Колчанов.ru
RussianEnglish
Блог Отсюда начнём   |   Главная статья   |   О блоге   |   Обо мне   |   О тебе, читатель   |   Советский народ   |   Список статей   |   Ссылки   |   Контакт   |   RSS  Лента RSS [Feedburner]

22.11.2010

последняя правка 14.08.2016

Воскресение.
"Мы не рабы, рабы не мы"

Вера в предопределение ("всё к тому шло") избавляет от ответственности, рождает покорность. Превращает – с поразительной лёгкостью – целый народ в понукаемое стадо.

Что же, давайте рассудим. Готовность принять предопределение, тебе предложенное, – что это, добровольный отказ от свободы. Так? От той самой – свободы выбора, свободы мысли, – которая, считаем, делает нас людьми....

Именно – от той "внутренней свободы", которая отличает тебя или меня от прочих вещей в мире. Буквально, тебе "влезли в душу": помыслить не можешь иное течение событий – иное, чем тебе предложено.

Кто ты, не раб? – Сам, и то мыслишь себя рабом!

Ладно, пусть по твоему, почему не допустить в событиях и впрямь некую предопределенность... Но почему не допускаешь тогда, что она может быть иной?

Впрочем, логика своя в "покорности времени" есть, – логика камня: раз падение началось, оно продолжится, и поделать с этим ничего нельзя. Просто зажмурь глаза, перестань глядеть вперёд.

Вера в предопределение выдает вероятный сценарий за единственный, фатальный.

Однако... Человек, однако, не камень... И кстати говоря, ведь даже для камня, согласно квантовой механике, падение вниз – лишь наиболее вероятный сценарий из возможных, – другие не запрещены, они лишь крайне редки.

Коммунизм наивно верил, что естественное движение человека, наоборот, как раз вверх, – стоит лишь освободить людей от внешних материальных заданностей и имущественных зависимостей, и человек "воспарит душой".

Коммунизм провозглашал освобождение от необходимости внешней (вплоть до отмены денег и государства) и подчинение необходимости внутренней, – а она постигается через самопознание. Поэтому он вёл, а вернее, звал людей к обретению именно внутренней свободы (вплоть до свободы от религиозной веры), – а какое же иначе, без нее, самопознание!?

Собственно, тем и отличаются свободные люди и рабы, разве нет? Первые способны властвовать над собой (хоть в какой-то мере), вторые – управляются кнутом, хлебом и зрелищами, – не существуют иначе как в "подключенном" (к источникам внешнего управления, например, таким как пресса и телевидение) состоянии.

Коммунизм стремился энергией мысли человека преобразовать, сделать свободнее, – самосознающим. – Коммунизм тащил человека (а вернее, "человеческую массу") за уши вверх, – и на том надорвался. Как выяснилось, рост материальных благ всё-таки не является гарантом освобождения. Наконец усвоили, внутреннее освобождение достигается всё-таки через внутреннее, через личное усилие, – которое к материальным благам отношение если и имеет, то весьма косвенное.

Что в результате? Коммунизм был распят – позволю себе такую аналогию, – и даже иуда ("меченый") нашёлся, тот, что до самого последнего момента клялся коммунизму в верности, – а мы, русские, "избранный народ", сыграли роль иудеев, кричавших: "Распни!" – Получаем теперь плевки в свою сторону вполне заслуженно. Мир русских уважает все менее – да и поделом... Коммунизм звал к подлинной человеческой свободе, – а распят был, соответственно, теми, кто эту свободу презирал, ненавидел.

Не коммунизм (как идея) оказался плох, признаем, – но мы сами оказались его недостойны. Если бы коммунизм (в лице его сторонников и последователей) был безгрешен, если бы жертв вообще не было, – его бы так и так осудили, – хотя бы за посягательство на "священный" институт частной собственности, – этого было бы достаточно.

Но выскажу такую гипотезу... Что-то мне думается, именно теперь, когда коммунизм унижен, уничтожен, распят, – теперь он подспудно начнёт свой путь к воскресению... Как и водится, воскреснет он в новом качестве, – так что не каждый его и узнает... Он станет основанием нового "тесного пути", – пути не для "всего человечества", а для тех немногих, кто способен на этом пути удержаться.

И вот что... Вряд ли коммунизм надо видеть соперником или врагом христианства... Коммунизм не мыслит себя религией. Он не несет истины, которая бы вступала в явный конфликт с истинами христианства, не ставит под сомнения основания христианства, – поскольку вообще не ставит о них вопроса. Он не пытается "переманить" у христианства паству, его паства – люди, которым не требуются свидетельства о чудесах.

И второй урок, коммунизму вряд ли следует особенно рассчитывать впредь на поддержку "массы"... У массы интерес свой, ограниченный, выше которого она не пойдёт (обернись, брось взгляд на историю).

Это не тавтология, но мудрость языка: масса – массивна, тяжела, – она послушна природному закону падения вниз, – иного, "личного" закона помыслить не может. Человек массы предпочитает жить "как все" (это не обвинение, я лишь раскрываю определение массы), иными словами, в рабстве, – как говорят, "неустойчив в вере" – во всякой, хоть в христианской, хоть в коммунистической. Довольствуется свободы "темным двойником". (В христианстве данный прискорбный факт находит естественное завершение в учении об Апокалипсисе.) Масса не нуждается в "осчастливливании" коммунизмом, не поймёт его, и не надо рассчитывать, что примет.

"Массивностью" тяготятся немногие. И материально-технический прогресс врагом "массивности" не является... Диван – плод прогресса. И автомобиль тоже, – собственно, диван на колёсах... "Отчуждение" – не такая уж всеобщая проблема, как это виделось Марксу. Гнёт отчуждения мало кто способен отчётливо ощутить. Просто напросто в жизни человека должно сперва нечто произойти, – вероятно, нечто непоправимое, – чтобы проблема эта встала перед ним во всю высоту...

Будем логичны, если под коммунизмом мы впрямь (вслед за Марксом) понимаем некое "духовное" преобразование мира – тогда, согласимся, вряд ли оно должно вести к избавлению ("освобождению") от духовности как таковой? Верно?

А раз так, надо ли рассчитывать, что масса коммунизму будет вполне рада, – что она на данный мазохизм согласится, и будет последовательно его поддерживать. Ну попробуй, задумайся...

Ведь духовная жизнь вообще мучительна, а эти муки – не романтичны... Не веришь – загляни в книжки, в классиков русской литературы: Николай Гоголь, Лев Толстой, Фёдор Достоевский, Антон Чехов, Юрий Олеша, Василий Шукшин...

И духовная жизнь – не то же самое, что "радости творчества", нечего обольщаться... Какова бы ни была наша "новая духовность" – лёгкой и приятной она точно не будет.

Охотников навешивать на себя вериги во все времена было немного.

Примечание. В рассуждения о "массе" не следует, разумеется, видеть какого-то "кастового" разделения людей – я никого не приговариваю. Здесь сказано лишь то, что один поступает так, а другой иначе. Полагаю, примерно то же, что в утверждении: "Много званых, а мало избранных" (здесь комментарий по этому поводу).

список
обновления
Следите за обновлениями сайта:
 Feedburner Рассылка
 ВКонтакте