Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

16.01.2011

последняя правка 15.01.2017

Метаидеологическое государство?

Мой приятель, "разумеется", крепко обиделся, прочитав что я думаю про "Систему" и его к ней отношение. Однако, и у меня осталось смутное ощущение того, что в чем-то он прав, а значит я в чем-то неправ... Вот только в чем... Вернуться "в тему" мне помогли недавние размышления о других монстрах, – идеологических, в частности сравнение идеологии и науки...

Дело в том, что подсознательное чутье угрозы во многих из нас сильнее, чем способность к сознательному её анализу. В этом "мудрость чувств", – порой они воспринимают тоньше и быстрее разума. Но здесь и опасность, – если анализ уж слишком сильно запаздывает. Раз возникло ощущение, быстро найдутся знающие люди, которые с готовностью подыщут нам подходящего виновника угрозы, – такого, например, как "Система", – мы с энтузиазмом за этот образ хватаемся, – и гармония мира вроде бы восстановлена, дефектный участок найден, можно заняться своими делами :-)

Ну а если источник угрозы иной, с другой совсем стороны... – А мы взяли, да все уже и поломали, все заградительные дамбы сами же и снесли...

Теперь я хочу добавить следующее: "монстр" все-таки был, – но не где-то "над" людьми, а "внутри" них. – Потому и "противостояние монстру" происходило там же. Этот монстр – не пресловутая "Система", а вполне обыкновенный идеологический фанатизм (или, правильнее сказать, идеологическая зависимость)...

Кто-то усмотрит других ещё чудовищ: жажду власти ("пауки в банке"), презрение к людским жизням, неудержимую злобу и т.п. Но отчего же "неудержимую"?! Куда стопоры-то делись, отчего послетали? Мир упростился до схемы (идеологической схемы), прозрачной, плоской, простой, – и пустой, презренной. – А человек – до винтика в ней... Не жалко. (Религии, не спорю, мало чем лучше идеологий. Вспомните об инквизиции и крестовых походах. Собственно, есть понятие – "религиозной идеологии"...)

Умножение числа чудовищ, на мой взгляд, уяснению дела вряд ли поможет.

...Так вот, фанатизм-то этот никуда не делся! – Разве что один монстр уступил место "противоположному", а тот оказался хуже, да во сто крат!

Если про коммунистического монстра можно было сказать хотя бы "Добрыми намерениями вымощена дорога в ад", то у его антагониста никаких добрых намерений нет и в помине!

Идеологический фанатизм отнюдь не свойственен лишь "вредной идеологии" коммунизма, – он свойственен любой идеологии, – именно потому, что она идеология. – Поскольку идеология стремится к всеобщности и не знает своих границ: место беспредельной жажды всеобщего счастья заняла теперь столь же беспредельная жажда наживы.

Вот что важно. Пока бесконечный Бог был неоспоримой для большинства реальностью, никакая другая бесконечность соперничать с ним всерьёз не могла. Не могла! Где-то, да отступала, появлялся зазор... Но, как сказал Ницше, "Бог умер", – и идеологии стали заполнять собой образовавшуюся пустоту, плести сетки, теперь уже плотно накидывая их на мир, – скрывая подлинность мира...

В советские годы, помните, как нам казалось: идеология – это у нас, а на Западе идеологий вовсе и нет, "Вот ведь живут люди, просто, – просто занимаются делом, любят друг друга, ростят детей!" (После того как понятие идеологии у нас реабилитировали – узаконив "коммунистическую идеологию", – марксов анализ и критика понятия идеологии как такового, происхождение понятия быстро забылись.) Собственно, главная задача в Перестройке так и ставилась – освобождение от идеологических шор. Однако же то, что представлялось нам "естественными" (внеидеологическими) принципами частной собственности и рынка, оказалось на поверку именно идеологией, и совсем не безобидной. Чудовищный монстр социального расизма вырос прямо на наших глазах, – именно по причине утраты позиций "компенсирующей" идеологией (общественной собственности и социального равенства).

Так что же делать?

Можно ли устранить фактор идеологии, – чем-то ее заменив, – так же как в свое время идеология заменила религиозную веру? Нет, на это я не надеюсь, – не в обозримом будущем. Пока жива наука, у людей будет неодолимый соблазн искать ответы на предельные вопросы бытия и смысла жизни (или, что то же самое, смысла смерти) именно средствами науки, – взывая к ней в той сфере, где она в общем-то беспомощна как дитя.

Я не назвал бы это стремление совсем уж деструктивным... Наука дает в распоряжение общества свой язык (научных понятий). – Переформулировки "вечных вопросов" на современном обществу языке не избежать. Проблема лишь в том, что идеология сама по себе (в отличие от науки) не способна удерживать себя в "разумных" границах, – она стремится применять этот язык и "понимание" повсюду. Это и есть фанатизм. Идеологию может ограничить лишь другая, конкурирующая идеология...

И значит, первейшей задача государства "переходного периода" (периода отмирания, ломки государств, по крайней мере – кризиса традиционных государств, – в который мы так или иначе вступаем) могло бы быть – рассуждая гипотетически – создание условий для свободной конкуренции идеологий (давить монополизм). Заметьте, речь идет:

  • не об обеспечении свободной конкуренции производителей и продавцов товаров на рынке (эту свою роль государство вполне осознало),
  • и даже не об обеспечении свободной борьбы партий в рамках буржуазной демократии, – которая является вовсе не конкуренцией идей или идеологий, но лишь соперничеством денежных мешков под прикрытием привлекательных "образов".

Речь идет именно о конкуренции идеологий – что является, кстати говоря, обязательным условием реализации многоукладности (взаимодополнительности укладов) – в экономике...

Вот что, думаю, на самом деле было бы справедливо назвать "открытым обществом".

Но это если бы само государство (чтобы выполнять функцию ограничителя идеологического монополизма) принципиально могло оставаться при этом как-бы вне, за пределами идеологий, быть несколько "выше" их. Это означает, конечно, не отказ "государственных людей" от убеждений, а сохранение "сдержанности", мудрости в убеждениях...

Однако, раз идеологии используются для того именно, чтобы завоевать и удержать власть, ожидать от государства такой беспристрастной мудрости было бы наивно. Подобные несбыточные проекты рождались в головах бесхитростных, далёких от власти философов... Вспомним "Государство" Платона: государство под правлением мудрецов...

Так ведь я и не говорил, что такое возможно. Я сказал лишь то, что сюда нас естественным увлекает логика. Так или иначе в этом направлении думать приходится, не отвертеться.

Ну а какой противоположный-то вариант, а? Не много, думаю, найдется людей, предпочитающих, чтобы ими правили не мудрецы – а напротив, одержимые, фанатики.

Согласен, вряд ли описанная "система" реализуема... Так ведь и демократия как таковая не реализуема, – это не мешает ей, однако, быть практически общепризнанным в мире принципом построения власти.

Подводим черту, сказано примерно следующее. Полезно осознать задачу: оградить государственную власть (по возможности) от прямого разрушительного влияния идеологий – вернее сказать, от идеологических фанатиков... Держать это целью. Как бы очевидно, да? Или готовы с этим поспорить? Или, напротив, полагаете, задача эта уже осознана?

Начнём с того, есть ли в наличии те, кто могли бы эту задачу осознать, "существуют" ли? Много ли тех, чей разум идеологиями не повреждён?

К тому же, вы догадываетесь, осознать задачу должны те, кто способны ею заняться.

Дополнение 17.01.2011:

>  «Тебе надо иногда посматривать в телевизор :-) Андрей, ведь это уже не открытие. Уже и в конституции России (статья 13) записано: "В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной..."»

Да, я понимаю... Но из такого жанра литературы я предпочитаю русские народные сказки, в них больше правды :-) Что толку от того, что "не может устанавливаться", если идеология рынка и неравенства властвует де-факто. И государство не имеет никакой возможности, да и желания эту власть ограничить. Уже само провозглашение государства демократическим (там же в конституции) находится в противоречии с провозглашенным здесь принципом, поскольку означает предпочтение вполне определённой идеологии, именно – "буржуазной демократии".

Ведь что такое демократия? Это власть тех, кто имеет рычаги влияния на общественное мнение. А у кого эти рычаги? То-то и оно... Вот и прикиньте, есть ли шансы у какой-то иной идеологии, кроме "идеологии больших денег"? Она-то и есть и государственная, и обязательная.

Не отдавать себе отчета, что твоя голова забита идеологическими клише – это одно. Быть свободными от них – это другое. "Не видеть идеологии" как раз и означает целиком, до мозга костей, быть в её власти.

Само стремление провозгласить государство неидеологическим я бы приветствовал – если бы это стремление было чуток осмысленным. Вот это самое я и ставил бы целью, – осмысленность.

список
обновления