-то словом обозвать его предмет. За неимением лучшего слова, назову предлагаемую процедуру 2-х голосований (первоначальных выборов + последующей оценки деятельности выборных лиц) "народовластием" (по имени предлагаемого В.Секериным Закона, "О народовластии"), – пожалуйста, не будьте придирчивы, это лишь условный термин, не претендующий на выход за рамки этой статьи, см. примечание ниже.

Теперь что касается способа принятия Закона. Ю.Мухин предлагает собрать "армию" сторонников Закона (причем армию надо понимать у него почти буквально – как людей, готовых защищать исполнение Закона с оружием в руках), – и при ее посредничестве собрать необходимое количество голосов для проведения референдума (по поводу принятия Закона). А поскольку данный процесс идет ни шатко – ни валко, то В.Секерин предлагает поступить иначе: найти таких политиков, которые не побоятся включить обязательство о принятии Закона в свою предвыборную программу, а именно: «Предлагается всем партиям и движениям, которые считают себя патриотическими и готовы служить народу, на предстоящие выборы выставить единый список 450 кандидатов от, условно, Партии Власти Народа. Какая партия предоставит свое имя составленному списку, определить в порядке переговоров. Публичное принятие Обязательства [о проведении референдума по внесению статьи в Конституцию РФ и принятию закона] – условие вхождения в список. При таком подходе победа на выборах будет обеспечена... Кандидат в президенты России выдвигается списком 450-ти.»

И еще один пункт, который я нашел в проекте закона, присланном мне Владимиром Секериным, – отсутствующий у Ю.Мухина, – это обязательность для граждан участия в "народовластии": «Формирование государственного управления дело такое же ответственное, как и защита Родины. Участие граждан в выборах не может быть добровольным... Участие в референдуме и выборах является обязанностью гражданина Российской Федерации».

Теперь к тому, что я по этому поводу думаю. Начнем с конца.

Первое, я не представляю себе, каким образом можно было бы практически реализовать обязательность участия в голосовании. Миллиционеров/полицейских для этого явно не хватит. Сама по себе такая попытка может стать поводом для серьезного недовольства и волнений – так что соответствующий немилостивый вердикт руководителю после этого будет обеспечен.

О подобной обязательности имело бы смысл говорить лишь в солидарном обществе-семье типа Советского Союза, где не пойти на выборы, как и не выполнить воинский долг, было "стыдно" – перед друзьями и соседями, перед страной... Но мы теперь в другом обществе, где каждый сам по себе, – и уже не стыдно... А чтобы вновь стать солидарным обществом, где властвует не столько формальный закон – сколько совесть, – для этого одной лишь идеи "народовластия" явно недостаточно.

Еще один аспект. "Народовластие" – обязательно ли в нем участие или нет – по смыслу должно выражать мнение всего народа. Однако, множество людей не захочет участвовать в процедуре "оценки" ("посадить или наградить") лишь по той лишь причине, что не захочет "брать грех на душу". И я бы не решился их за это осуждать, это дело совести. Если ты выносишь приговор, не располагая для этого достаточными сведениями, и будучи не в состоянии взвесить все за и против, это будет мучать тебя всю оставшуюся жизнь, и это правильно. Участие в подобном судилище многие сочтут делом недостойным. А для христиан это вообще несовместимо с верой ("Не судите, да не судимы будете").

Как бы мы это не называли, все-таки, имея в виду реальные юридические последствия, это суд... Если бы он стал возможен, он, несомненно, "скрепил" бы общество – но как?! Повязав "круговой порукой". Это то, о чем мы мечтаем?

Второе, относительно единого списка кандидатов от "партий и движений, которые считают себя патриотическими"... А какая партия у нас не называет себя патриотической? Да хоть "Единая Россия" – разве само название ее не является предельно патриотическим? Итак, надо уточнить, речь об оппозиционных партиях... Но попробуйте-ка их объединить "в патриотическом порыве"! Это возможно (лишь теоретически!) в каких-то чрезвычайных обстоятельствах – когда, боюсь, времени на такое объединение уже не будет... С момента публикации вашей статьи прошло больше пяти лет, срок немалый. Заметно ли за этот срок хоть какое-то движение в направлении объединения?

Теперь к сути Закона – если бы его удалось все-таки принять.

1. От чего он не защищает – это от популизма. Срок власти депутатов и президента ограничен: четыре-пять, да хоть десять лет! Следовательно, о чем они будут думать? – Чтобы обеспечить своим "судьям" (избирателям) сытую и довольную жизнь именно на этот срок – но не более! Это исключает долговременное планирование и заботу о будущем страны – скажем, развитие наукоемких технологий, – требующих дополнительных (и весьма значительных) затрат, которые при "заботливой власти" будут потрачены на закупку китайских шмоток.

Чтобы устроить хорошую жизнь на короткий срок правления, рецепт прост: продавай все, что можно еще в стране продать – сырье, заводы, аэропорты... – Это как раз то, что делает нынешняя власть, – и то же самое будет делать власть "подконтрольная народу"! Конечно, какие-то маргинальные группы ученых и общественных деятелей будут недовольны, но кто их услышит...

Итак, власть руководствуется принципом "после нас хоть потоп" – и получает из рук благодарного народа звезды героев! После этого приходит дальновидный руководитель, который заставляет народ ограничить потребление и много усердно работать – и получает от этого народа после всего длинный-предлинный тюремный срок, а то и того хуже...

На сайте АВН имеется ответ на это возражение: «Ухудшение жизни народа – это преступление, не имеющее срока давности, за которое, по вновь открывшимся обстоятельствам возможно наказание и через 20 лет». Но дело не во вновь открывшихся обстоятельствах... Ныне обстоятельства все открыты – и доступны к обозрению. Тот, кто желает понимать, за счет чего страна еще держится на плаву, тот понимает, – но только в процентном отношении таких немного. А что будет через 20 лет? Через 20 лет будут свои герои – и свои козлы отпущения. "Время лечит". Так, нынешняя власть вовсю силится сделать из Ельцина героя – открываются памятники, устраиваются рок-концерты "Ельцин навсегда"... И нельзя сказать, что эти усилия так уж впустую...

Человеку свойственно думать о будущем, а не о прошлом – хоть в обыденной жизни, хоть во время политических выборов. А если уж и о будущем мы не слишком-то задумываемся...

Ну представьте даже, что через 20-30 лет вскрылись какие-то новые обстоятельства. Что с того? Устраивать по этому поводу новый "Суд"? Предприятие очень недешевое. И возможно лишь в случае большого общественного резонанса. Даже, скажем, "дело Горбачева" способно ли сейчас вызвать такой резонанс? А ведь предьявить ему было бы что...

Итак, самое большее, что, возможно, будет, – это будет обычный "юридический" суд, с заседателями, обвинением и защитой. – Какие зачастую и бывают в случае, когда вскрывается что-то уж действительно из ряда вон... Но и это "из ряда вон" может оказаться (и как правило оказывается) либо газетной уткой, либо полной мистификацией (вспомните хотя бы суд над Чаушеску или Милошевичем).

Известно, что из прошлого память сохраняет обычно лишь лучшее... Мстительность по отношению к прошлому – не является нормальной человеческой чертой. Но она легко возникает в результате экзальтации, внушения, – и обычно управляема извне.

Что еще к этому добавить? Стоит ли говорить о том, что после 20-30 лет "сладкой жизни" вершить суд может оказаться и некому, и незачем – хватит насущных забот: того, кто останется, будет беспокоить лишь физическое выживание – и лишь завтрашний (даже не послезавтрашний) день. Характерен недавний пример финансового крушения Ирландии. До виновных ли им теперь?

2. Контроль над СМИ плюс грамотные политтехнологи – и самую ужасную ситуацию можно представить конфеткой, а самую тупую политику – верхом мудрости. – Найти заслуги где их нет, или "объективные уважительные причины"...

Мы все хорошо помним, как голосовали за Ельцина "сердцем" – когда вроде бы все всем уже было предельно ясно – и пора было бы свершиться Суду Народа хотя бы в форме непереизбрания!

Или наоборот: если контроль над СМИ в чужих руках (или под иностранным контролем), то несложно обгадить любые самые хорошие и патриотичные начинания. "Простой человек", которому вы предлагаете вершить свой суд, не привык задумываться. По большей части у него даже и времени на это нет – семья, работа, заботы о хлебе насущном... Некогда рыться в Инете в поисках истины. Боюсь, Суд по большей части будет весьма неправедным – а значит как инструмент контроля власти неэффективным.

У АВН есть ответ и на это возражение: «А когда в предвыборной компании идущие во власть "предлагают себя", то на какое население, на какого избирателя они рассчитывают. Как избираться, так уровень политической культуры устраивает, а как отвечать...» Но это является доводом лишь если принять демократический принцип в качестве незыблемого и сомнению не подлежащего. Логика такая: если уж мы принимаем демократию, то надо следовать ей до конца... Однако доказательством это само по себе не является: ведь, возможно, плох именно демократический принцип – раз он закономерно приводит нас к столь сомнительным и рисковым мысленным конструкциям...

3. Нельзя исключить также влияния на результаты голосования зарубежных СМИ и "мирового общественного мнения", – а насколько они управляемы, показал недавний конфликт с Грузией. Не забывайте, что легитимность всех в мире "демократических режимов" определяется в конечном счете не результатами выборов или референдумов (которые всегда можно оспорить, собрав толпы на площадях), а отношением к результатам оных общеизвестного "центра демократии во всем мире".

4. Давление "мирового общественного мнения" может быть легко саккомпанировано с международными же санкциями или с прямым иностранным вмешательством, – а это может привести к трудным и непопулярным решениям любого, самого лучшего руководителя – для сохранения будущего страны. В этих условиях Суд Народа грозит стать судом Линча.

5. Как вы правильно в своей статье отметили, слово суд по идее подразумевает определенную процедуру дознания, судей, внимательный и непредвзятый анализ, учет всех фактов, и в частности, требует доступа ко слишком многим документам, в том числе (и может быть в первую очередь) секретным (ведь известно, то, что мы подразумеваем обычно под политикой – лишь видимая верхушка айсберга). – А это, сами понимаете, нереализуемо.

Так что дело не сводится к отказу от слова "суд" – суда здесь нет ни по форме, ни по сути (а только по последствиям): немаловажные для жизни как отдельных лиц, так и страны в целом решения принимаются на основе очень поверхностных и пристрастно интерпретированных сведений. Избиратель копаться в деталях не будет (даже если бы они все были доступны) – он будет лишь прислушиваться к мнению обозревателей, – которое, в общем, и субъективно и управляемо...

Остается уповать лишь на безмерное мужество правителя, болеющего за страну, – и на то, что возможная неправедность суда над ним его не остановит... Надежда хлипкая. Тем более, что правитель видится у вас не Личностью, а безличным "нанятым менеджером". По-видимому, он таковым и будет на деле: весьма осторожным, робким, медлительным – и очень неэффективным.

6. Теперь вспомним о руководителях рангами пониже – включая местные власти всех уровней. Ни президент, ни федеральное собрание не в состоянии проконтролировать их качественный состав. Можно, конечно, устраивать подобное голосование на любом уровне власти (также совместив его с выборами соответствующих органов власти). Однако, способен ли избиратель оценить степень ответственности (а значит и вины), которая лежит на местных органах власти – четко разделить их полномочия и полномочия федеральных властей? Вряд-ли. А без прочных нижних уровней вся конструкция власти становится очень шаткой.

7. Наконец, результаты голосования можно сфальсифицировать. На сайте АВН перечисляются способы предотвратить это. Но они предполагают какую-никакую активность избирателей, и желание не быть обманутым ни сторонниками власти, ни ее противниками... Однако, при том безразличии к прошлому, которое свойственно большинству из нас, надежда на общенародное внимание к голосованию, разгребающему дела прошлого, слабая. Думаю, все выльется, как обычно бывает, в выяснение отношений между названными заинтересованными сторонами. Фальсификации результатов могут быть списаны либо на "отдельные досадные шероховатости" – либо на глобальные подтасовки. А на что конкретно – это будет решаться "политическими обзревателями" и заокеанским центром демократии... – И в конечном счете очень незначительным количеством "политических хулиганов" – на площадях.

8. "Народовластие" можно даже "временно отменить" – сославшись на "чрезвычайные обстоятельства" – которые, имея рычаги власти, очень даже несложно устроить. Наконец, его можно отменить и окончательно, – приняв очередную поправку к конституции (как недавно было со сроком правления президента). Вы скажете, что такую отмену тоже можно обусловить проведением отдельного референдума – но тогда то, что было сказано выше, в равной мере приложимо и к нему... Конечно, это возражение весьма общее, и приложимо к любому юридическому акту. Но этим я как раз и хочу сказать, что основывать систему власти на одном лишь таком акте (Законе) неразумно, – Должно быть что-то весомее закона, выступающее его гарантом и хранителем... "Армия Воли Народа" в этом качестве не тянет...

Подытожим. Я обеими руками за идею ответственности власти, в этом я с вами согласен. В предложенном Законе много здравого – "по идее". Но рассматривать его в качестве руководства к действию я бы не стал.

Дополнение 07.03.2011:

В первоначальном варианте этой статьи вместа термина "народовластие" я использовал более привычный термин "референдум", но после поправок, полученных от В.Секерина, должен признать, что это не совсем правильно.

Владимир дважды поправил меня:

>  «Референдум – специально организованное мероприятие. Выборы – плановое текущее мероприятие. Про выборы можно сказать, что на них производится опрос (референдум), но годится только в разговорной речи.»

Согласен, слово референдум я использовал не вполне законно, – у В.Секерина оно применяется лишь по отношению к процедуре принятия Закона. А для самого голосования или оценки выборных лиц этот термин не используется.

>  «Слово "народовластие" в моем контексте обозначает новую форму государственного правления, которая состоит из двух этапов. Первый – выборы, (конкурсный наем на работу Народом высших должностных лиц в государстве), второй – по окончания срока их работы проведение оценки результатов их деятельности Народом с обязательным награждением или наказанием.»

Я внес соответствующие изменения в текст статьи выше.

В его письме содержится также ряд других возражений, на которые я постараюсь ответить в ближайшие дни.

список
обновления
Следите за обновлениями сайта: